Валерий Марзоев: «Рабочий день с восьми утра и до бесконечности»

Руководитель ВДЦ «Океан» об обещаниях властей, привлекательной земле и вожатых
Из личного архива героя публикации | «Рабочий день с восьми утра и до бесконечности»
Из личного архива героя публикации

Его имя часто упоминается вместе с первыми лицами государства, а многие организаторы публичных мероприятий желают видеть в «гостях». Однако во Владивосток Валерий Марзоев, генеральный директор Всероссийского детского центра «Океан», приезжает только раз в квартал. «Я не публичный человек», — любит повторять он. Для «К» Марзоев все же сделал исключение.

— Время чаще всего невозможно выкроить для общения с прессой, — говорит Марзоев. — У нас, сотрудников «Океана», рабочий день ведь длится с восьми утра и до бесконечности, поскольку сотни детей под нашей опекой находятся круглые сутки.

Сильные мира сего

— Валерий Тимофеевич, почему к вам в «Океан» решил заехать премьер Медведев во время своего последнего визита?

— Я сам его пригласил. Это было 1 июня в одном из подмосковных детских санаториев. Там по поводу готовности к каникулярному сезону состоялось всероссийское совещание, в котором принимали участие председатель Правительства РФ, министр образования и науки, губернаторы курортных краев и мы — директора крупнейших оздоровительных детских центров. Во время обсуждения вопросов, требующих решения, и был приглашен Дмитрий Медведев в «Океан».

Премьер не заставил себя долго ждать, в программе его визита на Дальний Восток нашлось время и для «Океана». Ему особенно понравилось в корпусах дружины «Парус», где все оформлено в стилистике парусного судна. Однако ведь «Парус» в деревянном варианте сгорел в 1993 г. По сей день его восстанавливаем, но уже в капитальном и более масштабном виде. Обещал помочь.

— Выполняются ли обещания, которые дают «Океану» власть имущие?

— Несмотря на многие трудности, жаловаться не стану. Помню визит Путина в 2009 г. Под Новый год, вечер, когда был шквальный ветер и минус 30 на улице, я встретил его, показал наш Центр и рассказал, как тяжело идет воплощение проекта по строительству новых очередей корпусов. Сметная стоимость одного корпуса, к примеру, составляет 140 млн руб., а в год нам выделялось из федерального бюджета всего по 5-10 млн руб. Вот 11 лет и строили второй корпус того же «Паруса».

Путин все выслушал и спросил: «А знаете ли вы, что я привез вам 150 млн руб.?» Что я мог ответить ему? Не знаю? Вдруг что-то не то скажу… Я произнес, что не слышал об этом.

Путин заверил меня тогда, что эти деньги — наши, но я должен тут же ему дать весь расклад: что на эту сумму будет сделано в «Океане» и в какие сроки. Я подвел его к карте нашей территории, все разъяснил и дал ему устные гарантии, что в срок сдадим второй корпус «Паруса». Мы действительно получили 150 млн, а за последние два года — еще 150 млн. Вот в ближайшие месяцы мы сдаем в эксплуатацию уже пятый корпус дружины «Парус».

— А местные власти интересуются жизнью во всероссийском центре?

— Самая яркая история произошла с участием губернатора Наздратенко. Годы были суровые, 90-е. Евгений Иванович, проезжая однажды мимо нашего детского центра, вдруг решил заглянуть в него. Что он увидел? В актовом зале сидят дети со всей России в шубах, чтобы не замерзнуть, мазута для отопления в экономном режиме осталось всего на 24 часа, питание в столовой скромное, а денег у нас нет совсем!

Его возмущению не было предела. Буквально на следующий день он провел экстренное совещание, куда был приглашен и я. Для меня тогда это был первый визит в краевую администрацию и первое общение со столь высокими чинами Приморья. Совещание у Наздратенко длилось каких-то 10 минут, но все чиновники, кто был виноват, получили выговоры. А вопросы с мазутом и продуктами были тут же решены.

С тех пор суровый образ жизни «океанцев» стал меняться на нормальный. Несмотря на скудное финансирование, мы тем не менее не знали отказа в поставках топлива в долг, а также продуктов, ремонтных материалов — все решалось по договоренности, благодаря авторитету и гарантиям губернатора. Впрочем, со всеми долгами мы затем расплатились.

Вообще надо отдать должное всем приморским губернаторам, бывшим и нынешнему, которые не отказывали и не отказывают в помощи «Океану».

На «сладкой» земле

— Более 70% пионерских лагерей Приморья в 90-е годы стали коммерческой территорией либо попросту были разворованы и затем превратились в руины. Ваш центр спас статус всероссийского?

— Скорее, нас спасло волевое решение прежнего директора «Океана» А. А. Исаченко. Прекрасно помню, как бойко стали сыпаться тогда предложения сделать из нашего детского центра что-нибудь «для взрослых». Территория бывшего пионерлагеря с пляжной зоной, конечно, выглядела лакомым куском. Местными коммерсантами даже был разработан договор. Его поднесли на подпись директору прямо на пляже «Океана», но он тут же разорвал бумагу. К счастью, на этом серьезные поползновения закончились.

— Однако сейчас идут разговоры о том, чтобы приспособить в коммерческих целях землю в районе бухты Три поросенка.

— Да, эти 50 гектаров — «сладкая» земля, многие периодически выходят на нас с разными предложениями об аренде. Но я принял под ответственность 265 га «океанской» земли, столько же и должен передать преемникам, включая и упомянутые 50 га. Но если кто-то очень хочет прийти на эту территорию с коммерческими целями, пусть все вопросы решает в Министерстве образования и науки РФ.

Дети и... дети

— Где и по каким критериям вы набираете в штат вожатых?

— Со всей России рассматриваем резюме. Главное, чтобы будущие вожатые любили эту работу! Лично мне кажутся более приспособленными к жизни и подобной практике молодые люди из сельской местности. В гендерном отношении стараемся держать баланс: 50% юношей, 50% девушек. Коллектив вожатых не может быть только женским. Мужской авторитет очень важен для детей. Впрочем, вожатые и сами очень молоды, их возраст — до 25 лет. Некоторые приходят сюда работать в 18 лет — почти еще дети. Ответственность за них мы несем не меньшую, чем за отдыхающих школьников.

— Чем вы заинтересовываете молодежь, чтобы она шла работать сюда?

— Мы разработали взаимовыгодную систему отношений: предоставляем заочное, но бесплатное высшее образование нашим вожатым по договоренности со ВГУЭС. Вожатые же заключают контракт с «Океаном» на пять лет. За это время человек и поработает плодотворно, и выучится. Зарплата у вожатых по году составляет 20-22 тыс. руб., но при этом бесплатное трехразовое питание, униформа и прочее. У многих получается при таком режиме даже что-то подкопить или финансово помогать родителям.

— Как вы сами променяли теплый кавказский климат на здешний?

— Зимой 1988 г. мне позвонил начальник из ЦК комсомола и задал странный вопрос: «Ты арбузы давно ел, хочешь?» Какие арбузы среди зимы? Оказалось — вьетнамские. Но во Владивостоке. И дал мне сутки на раздумье. Так меня направили работать в новый всесоюзный пионерский лагерь «Океан» экономистом.

Вот уже четверть века живу с семьей и работаю среди сопок в замкнутом пространстве «Океана», выезжаем отсюда раз в год в отпуск или раз в квартал по делам во Владивосток. Не каждый выдержал бы такой режим существования. Но когда видим положительные результаты своих усилий в работе для детей — это вдохновляет.

 

Ольга ШИПИЛОВА
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ