Наталья Христенко: «Я бы не называла это все серьезным бизнесом»

Руководитель гончарной мастерской о создании творческого туристического проекта, перспективах и ожиданиях
Из личного архива героя публикации | «Я бы не называла это все серьезным бизнесом»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Наталья Христенко, руководитель гончарной мастерской «Жар-птица» (г. Фокино).
Родилась в 1971 г. в  Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) в семье военнослужащих. Большую часть детства провела в Приморском крае.
В 1994 г. окончила биологический факультет Дальневосточного государственного университета. После получения диплома и до 1998 г. работала в педагогической сфере и в локальных СМИ.
Собственное дело по производству глиняных сувениров ручной работы организовала вместе с мужем в 2000 г. 

Всякое хобби у нее обязательно превращается в работу. Хотя, вылепив из глины первый сувенир ради удовольствия, Наталья Христенко и представить не могла, в какие проекты это выльется в будущем.

— Порой меня спрашивают, вы где-то еще работаете с мужем или занимаетесь только гончарным делом? Обычно я отвечаю, что у нас все кипит и пузырится, каждый день происходит столько событий в мастерской, что где-то работать просто некогда! — рассказала Христенко. — А если серьезно, мастерская и выросшая вокруг нее туристическая точка — дело, на доход от которого и существует наша семья, развивая новые производственные и экскурсионные направления. Когда все только начиналось, я мечтала: вот бы выставка за выставкой! А мы продавали бы наши изделия и обеспечивали бы себя таким образом. Все это сейчас есть, зато времени свободного совсем нет. Но я бы не называла это все серьезным бизнесом. Скорее, наш вариант — стабильная самозанятость.

От хобби к производству

— Что явилось импульсом для вас поменять педагогическое поприще на творческое?

— В какой-то момент своей карьеры я ощутила тягу к прикладному творчеству. И обстоятельства жизни как-то складывались тогда созвучно моему желанию: я пребывала в декретном отпуске с младшей дочерью, т.е. располагала временем для того, чтобы создавать что-то своими руками. Плюс к тому услышала о запасах белой глины совсем рядом с нами — на острове Путятина. До революции известный предприниматель Старцев производил из нее кирпичи и отправлял их в строящийся Владивосток целыми шхунами. Мой супруг Максим раздобыл глину, и я вылепила первую фигурку: мальчика голодных 90-х годов, обнимающего палку колбасы. Получилось художественно и забавно. Затем процесс увлек меня настолько, что возвращаться из декрета к преподаванию в местный ЦДЮТ я уже не стала.

— Как вы пришли к мысли о продаже своих изделий?

— К нам как-то приезжали журналисты, задали вопрос: «Продаете?». «А надо?» — удивилась я. Так мальчик с колбасой стал не только первым изделием, но и первой продажей.

Поначалу партии глиняных изделий я лепила прямо на кухне обычной городской квартиры. С развитием производства затем пришлось расширяться, для обустройства отдельной мастерской мы купили еще одну квартиру. Владивостокские художественные салоны охотно брали все наше на продажу: ниша «сувенирки» местного производства была совершенно пуста, а спрос нарастал. Первое время мы сдавали салонам свой товар под реализацию. Опыт оказался успешным и для нас, и для продавцов. Конкурентов у нас не было, поэтому вскоре мы перешли на прямую продажу партий сувениров салонам. Наша «творческая прибыль» оказалась сопоставима с зарплатами. Так семья полностью погрузилась в гончарное ремесло. Постепенно освоили и производство керамики.

— Расходные материалы, оборудование, освоение технологий, выход на рынок — насколько сложно было решать эти вопросы «с нуля»?

— Все шло своим чередом. В какой-то момент стало понятно, что для развития в выбранном направлении нужен гончарный круг. И учеба. А учиться надо в лучшем заведении, по моему мнению. Так я отправилась осваивать гончарное мастерство в Санкт-Петербург, в Художественно-промышленную академию имени В. Мухиной. Там же сфотографировала со всех сторон гончарный круг. По этим фотографиям муж своими руками сделал такой же, только усовершенствованный, передвижной. С ним мы смогли выезжать на всевозможные мероприятия, выставки, ярмарки, где наглядно демонстрировали заинтересованным людям свое производство.

Глина, краски, печи, приспособления и все прочее, касающееся технической части, равно как и юридические вопросы, — все это в ведении мужа. Маркетингом у нас занимается свекровь, всю жизнь работающая в торговле. Концептуальная часть дела и творческая — это в моем поле ответственности.

Локальный турпоток

— Из чего родилась идея принимать в гончарной мастерской туристические группы?

— Первые годы деятельности, как я уже упомянула, мы старались выезжать на разные ярмарки и выставки вместе с гончарным кругом. Это была возможность заявить о себе и завязать нужные знакомства. Очень часто к нам подходили представители местных туристических компаний и спрашивали, где их туристы могут увидеть столь интересный процесс рождения гончарного изделия. Я тогда с ужасом воображала толпы экскурсантов, оккупировавших нашу квартиру-мастерскую! В итоге у нас родился проект открытой гончарной мастерской, готовой к приему туристов. Хотели взять в аренду какое-то помещение — не вышло. Но получилось к лучшему: мы продали городскую недвижимость и приобрели в собственность деревенский дом с участком, обустроив там все с удобством и для нас, и для посетителей.

И турпоток буквально хлынул! Осенью и весной у нас в плотном графике стоят организованные группы школьников. Летом нет отбоя от тех, кто приезжает отдохнуть на море. Видно, что пляжами народ уже пресытился, людям хочется чего-то интересного, созидательного. Мы даем каждому попробовать себя в роли гончара, сажаем за круг и объясняем, что делать. Кто хочет, затем оставляет нам свои «произведения» на обжиг.

— Вижу у вас много интересных вещиц на стеллажах, не только из глины.

— Коллекция уникальных самоваров — это увлечение мужа. Но оно переросло также в экскурсионный проект. Изделиями из муранского стекла я заинтересовалась пять лет назад. Тут, опять-таки, личное трансформировалось в дело: муж наладил связи с поставщиками настоящего итальянского стекла в США (американцы продают его маленькими партиями, а сами итальянцы — только оптом), снова — выставки, конкурсы, пошли заказы на стеклодувные оригинальные украшения.

— Какого максимума вам бы хотелось добиться в русле туристического направления?

— Не знаю, как насчет максимума, но выстроить настоящий глинобитный дом, саманную хату и там принимать наших многочисленных туристов — вот такую идею хотим реализовать. Там можно было бы поставить действующий ткацкий станок и прялку, знакомить людей с основами создания тканей вручную. Впрочем, и сам процесс строительства хаты можно превратить в туристическое мероприятие. Технология создания такого дома очень проста, любой желающий может принять участие в стройке. И если за сбор апельсинов на испанских фермах туристы платят, мы бы дали возможность окунуться в эко-этно-туризм бесплатно. Платой стал бы сам труд людей.

Мастера и подмастерья

— Не хотите ли открыть еще и курсы по подготовке гончаров, стеклодувов, ткачей?

— Организованный образовательный процесс — это далекое от нас поле деятельности, мы пока не думали занимать его. Но мастер-классы по индивидуальным заявкам устраиваем. Например, один парень приехал к нам из Владивостока, чтобы научиться гончарным азам и сделать своей девушке оригинальный подарок в День всех влюбленных.

— Ваши дети готовы пойти по ремесленно-предпринимательскому пути?

— Старшая дочь обучается профессии, связанной с индустрией гостеприимства. Мечтает открыть свой ресторан. И даже после стажировки в Америке хочет сделать это именно на родине. Младшая дочь, школьница, как-то сказала на это: «Давай, сестра, займись рестораном, а гончарная мастерская достанется мне».

Ольга ШИПИЛОВА
Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ