Дмитрий Алексеев: «Надо заниматься либо бизнесом, либо политикой»

Совладелец группы «ДНС» об импортозамещении, курсе доллара и психологии покупателей
Константин Сергеев | «Надо заниматься либо бизнесом, либо политикой»
Константин Сергеев
Анкета
Дмитрий Алексеев, 41 год.
Родился во Владивостоке. 
Обучался в ДВПИ, ДВГУ. По основной специальности — инженер. Изучал MBA в Московском государственном университете.
С 1998 г. — директор в DNS Digital Store. Совладелец группы «ДНС».
Компания «ДНС» занимается сборкой компьютеров и ноутбуков, имеет собственную крупную сеть магазинов компьютерной техники. DNS входит в сотню крупнейших частных компаний России (по версии журнала Forbes). Свой первый магазин компания открыла во Владивостоке в кризисном 1998 г. 

Для Дмитрия Алексеева, директора DNS Digital Store, торговля важна не менее производства. Потому что импортозамещение в России всего и вся невозможно.

— Дмитрий Юрьевич, в DNS много учредителей. Как распределяете полномочия между всеми? 

— Проще всего объяснить так: каждый старается хорошо работать, «бери больше, кидай дальше».     

— Когда у вас возникла идея не только торговать готовой продукцией, но и выпускать собственную? 

— В кризис 1998 г., когда корпоративных покупателей практически не стало. Есть такое поверье: «Производить хорошо, а торговать — не очень». Но торговать — не проще, конкуренция сейчас значительная. Неспроста так востребованы продажники. Что касается производства, эта сфера укрупняется, автоматизируется, появляются новые технологии. Знаете, что в стране закрываются десятками птицефабрики, в западной части России перепроизводство курятины? А если бы логистика и торговля были развиты иначе, люди получали бы мясо и яйцо по более низкой цене и лучшего качества. Вклад торговли тут едва ли не выше, чем у производителя.

Невыгодные смартфоны

— В одном из интервью вы говорили: «В 1998 году именно розница и выжила: курс доллара «скакал», и люди с удовольствием меняли полученные деньги хоть на что-то, например, на компьютеры». Удается ли получать сегодня дополнительную прибыль?

— В октябре-ноябре продажи выросли процентов на 40. Но вряд ли назовешь это праздником жизни. Если считать выручку в долларах, мы существенно потеряли. Наша наценка — 10-20%, в зависимости от вида товара. А на известном Apple вообще зарабатываем считанные проценты.

— В России DNS собирает только компьютеры и ноутбуки, а все остальное — это ОЕМ-производство в Китае. В связи с ростом курса доллара, а вместе с ним и юаня, не собираетесь локализовывать производство?

— Когда мы собираем компьютеры и ноутбуки в России, то выигрываем за счет экономии на логистике. С планшетами это уже не работает — они дорогие, весят мало.

— Можно ли в принципе наладить в России производство собственной техники, микросхемы? 

— Локально делать процессоры для России? В принципе, можно, но будет дорого, нерентабельно. По сути, разговоры о том, что все можно «импортозаместить», ничего общего с реальностью не имеют. Микросхемы для отдельно взятой России — блеф. Чтобы догнать тот уровень Intel, который есть, нужны десятки миллиардов долларов и энное количество лет.

— Какие комплектующие используете в своем производстве?

— В основном те же, что и другие производители. Процессоры, жесткие диски, системные платы выпускают всего несколько компаний в мире. Мы можем производить компьютеры и планшеты оригинального дизайна, но все упирается в масштаб.

У нас есть наработки собственных планшетов. Есть технология, как ставить в моноблоки мощные видеокарты. С инженерной точки зрения это не так сложно, но проблемы в капиталовложениях: пресс-формы и пластмасса дорогие. Делать такие моноблоки только для России — нерентабельно, люди не будут покупать. Вот YotaPhone — разработка хорошая, но разрабатывать и продавать только в России такие смартфоны — невыгодно.

«Мы так не делаем»

— Почему DNS нередко обвиняют в плохом качестве?

— Качество у нас примерно такое же, как у конкурентов. Вопрос, скорее, в психологии: есть на эту тему законодательство, и от покупателей никуда не деться. 

— Летом DNS обвиняли во ввозе контрафактной продукции. Удалось ли разобраться в ситуации с таможней?

— Пока не все удалось решить. Мы всегда старались «держаться подальше» от таможни, надеялись, что это гарантирует отсутствие проблем. Оказалось не так. В принципе, когда дошли до источников посыла, выяснилось: государство занялось нормализацией ситуации на рынке. Это правильно, в части структурирования и вывода из тени рынка техники проблемы были. Не всегда товары попадали на таможню законно. Однако сами мы никакого отношения к этому не имеем. Через таможню мы завозили только собственную продукцию, все остальное закупали в Москве, у дистрибуторов, производителей, которые занимаются растаможиванием самостоятельно. 

Почему пришли к нам? Во-первых, мы занимаем большую долю на рынке. Во-вторых, находясь во Владивостоке, были не очень понятны и прозрачны для руководства многих органов. Сейчас, в общем, эти вопросы устранены, сумели рассказать о том, что мы прозрачные и понятные. Товары нам отдали.

— А что за история произошла в Новосибирске с Госнаркоконтролем, когда его сотрудники увидели на китайских наушниках в магазине DNS некую крамольную надпись? Работа вашего магазина тогда была приостановлена. Чем закончилось разбирательство?

— Наглядная демонстрация того, чем нередко занимаются госорганы на местах. Чиновник зашел в магазин, увидел наушники мирового брэнда Co:caine. Такие же продаются по всему миру. Возможно, аллюзии на кокаин и есть, но не больше, чем в кока-коле. Экспертиза, пропаганда наркотиков, приостановим деятельность. В этот момент, наверное, мы должны были спросить: «Сколько?» Но мы так не делаем. Первый суд проиграли, и только в третьей инстанции победили. Хочется напомнить, что и государство недополучило налогов. Случаев использования ресурсов госаппарата чиновниками в своих целях, кстати, встречается немало. Однако мы считаем, что с произволом надо бороться. Поскольку сеть крупная, можем себе это позволить: закрытие новосибирских магазинов для нас неприятно, но не смертельно.

— А сколько DNS платит налогов в бюджет Приморского края?

— В региональный бюджет поступают отчисления по НДФЛ и часть корпоративного налога — с местного филиала. Совокупно в бюджеты регионов мы платим 6 млрд рублей, из них на Приморье приходится несколько сот миллионов.

— В одном из интервью вы сказали, что компания DNS никогда не просит у властей поддержки...

— Не совсем понимаю, что это такое. Хотя на самом деле обращаемся: допустим, когда стоял вопрос о постройке логистического центра близ Артема. Наверное, для власти и для бизнеса лучше, когда они меньше вмешиваются в работу друг друга.

— В последнее время вы стали выступать в СМИ, на инвестиционных площадках. Случайно не собрались во власть?

— Нет, надо заниматься либо бизнесом, либо политикой. В России нередко совмещали эти вещи, но это — пережиток «тучных времен». Модель, когда политика является продолжением бизнеса, работать уже не будет. 

Чтобы никого не смущать

— Может ли наступить момент, когда DNS откажется от продажи продукции других брэндов и сконцентрируется только на своей продукции?

— Нет. Мы стараемся донести до покупателей весь спектр продукции. Пусть люди выбирают осознанно. Наша продукция своего покупателя имеет. 

— Дискаунтер TechnoPoint принадлежит DNS. Почему вы открыли именно такой формат?

— Во-первых, проект достаточно независимый. Во-вторых, хотим донести не только больший ассортимент, но и представить товары по разным ценам. 

— Продажа крупной бытовой техники через интернет из той же области?

— Просто стараемся быть для покупателей полезными.

— Не планируете ли вы организовать продажу своей продукции через партнеров?

— Собираемся. Чтобы их «не смущать», в частности, выпускаем товары под брэндом DEXP.

— Раньше в основе компьютерного бизнеса лежала модель, которую пропагандировала Intel и которая опиралась на такие понятия, как «системные платы и процессоры», «скрутили, собрали». Но сейчас это никому не интересно. Мир изменился, компьютеры стали миниатюрными: ноутбуки, нетбуки, моноблоки, смартфоны, планшеты. На что вы будете делать упор? Сможете конкурировать с тем же Apple?

— Сегодня, если вы не выпускаете ноутбуки, то компьютерным бизнесом уже не занимаетесь. Более того, мы активно производим смартфоны. Компьютеров становится больше, они разные, заточены под определенный функционал. Что касается Apple, сам я пользуюсь, преимущественно, собственной продукцией. 

— Как кризис влияет на вашу работу?

— В основном, положительно. Это такой странный кризис — отличается от 1998 и 2008 гг. Тогда было понятно — рынок упал, потом будет лучше. Сейчас неясно, когда наступит «дно». Бардак на Украине продолжается, и можно предположить, что будет еще хуже. Будет беднеть население — будут меньше покупать. Но кризис — всегда еще и возможности. Скорее всего, рынок немного сократится. Поэтому будем лучше работать.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ