Виктор Раповка: «Нужно с пониманием относиться к своему организму и не истязать его»

Главный сосудистый хирург Приморья о молодых медиках, резерве организма и важности оптимизма
Светлана Суханова | «Нужно с пониманием относиться к своему организму и не истязать его»
Светлана Суханова
Анкета
Виктор Раповка, заведующий кафедрой хирургии ТГМУ, главный сосудистый хирург Приморского края, доктор медицинских наук, профессор, врач высшей категории.
Родился в 1953 г. во Владивостоке.
Выпускник Владивостокского государственного медицинского института (1976), учился в аспирантуре Московского института им. А.В. Вишневского у всемирно известных хирургов Анатолия Покровского и Милия Аничкова. Защитив в столице кандидатскую диссертацию, вернулся во Владивосток, где возглавил отделение хирургии сосудов Городской клинической больницы №2 (1984). Совместно с хирургом Юрием Селютиным и американскими специалистами создал Краевой сосудистый центр и стал его заведующим (1996–2009).
Впервые в Приморском крае внедрил все виды операций на почках, сонных артериях, лимфатической системе, а также провел первую в регионе операцию аортокоронарного шунтирования. 
Преподаватель в ТГМУ.
Женат, трое детей.
Хобби: мотоциклы, автомобили, французский шансон.

Он верит в талант отечественных врачей, в судьбу и профессиональные приметы. Одну из своих операционных шапочек, на которой написано Harley Davidson, хирург Раповка надевает уже 12 лет при проведении сложных операций. «Она помогает мне сконцентрироваться и собраться с силами».

— Виктор Григорьевич, есть мнение, что предотвратить заболевания сердечно-сосудистой системы невозможно. Борис Ельцин написал в своей книге: «После 40-45 лет сердце человеческое, особенно у мужчин, часто дает сбой, будь ты спортсмен или сибарит, монах или грешник». Согласны ли вы с ним? И есть ли вообще смысл налегать на спорт в зрелом возрасте?

— Прежде чем хвататься за штангу или бежать на стадион, я бы посоветовал людям, особенно среднего возраста, проконсультироваться со специалистом и пройти обследование не только сердечно-сосудистой системы, но и всего организма. Ведь после 50 лет у человека могут возникнуть заболевания, которые протекают скрыто и о которых больной даже и не догадывается. А бездумные физические нагрузки могут только навредить и привести к гипертоническим заболеваниям. Конечно, сейчас пишут много публикаций о том, что спорт позволяет нам жить дольше. Но наукой доказано, что вообще-то продолжительность жизни заложена в генах. Просто нужно с пониманием относиться к своему организму и не истязать его. Главное — исключить вредные факторы: курение, алкоголь, стрессовые ситуации.

— А насколько больна медицина Приморского края?

— Пациент, конечно, болен серьезно, но не безнадежно. Очень расстраивает, что в Приморье заметно снижается количество хирургов. Многие районы края оголены, молодые врачи не хотят уезжать работать в деревни и села. Остаются лишь специалисты, которым уже за 50-60 лет. Главной причиной являются низкие зарплаты врачей. Есть молодые талантливые хирурги, но их мотивация разбивается о безденежье. Ведь даже работая на 1,5 ставки, они получают в лучшем случае 20 тыс. рублей, если работают в больнице сутки через двое. Поэтому молодежь трудится в платных клиниках, а некоторым и вовсе приходится искать себя в другой профессии.

— Как вы относитесь к лечению за рубежом?

— При всех плюсах заграницы я не советую при первой же возможности уезжать туда на лечение. Условия там действительно лучше наших, но российские специалисты не уступают зарубежным коллегам по профессиональным качествам, а во многом даже превосходят их. Например, хирургическая помощь за границей находится на высоком уровне, а вот подбор медикаментов при сложных заболеваниях страдает. И, конечно, хронические заболевания, которые требуют длительного лечения и наблюдения у врача, лучше лечить на родине.

— Будучи преподавателем в медицинском университете, что вы стремитесь донести до студентов прежде всего?

— Чтобы стать хорошим врачом, нужно, прежде всего, любить пациента. Если ты искренне сочувствуешь ему, это является хорошей мотивацией, чтобы находить дополнительную информацию о его болезнях, искать новые способы излечения, стараться ему помочь. И, конечно, стараюсь внушить главный принцип образования — обучайся всю жизнь. Лично я всегда стараюсь готовиться даже к рядовой операции: читаю специальные книги, освежаю память, а не надеюсь на случай или чудо.

— Кстати, о «чудесах». Вы верите в судьбу? И есть ли у вас свои профессиональные приметы, которые помогают в работе?

— В судьбу верю, а что касается профессиональных примет, то у меня есть две операционные шапочки: одну из них, на которой написано Harley Davidson, я надеваю уже 12 лет при проведении сложных операций, а другую — при более легких. На операции все зависит, прежде всего, от тебя, но профессиональные приметы помогают собраться перед операцией. Ведь эта работа требует огромной выносливости и силы, так как приходится много часов трудиться за операционным столом.

Настроить себя

— В руках хирургов в буквальном смысле находятся жизни и судьбы их пациентов. Ощущаете ли вы себя в некотором роде Богом?

— Когда я был молодой и самоуверенный, мне казалось, что мы с коллегами если не Боги, то их представители! Возможностей у хирурга много, но он должен правильно ими распоряжаться. Основной принцип медицины «Не навреди», поэтому хирург должен прежде десять раз подумать, чем один раз отрезать. На врачах лежит очень большая ответственность, и если ты по своей глупости допустишь ошибку, то как потом будешь жить с этим грузом на душе?

— А как хирург переживает свои неудачно проведенные операции, ведь даже у светил в медицине были ошибки, которые повлекли за собой смерть пациента? Или же со временем начинаешь спокойно относиться к смерти?

— Напротив, неудачно выполненную операцию всегда переносишь очень тяжело. Постоянно злишься на себя за то, что не сумел спасти человека, не оправдал надежд, которые он на тебя возложил... И тут самое главное постараться выявить ошибки, которые привели к летальному исходу, чтобы предотвратить череду последующих смертей. Не сделав выводы, выполнять подобные операции я считаю преступлением. По своему опыту могу сказать: если пациент умирает на операционном столе, я месяц не могу делать сложные операции. Мне нужно время, чтобы психологически настроить себя на дальнейшую работу с подобными случаями, четко разобраться в причинах своей ошибки. И только после того, как ответил на все свои вопросы, есть силы и моральное право делать операции в таком же объеме.

Целое искусство

— Сегодня ведутся бесконечные споры о том, каким путем дальше идти отечественной медицине. Каким вы видите ее дальнейшее развитие?

— Сейчас работу хирурга стараются полностью стандартизировать, когда каждый шаг в операции выполняется согласно инструкции и в строгой последовательности. Но лично я считаю, что любая операция — это целое искусство и нужно находить к ней творческий подход. Этим, кстати, и отличалась наша, советская, школа хирургов от американской. Наши специалисты придерживались стандартов, но при этом к каждой операции подходили индивидуально, не боялись разрабатывать новые способы лечения. Возможно я ретроград, но творчество в хирургии позволило развиться столь искусным хирургам, как Николай Пирогов, Борис Петровский, Сергей Юдин, которые были яркими величинами и не уподоблялись какой-то строгой последовательности и стандартам. Следуя американской системе, мы получим посредственных хирургов и свяжем руки настоящим гениям в медицине.

— Как следует человеку переживать катастрофы со здоровьем, которые рано или поздно случаются почти у всех нас?

— Он должен верить, что будет жить и обязательно избавится от всех своих болезней, даже если период лечения тянется долгое время. Позитивный настрой действительно помогает пациентам быстрее идти на поправку. Как маленький ребенок уверен в том, что у него есть мама, которая его всегда спасет и защитит, так и пациент должен доверять своему врачу и знать, что всегда есть человек, который держит ситуацию под контролем. И, конечно, доктор должен поддерживать моральный дух своих больных.

— Должен ли врач рассказать всю правду пациенту о его состоянии здоровья?

— Я не сторонник того, чтобы говорить больному о его злокачественном заболевании. Часто многие не выдерживают такого испытания судьбы, впадают в депрессию, отказываются от лечения. В одной из местных больниц был случай самоубийства, когда девушка узнала, что у нее метастазы в голову. Родственникам нужно говорить всю правду, психику пациента надо беречь, вселять в него оптимизм, это поможет ему выздороветь.

Светлана СУХАНОВА

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ