Юрий Вициенко: «Кто-то за забором ищет виноватых»

Депутат гордумы о «Хаяттах», партийный вопросах и генплане Владивостока
Из личного архива героя публикации | «Кто-то за забором ищет виноватых»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Юрий Вициенко, депутат Думы Владивостока, помощник генерального директора по связям и контролю за строительно-монтажными организациями СК «Приморье — Дальний Восток».
Родился во Владивостоке.
Окончил Дальневосточный политехнический институт им. Куйбышева.
В 1974-1978 гг. инженер-технолог в Дальневосточном морском пароходстве, 1978-1981 гг. главный инженер Владивостокского специализированного управления треста «Дальавтострой». 1981-1992 гг. — начальник Владивостокского специализированного управления треста «Дальтеплоизоляция». 1993-2008 гг. — генеральный директор ЗАО СК «Защита-Паллада», работал также заместителем генерального директора ОСАО «Защита-Находка».

Строительство отеля Hyatt на Корабельной набережной Владивостока изначально вызывало неоднозначную реакцию. Тем не менее, объект, который полезен деловому Приморью, пожалуй, больше, чем мост на Русский, скоро будет завершен. 

Сейчас в процессе задействованы более 30 компаний, пытающихся приобщиться к международному сервису, уложиться в срок. Успеют ли? Юрий Вициенко, курирующий одну из самых важных строек приморской столицы последних лет по линии генподрядчика, раскрыл некоторые карты.

— Юрий Алексеевич, очевидно, что построить к сроку, к саммиту АТЭС, две гостиницы Hyatt не успеть.

— Не буду говорить про Hyatt на мысе Бурный, а вот что касается моего объекта, то по проектным документам срок ввода его в эксплуатацию назначен только через восемь месяцев. Сейчас идут работы по благоустройству территории, они находятся в завершающей стадии. Фактически осталось 25%, и я уверен, что к саммиту АТЭС набережная на территории комплекса будет открыта. Непосредственно по гостинице есть вопросы... Дело в том, что материалы и оборудование для объекта производятся в основном за рубежом и очень часто поставляют их нам намного позже планируемых сроков. К сожалению, транспортная система в России далека от идеала, и нам приходиться мириться с данными издержками.

— Компания Hyatt вносит какие-то коррективы? Ведь оператор такого уровня знает лучше, как должен выглядеть настоящий пятизвездочный отель.

— Опыта реализации подобных проектов в крае ни у кого и никогда еще не было, вы правы. И потому, когда компания Hyatt вошла в проект, пришлось переделывать очень многое. Это одна из причин, почему строительство гостиницы идет более медленными темпами, чем планировалось ранее. Однако тот опыт, те знания, которые получат приморские специалисты при возведении объекта подобного ранга, неоценимы. В конце концов, эти же рабочие потом будут работать на других объектах, а значит, передавать усвоенный урок своим коллегам. Для Владивостока это имеет огромное значение. Ведь если мы хотим построить международный центр в АТР, то и строители должны иметь соответствующую квалификацию.

— На стоимости строительства объекта внесенные Hyatt’ом изменения как-то сказались?

— Мы сработали в рамках утвержденной сметы. Ведь финансирование гостиничного комплекса идет за счет федерального бюджета. А бюджетные средства выделяются и расходуются в жестких рамках. Как депутат, я это знаю. Хотя денежных средств порой не хватает. Например, на повышение заработной платы. Иногда получается, что работники уходят в коммерческую фирму, где платят в разы больше. Мы же не можем себе позволить таких сумм. Но, опять-таки, приходится мириться и выходить из ситуации в условиях существующего законодательства.

— Счетная палата РФ недавно опубликовала очередной свой бюллетень, в котором отразила существенные нарушения расходования госсредств.

— Это для меня было сюрпризом. Находясь на территории строительства гостиницы, понимаешь, что у нас-то идет созидательная деятельность, а кто-то за забором ищет виноватых.

— Вы являетесь членом КПРФ, а Марина Ломакина, генеральный директор ОАО «Наш дом — Приморье» (заказчик строительства гостиниц) и тоже депутат Думы Владивостока — представитель «Единой России». В Думе то и дело между двумя партиями происходят трения. Как же вы, оппозиционер, согласились работать на «единоросса»?

— Строительство гостиницы — это производство. Здесь другая жизнь и цель одна — построить объект мирового уровня. Поэтому в данном случае все партийные «распри» были отброшены подальше.

— Как вы в целом оцениваете деятельность Думы нынешнего созыва?

— В принципе, положительно. Есть чем гордиться. Например, пять лет назад Устав города практически по всем пунктам противоречил федеральному законодательству, а бюджет вообще верстался непонятно как. Депутаты текущего созыва изменили положение дел. Однако КПД Думы мог быть и выше. К примеру, в 2008 г. Дума сама себя лишила возможности контролировать назначение руководителей МУПов. К чему это привело? Чиновники говорят: «Посмотрите, что нам дал саммит». Люди в ответ кричат: «А что нам дал город?» Да ничего, кроме брусчатой и бордюрной эйфории на центральном пятачке Владивостока. Дворы же находятся в плачевном состоянии.

С бизнес-климатом во Владивостоке вообще все плохо, предприниматели уже не в состоянии работать здесь. Только за прошлый год во Владивостоке 240 предприятий ушли с рынка. О чем это говорит?

Надо во всем искать здравый смысл. Опираться на мнение общества. А пока я наблюдаю распущенность чиновников — это самоуправство, а не самоуправление. Чиновники должны понять, что они обязаны помогать бизнесу, создать все условия, чтобы предприниматели производили добавочную стоимость, создавали дополнительные услуги. Блага, нас окружающие, не с неба падают, все это результат чьего-то труда. Только чиновники ничего не производят и не создают, и мало того, что не помогают, они в паразитов превращаются. Присасываются и пожирают.

— А на что депутаты Думы Владивостока нужны?

— Правит бал администрация города, законодательная же власть находится на обочине. На мой взгляд, Дума следующего созыва должна жестче отстаивать свою позицию и более четко контролировать деятельность мэрии.

— Не кажется ли вам, что, несмотря на все стройки саммита АТЭС, строительная отрасль по-прежнему находится в мертвой петле? О жилищном направлении вообще не приходится говорить.

— Я бы не сказал, что отрасль мертвая. Ведь строятся микрорайоны Снеговая падь и в бухте Патрокл. Другое дело, что в нынешних условиях потянуть такое масштабное строительство никто, кроме государства, не сможет. Но хорошо известно, какие изменения нужны. Первое — мудрые законы. Второе — проекты планировки кварталов. Пока же дом втыкается в существующих застройках на имеющиеся инженерные сети. Это создает дополнительную нагрузку на социальные объекты: детские сады, школы, поликлиники. Собственно, при отсутствии общего градостроительного плана и, в некоторой степени, воли у исполнительной и законодательной власти Владивосток и превращен в хаотичную застройку.

— То есть, по-вашему, нынешний Генплан — не мудрый?

— Я был единственным, кто голосовал против этого документа. Был Генплан 1989 г., разработанный умнейшими людьми. Согласно ему, приморская столица должна была развиваться в северную сторону. И все промышленные объекты выносились за город, а центральная часть Владивостока становилась зоной отдыха. А что принято? Развитие на юг. Разрушаются последние «легкие» города — о. Русский.
Когда была презентация микрорайона Снеговой пади, я говорил Анатолию Мельнику (главный архитектор Владивостока — прим. «К»): «Вы повторяете ошибки строительства «пробочных» микрорайонов типа 71-го». Одна дорога на весь микрорайон, конечно, там будет все стоять. С транспортом вообще беда: в Хабаровске есть объездные дороги, а мы не в состоянии убрать большегрузные автомобили из центра. И не надо говорить о том, что в порт Владивостока ведет лишь одна дорога. В Генплане-89 в районе Весенней предусматривалось строительство логистического центра. Всю перевалку грузов планировалось осуществлять именно там, а потом уже небольшими автомобилями развозить все необходимое по Владивостоку.

 

Егор БАТАЛОВ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ