Магдалена Маликовска: «Молодежи безразличны комплексы старшего поколения»

Приморская полячка о русофобии, туризме и воспитании
Из личного архива героя публикации | «Молодежи безразличны комплексы старшего поколения»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Магдалена Маликовска, координатор проектов ПОО «Дом польский» в г. Владивостоке, флорист Цветочного Центра.
Родилась в 1981 г. в г. Жнин Куявско-Поморского воеводства в Польше.
Там же окончила школу. Высшее образование получила в Университете природных наук в г. Познань (лесной факультет, специальность «инженер лесного хозяйства») и в шведском Сельскохозяйственном университете в г. Алнарп. Стажировалась в Великобритании. Училась в аспирантуре Биолого-почвенного института в г. Владивостоке под руководством Павла Крестова (ныне руководитель Ботанического сада).
Во Владивосток на постоянное место жительства прибыла в 2007 г.
Профессионально занялась флористикой в 2009 г.
Разведена, воспитывает сына.

Она знает переулки Владивостока лучше, чем улицы родной Познани, и готова с энтузиазмом продвигать Приморье на польском туристическом рынке. При этом Магдалену Маликовску совершенно не смущает история российского Дня народного единства.

— Нас, представителей польской общины Приморья, даже приглашают на всевозможные официальные мероприятия, приуроченные к 4 ноября, несмотря на то, что там принято напоминать: «В этот день ополчение под предводительством Минина и Пожарского в 1612 г. освободило Москву от польских интервентов», — начала разговор Маликовска. — Я лично отношусь к этому празднику как историческому факту и не испытываю никаких эмоций.

— Между тем 2015-й запланирован как год России в Польше и Польши в России. 

— Из-за нынешнего политического противостояния многие мероприятия в обеих странах под большим вопросом, а региональные проекты вообще могут быть свернуты. Воплотятся лишь крупные, на которые уже были выделены деньги. Жаль, польская община Приморья и сотрудники краевой администрации уже вовсю готовились к грядущему перекрестному году. Если бы наши общие задумки претворились в жизнь, был бы отличный шанс для приморцев узнать поближе Польшу, ее культуру, а для поляков — узнать о Приморье.

— Правда ли, что в Польше процветает русофобия?

— Не соглашусь с этим категорически. Есть люди, родившееся до Второй мировой войны, которые действительно питают неприязнь к России и СССР в силу исторических причин. Но это наименьшая часть поляков. Если говорить о молодежи — ей безразличны комплексы старшего поколения. Мои соотечественники в большинстве своем открыты к общению с русскими и не отягощены стереотипами бабушек и дедушек.

— Сталкивались ли вы с проявлением антипольских настроений в Приморье?

— На новогоднем корпоративе директор нашей компании в поздравительной речи сказала, что в нашем коллективе работают такие-то замечательные люди, есть и поляки (имея в виду меня). И тут один из сотрудников преклонного возраста, сразу среагировал на слово «поляки». Громко бросил «собаки этакие». Все коллеги были обескуражены выпадом старика, тут же начали утихомиривать его. Это был единственный случай за мои семь лет жизни во Владивостоке. А 99,9% людей, с которыми я общалась и общаюсь в Приморье, наоборот, проявляют ко мне интерес, внимание, открытость. Мне тут комфортно жить именно потому, что я полька! Представляю, как мне будет не хватать этого, когда вернусь в Польшу. Там я стану обычной жительницей, полькой среди поляков.

Экономика вместо политики 

— Вы даете уроки польского языка во Владивостоке. Кто и зачем приходит к вам изучать?

— Есть отдельные личности, которым просто интересен этот славянский язык. Но осваивать его серьезно стараются те, кто имеет польские корни и хочет иметь на исторической родине «карту поляка» (karta pobytu) — государственный документ типа ID, официально утверждающий человека частью польского народа. Такая карта облегчает получение визы и вида на жительство в Польше, обретение работы, жилья и т.д. И непременным условием ее выдачи кроме документального доказательства польских корней является именно знание польского языка. Если раньше было достаточно базового уровня, то теперь требования повысились: власти Польши хотят, чтобы «части польского народа» из других стран лучше освоили родной язык и культуру.

— Вы говорите по-русски в совершенстве...

— Русский муж, годы во Владивостоке — все это существенно повысило мой уровень языка. Однако начала изучать его еще в школе. В восемь лет польские ученики приобщаются к иностранным языкам. Мне выпал русский: в школе на 200 детей работал лишь учитель русского, «англичан» и «немцев» не хватило на нашу школу. Вообще поколение наших родителей осваивало русский как главный из иностранных. В советскую эпоху было престижно поступить в университет на русскую филологию. Моя мама, в частности, но по иронии судьбы на вступительных экзаменах провалила польский. В настоящее время все больше моих сверстников проявляют интерес к русскому.

— То есть сейчас новая волна изучения русского языка в Польше?

— Да, только она обусловлена не политическими или культурными причинами, а экономическими. На курсы русского устремляются молодые бизнесмены, желающие не упустить больших возможностей на открывшихся российских рынках, наладить сотрудничество с деловыми кругами здесь. Думаю, хватит уже общаться русским и полякам на английском. Это выглядит как-то смешно, когда два бизнесмена-славянина, от природы понимающие 50% слов друг друга, прибегают к использованию совсем чужеродного языка.

Приморский турпродукт

— Может ли польский бизнес заинтересоваться Приморьем?

— Уже интересуется! Со мной завязывают контакты польские предприниматели, которым интересен этот тихоокеанский регион. Я помогаю как могу: даю контакты приморских бизнесменов, информацию о Приморье и т.п. Совсем недавно «открывала» край соотечественнику, который хотел бы наладить поставки красной икры и рыбы из Приморья в Польшу. Он, приехав сюда, даже захотел остаться жить в Приморье, выбрал Уссурийск для этого. Я и сама бы не прочь наладить собственное дело между Приморьем и Польшей.

— В какой сфере?

— Подумывала о продуктовом экспорте-импорте: приморские морепродукты, таежные дикоросы и польские фрукты-овощи... Но тут грянули эти санкции. Впрочем, у меня есть серьезные мысли о туристическом направлении. Например, Владивосток. Когда я впервые вышла из самолета, была шокирована влажной жарой (знакомство с городом пришлось на август). Первые три года привыкала к климату, вездесущим сопкам, особенному солнцу, необычному небу. И стала ценительницей этого всего. Пешком и за рулем авто подробно изучила многие закоулки города, интересные его точки. И очень рада тому, что Владивосток на моих глазах поднялся из «ямы» до некоторого туристического уровня. В смысле чистоты и инфраструктуры.

Кроме того, я покорена Приморьем в целом, красотой природы, тихоокеанской романтикой. Знаю здесь столько чудесных мест и хочу делиться этим! Сейчас задача сделать грамотный бизнес-план, все просчитать, определиться с вложениями. Главное, уже вижу то, что могло бы стать турпродуктом для польских путешественников. 

— Какое из приморских мест незабываемое для вас лично?

— Пляж Маньчжурка в п. Славянка. Именно там родился мой сын. Я хотела рожать первенца дома. Был август, мои акушерки разъехались отдыхать у моря. И одна по телефону мне сказала: «Приезжай к нам в Славянку, тут и родишь». Идея мне показалась дикой. Но… Акушерка-отпускница, походная палатка вместо больничной, бассейн с пресной водой из местной реки, пересекающей пляж, — что еще надо? Я человек природы. И была уверена в своих силах.

— Сына воспитываете больше русским или поляком?

— Таких задач не ставлю перед собой. К тому же среда имеет ключевое значение. Пока сын растет в России, он, несомненно, больше русский. Но ввиду развода с мужем я намерена вернуться в Польшу. Там на сына будет влиять уже польская языковая среда, национальная культура. Тем не менее желаю, чтобы наш малыш, который только начинает говорить, освоил оба родных языка. Приложу к этому все усилия. А покидать Приморье мне очень жаль.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ