Сергей Хамазюк: «Моя задача — донести до публики, что это спорт, а не беспредел»

Президент новой федерации боевых искусств об истории Drak’и, зрителях и перспективах
Из личного архива героя публикации | «Моя задача — донести до публики, что это спорт, а не беспредел»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Сергей Хамазюк, президент Приморской федерации боевых искусств DRAKA (c 2012 г.).
Родился в Петропавловске-Камчатском в 1985 г.
Окончил ДВГУ в 2007 г. (экономический факультет, специальность «налоги и налогообложение»).
В спорте с 11 лет. Начинал с вольной борьбы. Пятикратный чемпион Дальнего Востока и Сибири, мастер спорта с 2002 г. В 2006 г. стал чемпионом Евразии по боям без правил по версии «Драки».

В Приморском крае бои без правил традиционно ассоциируются с Pankration’ом. Но в настоящее время создается его конкурент — Приморская федерация боевых искусств «Драка» (DRAKA). Ее молодой руководитель Сергей Хамазюк побеседовал с корр. «К».  

— Владивостокская публика воспитана на Pankration’е. Хотя первые бои без правил в этом городе проходили когда-то еще в клубе Royal Park... Но мне бы не хотелось говорить о конкуренции. Долгое время Draka и Pankration сосуществовали вместе, развивались параллельно друг другу. Эти бои очень похожи по своей сути — оба без правил, оба относятся к смешанным единоборствам, оба проходят в залах при большом скоплении людей. Но все же «версии» эти разные — из-за ряда различий они могут быть они интересны разным людям.

Эффективно и эффектно

— Чем Draka отличается от Pankration’а?

— Правилами. Точнее, ограничениями — они все-таки есть. Например, в Pankration’е бои происходят в клетке, в Drak’e на ринге. Pankration — два-три раунда по пять минут, Drak’а — три раунда по три минуты. И вот основное: Pankration позволяет провести неограниченное время в партере (когда соперник «завален»), Draka же допускает только 30 секунд. То есть здесь больше динамики, движения и демонстрации своих умений.

Draka взяла лучшее от ряда единоборств. Ее разработкой занималась Ассоциация боевых искусств, в 1988-ом, при философском обществе Академии наук СССР. Там решили синтезировать элементы техники классического бокса, рукопашного и кулачного боев, дзюдо, каратэ, самбо и муай-тай — взяли только лучшее и эффективное. При этом основная ставка была сделана на выносливость. Как именно дерется боец — вопрос второстепенный, первостепенный — драться должен эффективно и эффектно. Поэтому каждый разрабатывает свою ударную технику.

Прародителем Drak’и считается Егор Ежов, эмигрант из России. Свое название (чисто из маркетинговых соображений) и бурное развитие дисциплина получила в США. Сегодня есть международная профессиональная федерация. А первый чемпионат прошел в Сан-Диего, в 92-ом. В России зарегистрирована Всероссийская федерация, ближайшая к нам — Дальневосточная в Хабаровске, сейчас я занимаюсь регистрацией Приморской. Бюрократические препоны поддаются с трудом, но в скором времени мы все-таки получим аккредитацию.

— Сергей, зачем люди вообще ходят на бои без правил?

— Большая часть публики приходит для того, чтобы понаблюдать за мастерством ведения боя, за ударной и борцовской техникой. Да, бои жестокие. Но вопрос в том, как на это смотреть — как на спорт или как на инстинкты нападения и защиты? Спортсмены всю агрессию выплескивают на ринге. Заканчивается бой — и они уже не соперники.

Публике нравится, когда события развиваются непредсказуемо и быстро — это яркие эмоции, накал страстей. Во Владивостоке первый бой пройдет 26 мая, в Цирке. Это единственное помещение, где можно провести бой такого формата, хотя, конечно, не идеал для нас. В дальнейшем звезд мировой величины мы планируем привезти уже в Фетисов-hall. Не исключено, что через год состоится и женский поединок.

— Бои без правил всегда сопряжены с повышенной травмоопасностью.

— Любой спорт травмоопасен — и хоккей, и регби. Но спортсмен, выходящий на ринг, понимает, что его будут бить и что ему придется защищаться. Кроме того, он попадает в спорт не случайно, не с улицы, а после долгих тренировок, где наработал ударную и борцовскую техники. Он готов к тому, что будет атаковать, готов к тому, что придется защищаться. Он заранее морально настроен.

Из борьбы в драку

— Как вы попали в Drak’y?

— Я пришел из борьбы — серьезно занимался еще со школы. Затем — университет, учеба по контракту, выступление за команду вуза. Но позже друзья из Дальневосточной федерации предложили попробовать себя здесь. Попробовал, понравилось. В борьбе ведь как было: выигрываешь Приморье, Дальний Восток — надо ехать на Россию, а это затратно, деньги либо не выделяют вообще, либо выделяют на переезд с 50-тью рублями суточных — для спортсмена это ненормальные условия. Все, что тебе дают, — это тренер, тренировки, зал. О специальном питании и соблюдении режима никто и не говорит, все продумывай сам. В Drak’е же организация боев, приема спортсменов оказалась на высшем уровне, плюс за бой я получил деньги. На тот момент это стало мощной мотивацией. В борьбу я уже не вернулся.

— Сейчас вы занимаетесь построением федерации, каковы дальнейшие планы?

— Моя задача — донести до публики, что это спорт, а не беспредел. Да, жесткий, но благородный спорт, между прочим, одобренный Владимиром Путиным. Здесь будет своя школа. Наши спортсмены высоко котируются за границей — там ценят мощную закалку, умение биться до последнего.

Я знаю по себе, как тяжело совмещать спорт, работу и учебу — такого быть в принципе не должно. Поэтому я хочу, чтобы для парня, который хочет и умеет драться, были созданы все условия — начиная с зала, заканчивая питанием. Он не должен отвлекаться на какие-то бытовые заботы, он должен тренироваться, показывать результат и зарабатывать своими же боями.

Наши связи позволяют вывести спортсменов в другие регионы, можем отправить кого-то, например, в команду, которую тренирует Федор Емельяненко. Вопрос в финансировании, ведь развитие потенциала требует затрат и вложений. Осталось найти людей, которые так же, как и я, понимают, что это не прихоть, а необходимость: спортсмен не вырастет, если изо дня в день будет тренироваться в одном и том же зале, с одними и теми же людьми, рано или поздно он достигнет планки, упрется в потолок.

— На ваш взгляд, какая мотивация действует на молодых сильнее всего?

— Раскрытие всех карт и перспектив. Разновидностей боев без правил достаточно. И в каждом, теоретически, можно стать чемпионом. Чем больше побед, титулов и регалий — тем выше рейтинг, тем больше гонорар — очень простая и прозрачная система расчетов. Она же и есть сильнейший стимул. Когда человек ясно видит перспективу, он на нее работает. Он честен перед собой, объективно оценивает свои способности и делает все для достижения цели. Заработать высокий рейтинг и получать хорошие деньги за выступления — реально, стать интересным для спонсоров — реально, стать привлекательным для зарубежных федераций — тоже реально. Но все зависит от самого спортсмена. Когда приходит это понимание, начинается настоящая работа.

— Восточные единоборства культивируют в спортсменах не только физическую силу, но и некую идеологию. В Drak’e этому нет места?

— Как таковой, идеологии нет. Но однозначно есть тренировка силы духа, выносливости, воли. Есть своеобразный «джентльменский кодекс», который диктует относиться к противнику уважительно. Я считаю недопустимым переносить свои умения на улицу, на неподготовленного соперника. Слышал, «благодаря ряду прецедентов» в правительстве готовится законопроект, приравнивающий кулаки к холодному оружию. Отношение к таким нововведениям высказать сейчас не могу, но с тем, что это определенная сила и потенциальная опасность, согласен. И пользоваться кулаками нужно с умом.

 

Юлия БАРАНОВИЧ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ