Анатолий Рэцой: «Учителя у нас — «сливки» со всех высших учебных заведений Уссурийска»

Наставник уссурийских кадетов о женщинах в армии и украденном детстве
Из личного архива героя публикации | «Учителя у нас — «сливки» со всех высших учебных заведений Уссурийска»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Анатолий Рэцой, начальник Уссурийского суворовского военного училища.
Родился в 1959 г. в Молдавии.
В 14 лет поступил в Калининское суворовское училище. Окончил его в 1976 г. Затем стал курсантом Новосибирского военного училища, факультета спецназа.
В 1982 г. по распределению отправился служить в Забайкалье, затем – в Московский военный округ. Был командиром роты в дисбате. Долго служил в спецназе главного разведывательного управления, в т.ч. 20 лет в 14-й бригаде в Приморье.
Нынешний пост занимает с 2010 г.
Женат, отец двоих сыновей.

Новая реформа Вооруженных сил РФ, стартовавшая несколько лет назад, поставила перед военной школой амбициозную задачу: к 2020 г. войти в число ведущих военных образовательных систем мира. Первым шагом в этом направлении стало формирование новой сети вузов. Однако из-за недостатка официальной информации об эффективности военного образования часто приходится довольствоваться слухами. Что же происходит за кулисами? Об этом «К» рассказал Анатолий Рэцой.

— В советские времена ежегодный набор в УСВУ составлял 180 учеников. Теперь у нас лимит — 80 человек. В основном у нас учатся дети военных, а также из семей гражданского персонала Минобороны, есть категория сирот — берем детдомовцев, — рассказал Рэцой. — Собственно, в 1943 г. суворовские училища в СССР и создавались для того, чтобы позаботиться о сыновьях тех, кто погиб на фронтах.

Мечты и реалии

— Анатолий Дмитриевич, у детей могут быть серьезные мечты о военной карьере?

— Могут. Мы делаем ежегодный набор только в пятый класс, т.е. берем мальчиков 10-11 лет. Понятно, что в таком возрасте мало у кого формируется стойкое представление о собственных профессиональных предпочтениях. Но ведь образование в суворовском училище открывает широкие горизонты вообще, не обязательно военные. Как минимум, углубленное изучение английского языка, плюс к нему в обязательном порядке еще и китайского — уже дает возможность хорошей карьеры в той же экономической сфере.

Впрочем, отмененная ныне система, когда в суворовское училище можно было поступать и с 14-15 лет, тоже имела свой смысл, многие поступали сюда осознанно. Ведь к восьмому классу школы парень уже более-менее определялся со своими задатками, способностями и карьерными устремлениями. Сам я поступал в суворовское именно в таком возрасте, поняв, что хочу стать военным, несмотря на то, что вырос в обычной деревенской семье.

— Я слышала, что училища экспериментируют, набирая в свои ряды девушек. Однако у вас «взвода в юбках» нет.

— К огромному счастью, нас миновали такие эксперименты! Хотя прочие подобные училища России имели «девичий» опыт в современности. В Уссурийском суворовском ни разу не было девчонок и нет по сей день. И дело не в мужском шовинизме. Просто я, как человек военный, твердо убежден: не место женщинам в армии и, соответственно, в учебных заведениях такого плана. Если женщина надевает военную форму — это от безысходности, а не из-за романтики. Защищать страну — сугубо мужское дело. И то, что на данную территорию вынуждены заходить женщины, не способствует престижу какого-либо государства.

— Нынешние реформы в военной сфере, реформы в образовании — как это все сказывается на работе суворовского училища?

— Теперь весь преподавательский состав училища относится к гражданскому персоналу Министерства обороны. Военная карьера у каждого из нас в прошлом. Выпускники наши раньше, как правило, поступали на льготных условиях в любые военные вузы. Теперь они поступают туда, как и прочие абитуриенты, по результатам ЕГЭ. В то же время ЕГЭ дает возможность суворовцам стать студентами любого вуза.

— Отслеживаете, куда направляются ваши выпускники после окончания училища?

— В основном они строят военную карьеру. Кто-то, имея в арсенале два иностранных языка, идет по стезе переводчика, но чаще всего — военного. Не забывайте, что кроме образования с военным уклоном, полученного в училище, у многих перед глазами пример отцов — кадровых офицеров.

Отцы и преподаватели

— Учитывая то, что человек, поступая в суворовское в довольно юном возрасте, целых семь лет, период личностного становления, проводит вне семьи. Разве это хорошо?

— Родительского воспитания училище, тем не менее, не лишает. Интернатная система пребывания здесь подразумевает еженедельные увольнения на выходные дни и, само собой, каникулы. В свою очередь родители имеют возможность приехать сюда, чтобы посетить сыновей.

Бывают ситуации, когда мать-одиночка в сложном материальном положении отдает в суворовское детей потому, что у нас они будут на полном государственном довольствии, одеты, накормлены, определены в кружки по интересам помимо основной учебы. А для мальчика расти в мужской атмосфере нашего училища бывает порой лучше, чем в «безотцовщине», предоставленным самому себе.

— Вы говорите, что растите мужчин. Между тем большинство преподавателей у вас, как и в обычной школе, — женщины.

— Да, но зато какие! Без ложной скромности скажу, что мы «собрали сливки» со всех высших учебных заведений Уссурийска. А мужчины здесь, хоть и в меньшинстве, все равно доминируют. Не количественно, но качественно: именно воспитателями у нас работают только мужчины. Иначе, считаю, нельзя, когда управляться приходится с сугубо мальчишескими коллективами.

— В приморских школах чаще всего мужчины долго не задерживаются в ряду преподавателей. А как у вас?

— Для нас такой проблемы не существует. И во многом потому, что зарплата суворовского преподавателя вполне достойная, она позволяет мужчине содержать семью. Многие из наших мужчин-педагогов являются офицерами в отставке, имеют военную пенсию вдобавок к зарплате. Так что им нет смысла здесь искать место лучше суворовского училища. Что и говорить, если один из наших мужчин-педагогов преподает в УСВУ китайский язык уже более 30 лет! Легендарным можно назвать и преподавателя основ танцевального искусства — он отдал суворовскому училищу 50 лет и преподает здесь поныне.

«Украденное детство»

— Есть мнение, что суворовское училище лишает своих воспитанников детства. Согласны с этим?

— У меня у самого когда-то было «украденное детство», поэтому я совершенно не согласен с данным мнением. Даже отчасти. Да, у наших воспитанников нет столько свободного времени, как у других детей. Но посмотрите, как многие дети тратят это свободное время, и станет понятно, что это они лишены нормального детства. Кстати, у каждого из суворовцев теперь есть персональный портативный компьютер, училище оснащено высокоскоростной локальной сетью и доступом в интернет.

Суворовцам в смысле образования и воспитания дается очень многое помимо общешкольных предметов. Здесь культивируются сила воли, твердость мужского характера и отличная физическая форма. Кроме того, обязательное получение танцевальных и вокальных навыков. Не думайте, что дети погружены в строевую подготовку. Хотя и она на высоте.

— Когда вы сами были суворовцем, вам хотелось стать начальником училища?

— Я хотел быть спецназовцем, десантником — и стал им. Не один десяток лет посвятил любимому делу. Подумать не мог, что жизнь повернется так. Но я доволен. Особенно, когда общаюсь с воспитанниками: говорим с ними на одном языке — кадетском.

 

Ольга ШИПИЛОВА
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ