Валерий Каморный: «Востребованность на рынке превышает наши возможности выпуска»

Главный геодезист ДВФО о росте строительства, законах и образовании
Из личного архива героя публикации | «Востребованность на рынке превышает наши возможности выпуска»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Валерий Каморный, председатель правления НП «Сообщество геодезистов, землеустроителей и кадастровых инженеров Дальнего Востока», руководитель образовательной программы «Прикладная геодезия» в ДВФУ.
Родился в г. Уссурийске в 1952 году. Окончил ДВГУ по специальности астрономо-геодезия (1970-1975 гг.).
С 1975 г. по распределению работал в Хабаровске инженером полевой экспедиции, а позднее начальником предприятия. Затем работал в Дальневосточном отделении Академии наук. С 1993 г. по 2010 г. был сотрудником Управления Роснедвижимости (позднее — Росреестра) по Приморскому краю.
С 2010 г. является профессором кафедры геодезии, землеустройства и кадастра Инженерной школы ДВФУ.

Валерий Каморный мечтал стать астрономом, а вышел из университета геодезистом. Признается, что влюбился в профессию с первой лекции. 

— Валерий Михайлович, насколько геодезия на сегодняшний день перспективна с точки зрения ведения бизнеса?

— На Дальнем Востоке предприятий, занимающихся геодезией, землеустройством и кадастровыми вопросами, примерно 360. На территории Приморского края более 100 — из них во Владивостоке порядка 50 организаций. Это говорит о том, что данные услуги востребованы рынком. И до тех пор, пока идет оборот земли, это направление будет перспективным.

Строительство в Приморье сейчас набирает темпы. Был серьезный всплеск в связи с подготовкой к саммиту АТЭС-2012. Сейчас волна пошла немного на спад, и рынок выровнялся. Все же инвестиции понемногу идут в край, строительство продолжается. Более того, то, что уже построено, должно постоянно отслеживаться. Необходимо наблюдать за тем, как «ведет» себя сооружение. И геодезисты в этом плане востребованы. Они определяют последующую и прошлую «жизнь» здания, выявляют и дают информацию для предупреждения каких-либо негативных и тем более катастрофических явлений и т.д.

— Вы не пробовали себя в предпринимательстве, ведь у вас за плечами довольно серьезный опыт в профессии?

— Были попытки в начале 1990-х. Даже удалось создать кооператив. Но в то время была очень несовершенная система, это же были «лихие девяностые». Когда мы все посчитали с нашим бухгалтером — сколько мы будем получать прибыли на 1 руб. затрат, то получилось минус 10 копеек. Поэтому мы решили, что с этим делом играть не будем, и свою фирму расформировали.

— Девяностые прошли, но система все же остается несовершенной — например, законодательные погрешности часто осложняют жизнь геодезистам...

— Да, проблемы возникают часто. В прошлом году основную сложность вызывали вопросы, связанные с недостаточно четким регламентированием отношений с чиновниками городской администрации при выполнении топографических съемок, кадастровых работ или получении необходимых материалов для их проведения. Кроме того, в 2011 г. у нас были достаточно серьезные споры с Управлением Росреестра. Дело в том, что в этом органе посчитали, что они правы, требуя в обязательном порядке получать необходимые геодезические данные для выполнения работ. Они утверждали, что конкретные используемые данные принадлежали центральному Картографо-геодезическому фонду, хотя на самом деле они относились к региональному, куда входит информация с пониженным грифом, т.е. для служебного пользования. Поэтому в Управлении Росреестра предъявляли требования в нарушении лицензионных прав. По этому поводу у нас (Некоммерческое партнерство «Сообщество геодезистов, землеустроителей и кадастровых инженеров Дальнего Востока») было более 40 арбитражных судов. Достаточно большую часть из них мы и члены нашего партнерства выиграли, доказывая, что Росреестр не прав в своих претензиях.

Кроме того, у нас были и продолжаются достаточно интенсивные трения с филиалом ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Росреестра» по Приморскому краю, которая занимается кадастровым учетом объектов недвижимости. Там действуют по Федеральному закону 221-ФЗ: если для кадастрового учета предоставлены не все материалы, они не соответствуют требованиям или оформлены без учета требований законодательства, производится приостановка процесса по внесению их в кадастр или отказ. Так вот отказ можно отменить только через суд — это очень длительный и затратный процесс. Многие отказы, с нашей точки зрения, и мы это доказали в арбитражных судах, не обоснованы, неправильно трактуются. Мы почти все арбитражные суды выиграли.

— Вы упомянули конфликт с администрацией Владивостока. В чем заключалась проблема и как ситуация обстоит на данный момент?

— Суть конфликта в том, что члены нашего некоммерческого партнерства считают требования администрации города не подкрепленными законодательно. Для того чтобы получить необходимые материалы, нужно было произвести значительно больше действий, чем это предусмотрено действующим регламентом. Это вызывало, безусловно, задержку выполнения кадастровых работ и недовольство фирм — членов партнерства и наших заказчиков — физических и юридических лиц. По этому поводу мы обратились к мэру Владивостока — Игорю Пушкареву, а также к начальнику Управления градостроительства и архитектуры администрации города Владивостока с письмами о том, что мы считаем эти требования неподтвержденными. Мы подняли нормативную базу (то, что требует администрация в лице отдела топографии и геологии), и оказалось, что соответствующих положений там нет. Хотя руководитель этого отдела и обещал предоставить проект положения, согласованный с его начальником, мы этих материалов так и не увидели. Некоторые геодезические фирмы и члены нашего партнерства выполняют эти требования, что приводит к затягиванию кадастровых работ и недовольству землепользователей.

Конечно, это не вина городской администрации. Причина на самом деле в быстро меняющихся экономических условиях. Из-за этого происходит несоответствие правовой базы реалиям, т.е. самой жизни. Возникают такого рода конфликты, которые в ходе жизни выравниваются, появляются соответствующие изменения в законодательной базе, мы все успокаиваемся и начинаем работать нормально. Думаю, что этот процесс, к сожалению, неизбежен, потому что жизнь — это жизнь и она дает свои правила и показывает, как лучше и оптимальнее. Законодатели не всегда могут предусмотреть все тонкости.

— Некоторые ассоциации используют чиновничий ресурс в лоббировании своих интересов. Ваша в этом смысле — не исключение?

— Я бы так не сказал. Допустим, я приглашен на должность руководителя нашего партнерства. Но моих личных интересов в этом нет. Я наблюдаю, слушаю о проблемах, которые возникают из-за несоответствия законодательной базы, и помогаю составить предложения по улучшению законодательных актов. Да, есть желание коммерсантов из нашей ассоциации что-то «продавить» для себя, но я всех ориентирую на то, что закон есть закон. Если он не соответствует реалиям, давайте сделаем предложение по его улучшению, что мы и предпринимаем.

Пока количество членов нашего НП небольшое, около двадцати. Но тот опыт, та же судебная практика, весьма полезны для членов геодезического сообщества. Так что будем считать, что от нас польза есть.

— Как вы попали в геодезию?

— Всю жизнь хотел быть астрономом, если честно. Поступил в ДВГУ на отделение астрономо-геодезии (в названии же астрономия). Но когда я услышал первые же лекции по геодезии, то сразу полюбил это предмет. К сожалению, это отделение в 1977 году было закрыто и возобновило выпуск геодезистов только с 1991 года и продолжает выпуск по настоящее время. Мне моя специальность очень нравится и по сей день. Окончил вуз в 1975 г. Пошел работать на производство, работая, защитил кандидатскую диссертацию, потом перешел в Росреестр, в то время это была Роснедвижимость. Проработал там около 20 лет и теперь, уже третий год, работаю в университете. Но я и раньше преподавал, только на полставки. Научно-педагогический стаж у меня 22 года.

— Индустрия кадров поспевает за меняющимся законодательством и рынком?

— Обязательно. Я веду курс «Основы кадастра объектов недвижимости» — его перерабатывают каждый год, потому что меняется законодательство. Кроме того, в учебном процессе мы рассматриваем и изучаем методы космического позиционирования с помощью искусственных спутников Земли, т.е. геодезисты с помощью GPS и ГЛОНАСС-аппаратуры могут с точностью до первых сантиметров определить местоположение любого объекта. Эта техника тоже развивается. Каждый год, а иногда и чаще, происходит разработка все более и более современных приборов.

— А студент поспевает за всем этим — каково качество подрастающих кадров на сегодняшний день?

— От года к году разный студент: бывает любознательный и не очень, сильный и середнячок. Например, в прошлом году был достаточно сильный первый курс, в этом году немного слабее. Но выпуск этого года будет одним из наших лучших выпусков.

Многие работают уже с третьего, четвертого курса, совмещая учебу и работу. Мы имеем контакты с геодезическими фирмами и предлагаем им своих студентов. Многие организации сами запрашивают. Поэтому к пятому курсу они уже практически определяются с трудоустройством, и безработных среди наших выпускников просто нет. Пока востребованность на рынке превышает наши возможности выпуска.

— Какое-то время вы жили и работали в Хабаровске. Этот город любят сравнивать с Владивостоком — не в пользу последнего. Ваше мнение?

— Я люблю Владивосток. В Хабаровске, конечно, было хорошо. Но мне нравится море и порывистый характер жителей Владивостока, их открытость, прямота. У хабаровчан характер более размеренный, а я иного склада.

 

Вера ЩЕРБАНЬ

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ