Марина Гуреева: «Единоначалие — это основа бизнеса»

Руководитель кофейни о франчайзинге, персонале и особенностях местного рынка
Из личного архива героя публикации | «Единоначалие — это основа бизнеса»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Марина Гуреева, предприниматель.
Родилась в Самаре в 1962 г. 
1984 г. окончила Куйбышевский инженерно-строительный институт по специальности инженер-строитель. 12 лет была военнослужащей, имеет звание прапорщика.
После окончания службы занималась различным бизнесом. В данный момент является учредителем крупных магазинов одежды, работающих в нескольких городах Дальнего Востока, а также учредителем кафе «Шоколадница».

Приморский рынок пополнился франчайзинговым продуктом — кофейней российской сети «Шоколадница». Этот брэнд привлек предпринимательницу Марину Гурееву, бывшую военнослужащую из пос. Раздольное. В интервью «К» она рассказала, почему не любит экспериментировать, а идет по проторенному пути.

— Марина Михайловна, основным направлением вашего бизнеса является одежный ритейл. С чем связано то, что теперь вы решили шагнуть в абсолютно иную сферу — ресторацию?

— Все началось с того, что нашей компании попалось отличное помещение в проходном месте, находящееся на первом этаже торгового центра «Золотой рог». Мы стали думать, как лучше всего можно его использовать? Открывать очередной магазин одежды не хотелось, хотя это направление, действительно, занимает главенствующее положение в нашем бизнесе, и это та сфера, которая мне очень интересна. В итоге решили, что там можно сделать кафе, проходимость которого будет хорошей не только за счет пешеходного трафика, но также и за счет того, что рядом находятся места для шопинга.

В дальнейшем мне придется глубоко вникать в устройство ресторанного бизнеса, поскольку с «Шоколадницей» у нас заключен эксклюзивный франчайзинговый контракт по Владивостоку. В течение двух следующих лет мы должны открыть здесь всего четыре кафе. Сразу после запуска первого мы будем подыскивать помещения, для того чтобы подготовить открытие еще двух.

— А почему вы решили работать по системе франчайзинга?

— Потому что это очень удобно и предполагает значительное снижение рисков. Тот уровень, который может дать франчайзинговый бизнес, к сожалению, трудно поддерживать самостоятельно. Я убеждена в том, что система франчайзинга в настоящее время очень актуальна. Работать самостоятельно я бы не хотела — побаиваюсь это делать.

Думаю, что в скором времени на местном рынке будут выживать и успешно развиваться в большинстве своем только франчайзинговые проекты. Особенно это касается одежного рынка. На мой взгляд, через два-три года он во Владивостоке очень изменится. Маленькие бутики с одеждой турецкого происхождения исчезнут, уступив место крупным одежным ритейлерам. Сюда придут очень сильные игроки, я это точно знаю.

— От каких критериев вы отталкивались, выбирая ресторанную франшизу?

— Я хотела, чтобы это была франшиза довольно известного и раскрученного брэнда. При этом для меня было важно, чтобы стандарты заведения отвечали моим собственным вкусам: хотелось открыть простое, уютное кафе с небольшим средним чеком, где с семьей можно побаловать себя десертами, выпить чашку чая или кофе. Даже целенаправленно поехала в Америку в поисках подходящего формата заведения. Выбор делался между многими иностранными брэндами, имеющими широкую известность. Там мне предложили несколько брэндов. Из них я выбрала подходящий и уже практически подошла к подписанию договора, но в последний момент отказалась от этого варианта. Во-первых, я побоялась, что из-за логистики (все присылается из США) и растаможивания продукции рентабельность этого кафе будет в лучшем случае нулевая, а в худшем — минусовая. Во-вторых, развивать во Владивостоке американские стандарты будет в настоящее время очень сложно. Если даже такому монстру рынка, как Starbucks, тяжело, то что уж говорить об остальных? Поэтому в последний момент я решила все переиграть и заключить контракт с «Шоколадницей».

— Вы рассматривали другие российские брэнды?

— Нет, я просто решила выбрать самый успешный. Сеть «Шоколадница» лидирует среди российских игроков по интенсивности развития и узнаваемости брэнда. Ее положение на российском рынке гораздо лучше, чем у тех же кофеен Starbucks, и к приморскому рынку она более приспособлена. Поэтому я решила не экспериментировать, а пойти по проторенному пути.

Нюансы и тонкости

— Какие обязанности в вашем случае обязана брать на себя компания-франчайзер на стадии подготовки заведения к открытию?

— «Шоколадница» разрабатывает проект дизайна, на основе которого мы создаем интерьер. При этом у нас есть выбор относительно того, где покупать материалы и мебель. Можем сделать это в Москве, там, где нам рекомендует франчайзер, или на местном рынке. Мы выбрали Москву. Также франчайзер занимается подбором и поставкой оборудования. Что-то идет из-за границы, а что-то — из Москвы. Представители сети занимаются и обучением нашего персонала. Сотрудники, работающие на руководящих должностях, уже прошли 1-2-месячные курсы в Москве. Ко всему прочему, на открытие заведение приезжает команда из головного офиса. В течение трех дней до открытия она будет обучать персонал. После открытия эти специалисты останутся во Владивостоке и пробудут здесь столько, сколько нам будет необходимо.

— Рестораторы жалуются на кризис кадров. Пришлось ли вам столкнуться с этой проблемой при наборе штата?

— С набором персонала у нас проблем не было. Думаю, причина в том, что «Шоколадница» — это брэнд, который многие знают. Поэтому отклик на вакансии был хорошим. Более актуален для нас вопрос удержания сотрудников, которых мы набрали. Это будет значительно тяжелее. Ведь у официантов в среднем невысокая заработная плата. Как много мы сможем платить этой категории персонала, будет зависеть от рентабельности кафе. Но я предполагаю, что «текучка» будет еще и потому, что на позиции официантов мы стараемся набирать только студентов. Ведь люди заканчивают учиться в вузе и начинают делать карьеру по специальности.

— Разрешает ли франчайзер отказаться от каких-то позиций в меню, если вы обоснуете, что во Владивостоке они не будут пользоваться популярностью или будут сложны в приготовлении из-за отсутствия необходимых компонентов?

— Нам позволяется изменять меню, приспосабливая его к нашему рынку, но не более чем на 10%. При этом обязательно согласование данного момента с Москвой. Франчайзер в этом плане нас очень сильно контролирует — к нам постоянно приезжают проверяющие. Но это правильно. Все бизнес-процессы разработаны профессионалами, и нам не стоит их нарушать. Мы стараемся поддерживать стандарты по всем ингредиентам. Конечно, чего-то на нашем рынке нет. Однако нами не найдена только земляника, поэтому мы отказались от чая с этой ягодой.

— Есть ли гарантия, что «Шоколадница» не решит открыть во Владивостоке филиал?

— Гарантия — странная вещь. Как правило, никто ни от чего не застрахован. Безусловно, риски есть, и мы прогнозируем их. В данном случае регион находится далеко от Москвы, а этот бизнес требует очень тщательного контроля, соответственно, логистика и управление филиалом будут затруднительными. Но время покажет.

С чего все начиналось

— Вы инженер-строитель, но никогда не работали по специальности. Почему?

— Окончив вуз в Самаре, я с мужем по его распределению приехала в п. Раздольное. В те времена там было невозможно найти работу по моей специальности, но функционировало много воинских частей, где было легче трудоустроиться. Я стала служащей армии и отслужила 12 лет, уволившись в звании прапорщика. Именно там я получила огромный опыт для руководства, который мне очень помогает. Я считаю, что единоначалие — это основа бизнеса. В моем мозгу четко отложено, что, если тебе сказали что-то сделать, ты должен это сделать. Это дисциплинировало меня. Потом я стала заниматься предпринимательством, пройдя все стадии, начиная от рынка и заканчивая крупными проектами. У меня всегда были предпринимательские амбиции, и я стремилась заниматься тем, чем мне хотелось.

— Но ваше образование помогало вам в ведении бизнеса и в жизни вообще?

— Да, образование дает кое-что. В наше время оно было показателем того, что человек действительно умен, потому что для поступления нужно было хорошо учиться. Мне же поступление дало ощущение внутренней самодостаточности, но не более того. А что касается ведения бизнеса, то в нем больше помогает интуиция. Умение быстро оценивать ситуацию, принимать в нужный момент правильные решения — это самое важное в бизнесе. Из любой сложной ситуации можно найти выход, но ты должен найти самое оптимальное решение. Умение это делать дается природой. В моей семье были предприниматели, и возможно, вследствие этого в детстве и юности я проявляла неосознанный интерес к предпринимательству. Может быть, отчасти поэтому я сейчас занимаюсь тем, чем я занимаюсь.

В предпринимательстве нужна интуиция. В одежном бизнесе я бы отдала этой составляющей 70%. Умение предугадывать события, которые будут завтра, послезавтра или через месяц, играет большую роль. Конечно, при этом любой проект должен быть подкреплен бизнес-планом. Риски должны быть просчитаны, но это лишь часть успеха.

 

Вера ЩЕРБАНЬ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ