Юрий Крупнов: «Местные управленцы дадут 100 очков вперед работающим в центральной России»

Председатель набсовета «Московского института демографии, миграции и регионального развития» о поддержке ДВ
Из личного архива героя публикации | «Местные управленцы дадут 100 очков вперед работающим в центральной России»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Юрий Крупнов, председатель наблюдательного совета «Московского института демографии, миграции и регионального развития». Родился в 1961 г. в г. Электросталь, в 1984-м окончил сельскохозяйственный факультет Университета дружбы народов им. П. Лумумбы (отделение агрономии, специализация «биофизика и физиология растений»).
До 1985 г. служил рядовым в частях особого назначения, в 1986-1988 гг. — учитель биологии и английского языка.
С 1988 г. занимается научной деятельностью, был помощником депутата Госдумы, полпреда президента в ДФО. 

У него твердые рыночные взгляды, но Юрия Крупнова не отнесешь к оппозиционным экономистам-ученым. Помощник Камиля Исхакова в бытность того полпредом в ДФО сам себя называет государственником. 

Но иногда его заносит, как, например, с идеей переноса функций столицы на Дальний Восток. 

— Юрий Васильевич, с вашей точки зрения Приморье — самое напряженное геостратегическое место на земном шаре. Почему?

— Потому что здесь сходится несколько мировых цивилизаций. На востоке — Япония, на юге — Корея, на западе — Китай. Если отсечь территорию в районе Бикина, Приморский край остается в изоляции от остальной части страны. Отношения между соседними державами традиционно сложные, и тут, даже если мы держим нейтралитет, легко попасть «между молотом и наковальней». А ведь есть еще «исторические претензии». Помимо всего прочего, наши англосаксонские партнеры рассматривают тихоокеанское побережье КНР как самый важный участок с точки зрения геополитики. В этой ситуации даже отношения Палестины и Израиля не настолько сложны — тамошним проблемам 30-40 лет, и, в общем, понятно, в каком направлении их решать. А то, что происходит сейчас на Украине, покажется сущей ерундой по сравнению с тем, что может разгореться в Приморье. Выход один — сделать так, чтобы российская цивилизация и государственность закрепилась здесь всерьез и надолго.

— Президент Путин уже объявил Дальний Восток приоритетом политики России на весь XXI в. Этого мало?

— Путин понимает, что Владивосток не должен прозябать на периферии. А к развитию Приморья вообще нельзя подходить с точки зрения экономической выгоды. Главный вопрос — безопасность. Плохо, что не все в госаппарате такие. Я государственник до мозга костей. И не жалею времени и слов, чтобы убедить чиновников — надо поворачиваться на Восток, пока не поздно. На Дальнем Востоке я начал работать в 2007-2008 гг. По предложению полпреда Камиля Исхакова продвигал в высоких кабинетах проект космодрома «Восточный» в Амурской области. Тогда я нашел экономические и социальные обоснования того, что город Углегорск — это не просто точка на карте. 

Условия жизни во Владивостоке должны быть не хуже московских. Люди не должны отсюда уезжать, а по-хорошему — пусть переселяются из центральной части за Урал. Не может быть у такой огромной страны один-два центра. Тем более что и Москва, и Санкт-Петербург, и Сочи располагаются на одном западном «краю» России. Я — за столицу на Дальнем Востоке, правда не в Приморье, а в Амурской области.

— Каким вы видите Владивосток в будущем?

— Офисный центр, где сосредотачиваются бизнес, наука, центр управления. Крупные портовые мощности нужно вывести за пределы города. Порт нужно строить в Зарубино, сюда направить грузы из провинции Цзилинь. Требуются современные железные дороги — отдельно для грузового и пассажирского транспорта, — хайвеи, порты и такая логистика, чтобы грузы перевозились за десятки, а оформлялись за считанные минуты. Перевалка должна достигнуть 50-70 млн т.  

Почему Зарубино? Если Приморье вообще уязвимо с точки зрения геостратегии, то Хасанский район — самая напряженная точка. 30 тыс. человек на границе с Китаем и КНДР. Требуется мост на Песчаный, чтобы связать эту территорию с Владивостоком. Еще один большой порт — по значению он не настолько принципиален, но его можно построить, к примеру, в б. Суходол либо восточнее. Вот вам транспортный узел. 

В настоящее время серьезных портов на Дальнем Востоке России нет — это десятки портиков. У нас получается, что, имея какой-либо ресурс, бизнес стремится невзирая ни на что заполнить пространство. А конкуренция между российскими компаниями, международная конъюнктура? Что заработает Приморье? Уголь, а тем более его перевалка стоит сейчас недорого. И это абсолютно неправильная экономическая политика, проводить такую в вашем крае — вообще преступление. 

— В последнее время у нас все чаще говорят о привлечении иностранных инвесторов. 

— А кто сюда будет вкладывать? И нужно ли это? Ведь нельзя подходить к Владивостоку с теми же мерками, что и к городам Поволжья. Там нет такой опасности, что придут из-за границы партнеры сотрудничать, а через какое-то время будут претендовать на территорию. Поэтому нужно привлекать государственные средства. Разговоры о том, что госуправление менее эффективно, чем частное, не более чем сказка. Нужны грамотные руководители, которые спрашивают, с которых спрашивают. Конечно, какую-то часть производства можно отдать бизнесу, но государство должно обеспечивать жесткий контроль — как что делается. 

— Что разумно развивать в Приморье, кроме трансграничной торговли? 

— Глубокую переработку морепродуктов, в Приморье есть хорошие научные наработки в данной сфере. Кстати, отношение мое к ТОРам довольно скептическое. Как Москва вычерпывает ресурсы из страны, так и на Дальнем Востоке люди будут сосредотачиваться на территориях опережающего развития. Прочие быстро обезлюдеют. Почему я выступаю противником строительства железной дороги из Иркутской области в Китай? Да, замечательная будет дорога, но мы отрежем от России полстраны, никакие грузы по Транссибу и БАМу не пойдут. 

— В таком случае, Севморпуть — это благо или зло для Приморья?

— Поскольку в проекте потребуется активное участие главных портов на Дальнем Востоке: Владивостока, Петропавловска-Камчатского — это в ваших интересах. 

— Насколько местная власть, на ваш взгляд, адекватно рассматривает будущее региона?

— Местные управленцы дадут сто очков вперед работающим в центральной России. Хотя бы потому, что решают вопросы в сложных геостратегических условиях. Я уверен: если Путин, Миклушевский, председатель КНР, руководитель провинции Цзилинь в таком составе будут решать вопросы, транспортный коридор у нас будет. И деньги найдутся. Когда в Амурской области я общался с местными жителями, те смотрели на меня как на «московского мечтателя». А космодром и Углегорск строятся. 

Поверьте, я смотрю на эти вопросы не с гипотетической или утопической точки зрения, а опираюсь на реальность. Для России нет другого выхода, кроме как развивать Дальний Восток. Пока страна похожа на головастика, где хвост — азиатская часть. А здесь — больше половины территории и природных богатств. 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ