Галина Никонова: «Малый бизнес не может тянуть на себе те нагрузки, которые предлагает государство»

Главный налоговый консультант Дальнего Востока о сторонах баррикад, компетентности и менталитете
Анна Рыкова | «Малый бизнес не может тянуть на себе те нагрузки, которые предлагает государство»
Анна Рыкова
Анкета
Галина Никонова, президент НП «Дальневосточная палата налоговых консультантов».
Родилась в шахтерском городе Красный Партизан, Украина.
Окончила Ленинградский технологический институт холодильной промышленности по специальности «Технология продуктов детского питания».
В 1982 г. переехала в Приморский край.
С 2000 г. была директором АНО «Приморский консультационный центр предпринимательства», с 2004 г. — президент НП «Дальневосточная палата налоговых консультантов».

Биография у нее причудливая: дипломированный специалист-микробиолог, успевший поработать на стройках, в последние десять лет реализует себя в роли налогового консультанта. 

— Галина Евгеньевна, из молочного цеха в строительство, а потом и в налоговую сферу. Довольно странные переходы.

— Да это и для меня неожиданно. Я заканчивала институт в Ленинграде по специальности «Технология продуктов детского питания». Ввиду острой нехватки в Союзе детского питания конкурс на эту специальность был 14 человек на место! Но в год окончания института мужа по распределению отправили на Дальний Восток, и я поехала за ним. Сначала я заведовала молочной кухней в пос. Ольга, затем, переехав в Фокино, стала работать в строительной организации в плановом отделе инженером-сметчиком, т.к. работать по специальности возможности не было. Пришлось всерьез заняться экономикой.

В 1991 г. стали образовываться налоговые органы, а в 1993-м туда позвали и меня — сначала в Фокино, а потом и в краевую налоговую инспекцию. Здесь я действительно почувствовала себя на своем месте, т. к. я не «давила» на налогоплательщиков, а помогала им правильно платить налоги. Но верно мнение, что каждые семь лет необходимо менять сферу деятельности. Я, например, за это время «застоялась».

В 2000 г. администрация края предложила создать консультационный центр для предпринимателей за счет финансирования краевого бюджета. Затем финансирование прекратилось, организации пришлось встать на путь самоокупаемости. После получения мною аттестата консультанта по налогам и сборам в Москве вместе с Московской палатой налоговых консультантов мы стали обучать специалистов в Приморье. Встал вопрос об организации своей Дальневосточной палаты, и она была организована в 2004 г.

— Каково это — оказаться «по разные стороны баррикад»?

— Точно так же смехом мне говорят и мои коллеги с прошлого места работы. На самом деле никаких «разных сторон баррикад» не чувствуется. Предприниматели в Фокино, с которыми я работала, были образованными людьми, прекрасно ориентирующимися в налоговом законодательстве и выполняющими его требования. Мы ходили с проверками на рынок города, где предприниматели торговали на морозе, чтобы прокормить семью. Это достойно уважения. И я никогда не требовала с них больше того, что полагается по закону, и другим не позволяла.

После того как я возглавила палату, на самом деле ничего не изменилось. Ведь и консультанты, и инспекторы работают на основании одних и тех же законов. Работа консультанта состоит не в том, чтобы «портить нервы» налоговикам, а в том, чтобы помогать людям разбираться в налоговом законодательстве, способствовать абсолютно легальной оптимизации налоговых издержек.

В «пожарном» режиме

— Налоговое консультирование у нас чуть ли не ставится в один ряд с незаконной минимизацией налогов.

— Могу сравнить с США, куда я ездила по программе «Экономическое развитие». Упомянув на одной из конференций в Шарлотте свою должность «налоговый консультант», я попала на страницы газет. У них таких специалистов нет вообще. В Штатах есть юристы, которые помогают составлять отчетность предприятиям, заполнять налоговые декларации как физическим, так и юридическим лицам.

Русский менталитет подталкивает людей хвататься за все, не обращая внимания на последствия. К сожалению, у нас пытаются консультировать даже те, у кого нет ни арбитражной, ни налоговой практики. Попадая к таким «специалистам», люди разочаровываются в результатах и в целом в налоговом консультировании. Кроме того, если крупные компании всегда обращали свои взоры к консультациям — аудиторским, налоговым, то малый бизнес обращается только в самый последний момент. В совокупности это и формирует отношение к налоговому консультированию.

Становление налогового консалтинга происходило в конце 90-х годов. И за этот немалый отрезок тенденция к становлению культуры данной сферы все-таки прослеживается. Если в «нулевых» мы работали в «пожарном» режиме, чтобы хоть как-то помочь уже при составленном акте проверки, то сейчас все больше клиентов приходит, чтобы предупредить такие ситуации.

— Объективно оценить «качество» предоставленной консультантом услуги для некоторых заказчиков бывает непросто. Если проект состоялся, то клиент считает это своей заслугой. А если что-то не заладилось, тут уж консультант виноват: «наконсультировал», понимаешь ли.

— Просто надо четко ставить вопросы и разделять меру ответственности с тем, с кем работаешь. Своих консультантов мы учим тому, что они должны предоставить клиенту полную нормативную базу по тому вопросу, с которым он пришел, открыть федеральные законы, показать конкретно то место, которое касается его. Решение всегда остается за налогоплательщиком. Ведь мы не имеем права решать за руководителя предприятия, как ему поступать.

«Это просто некультурно»

— Вы уже говорили, что малый бизнес редко обращается к налоговым консультантам за помощью, в отличие от крупных предприятий. С чем, на ваш взгляд, это связано?

— Малый бизнес у нас достаточно пассивный: его представители не хотят вникать в налоговое законодательство, не отслеживают изменения, которые в нем происходят. А ведь это одна из составляющих их деятельности, причем немаловажная.

Могу привести пример из настоящего. Госдума РФ в первом чтении рассмотрела законопроект о поступенчатой отмене ЕНВД и замене его патентной системой. К концу 2012 г. закон в любом случае будет принят, а в 2013-м вступит в силу. Это означает, что те предприниматели, которые не напишут заявление на выбранную форму налогообложения, с вступлением закона в силу автоматически перейдут на общую систему. А возможность остаться «при своих» есть — нужно просто написать заявление. Но получится как всегда: в январе половина, если не больше, предпринимателей будет судорожно принимать какие-то решения, хотя это необходимо делать уже сейчас.

— То есть проблемы малого бизнеса исходят от самих предпринимателей?

— Так категорично я бы не утверждала. Малый бизнес просто не может «тянуть» на себе те нагрузки, которые предлагает государство. Пример — недавнее увеличение тарифов страховых пенсионных взносов. Менталитет русского человека таков, что при увеличении налоговой нагрузки он сократит штат работников, фонд заработной платы, начнет выдавать зарплаты в конвертах, лишь бы оставаться рентабельным. А заложить все эти тарифы в стоимость своей услуги он не может, т.к. это ведет к неконкурентоспособности. Вреда от небольших торговых бутиков, салонов красоты, кафе нет. А давление на них вызывает очень негативные социальные и экономические последствия. Поэтому необходимо защищать малый бизнес, организовывать бесплатные консультации, проводить политику повышения налоговой грамотности. От этого экономика страны только выиграет.

— Как вы относитесь к налогу на роскошь?

— Я думаю, что налог на роскошь не примут — будут просто вводиться прогрессивные ставки в тех налогах, которые имеются. А понятие «роскошь» довольно растяжимое. У всех людей присутствует желание хорошо жить. Это соответственно. Другое дело — намеренно демонстрировать свои возможности, унижать человека с более низким доходом тем, что он «не дотягивается». Это просто некультурно. Нельзя своими богатствами угнетать других, ведь намного приятнее жить среди счастливых людей.

 

Анна РЫКОВА

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ