Ольга Багрянцева: «Появляется другая культура организации пространства»

Совладелица интерьерного шоу-рума о спросе на эксклюзив, индонезийских партнерах и несовершенстве
Из личного архива героя публикации | «Появляется другая культура организации пространства»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Ольга Багрянцева, совладелица и управляющая шоу-рума Object.
Родилась в 1978 г. во Владивостоке. Здесь же окончила среднюю школу. Затем получила образование в Международной бизнес-академии по специальности «управление ресторанным бизнесом».
В разное время работала секретарем в одной из компаний Владивостока, торговым представителем компании «Стимул», клиент-менеджером в РА Pacific Media, начальником отдела маркетинга в сети супермаркетов.
Переехала жить на о. Бали (Индонезия) с семьей в 2008 г.
Шоу-рум во Владивостоке открылся в конце 2014 г. Он стал логичным продолжением «послойного» освоения производственно-интерьерной сферы, которое началось шесть лет назад с сайта dostavkasbali.ru

Как лучший из индонезийских мастеров по дереву на острове Бали видит в столетних корнях формы столов, так и она видит в  его экзотических творениях формы для собственного бизнеса. 

— Говоря о мебели ручной работы и об оригинальных предметах интерьера-экстерьера вообще, в Приморье этот сегмент рынка я бы назвала нулевым. А спрос на подобный товар здесь уже сформировался. Уровень продаж наших интерьерных и экстерьерных изысков на начальном этапе в общем меня порадовал. Сейчас мы начали информационную кампанию и рассчитываем на всплеск интереса со стороны тех, кто может оценить наш товар в силу развитого эстетического вкуса, широких культурных горизонтов и, конечно, высокого дохода.

— Люди с высоким доходом умеют экономить.

— Дело не в деньгах, а в другой культуре организации пространства, проживания своей жизни, если хотите. Те, кто привык и имеет возможность наполнять свое пространство вещами исключительными, вряд ли станет в кризисное время ради экономии переходить на «Икею». В Приморье ширится круг людей с достатком выше среднего, которые предпочитают делать довольно простой и ремонт, потратив минимум на стены и потолок, зато отдают должное деталям — уникальным дорогостоящим дверным ручкам, отдельным нетривиальным предметам мебели, оригинальным лампам и световому концепту вообще.

— Не кажется ли вам, что вы с партнерами опережаете время, открыв столь неординарный шоу-рум в столице Приморья?

— Мы действительно чуть опережаем время. И тем самым своеобразно участвуем в формировании вкуса жителей территории, даем притекать мировым трендам во Владивосток чуть быстрее. Эту нишу в любом случае кто-то занял бы. И хоть первыми быть всегда тяжело — нет сформированного рынка, нулевая аналитика, не отработанные схемы, — мы не жалуемся. Оптимизма прибавляет один очень известный сегодня бар, который я называю «место эстетического алкоголизма». Он более года был пуст, а сегодня там сформировалось свое сообщество из культурно-деловой среды.

— Как бы вы охарактеризовали то, чем занимаетесь?

— В целом наша деятельность по сути брокерская и агентская, попутно мы коллекционируем и продаем впечатлившие нас объекты. Нас можно назвать интерьерными брокерами, работающими на разных направлениях.

— Какие из направлений для себя вы определяете сейчас как приоритетные?

— Их три. Первое — это производство в Индонезии предметов интерьера и экстерьера по ультра-индивидуальному дизайну. У нас нет идеи нести какое-либо азиатское видение клиентам. Вы хотите прованс, модерн, лофт, классику, эко-стиль — приходите к нам, мы вместе поищем «такой же, только с перламутровыми пуговицами».

Второе — формирование во Владивостоке собственной коллекции высокохудожественных, дизайнерских предметов интерьера и экстерьера. Коллекция наша здесь уже значительна и «обитает» на большом складе, увидеть ее можно по приглашению. Предварительно понять, интересно ли вам ехать на склад, можно в шоу-руме, который обставлен только нашими товарами. 

Третье — это сегмент крупных форм из массива и корней — минимальная обработка превращает их в предметы обихода и декора. У нас есть единственное на весь мир и неповторимое кресло из палисандра, которое сотворила природа, а человек лишь отсек лишнее. Мы готовы продать его за вполне разумные деньги. 

Вараны на столе

— У вас в шоу-руме столько вещей, откровенно… странных!

— Это правда. Но в этом и есть весь шарм. Стол из корня тика, в котором достаточно тонко вырезаны вараны. Диван, обитый белой кожей, вручную расписанной лотосами. «Русский» стол из улиновых шпал. Все эти предметы могут принадлежать только людям выдающимся. Ведь человек «выплескивается» в интерьере. Только психологически состоявшиеся могут позволить себе смелые оригинальные ходы, нестандартные решения и яркие цвета. Средняя жена богатого мужа автоматически делает интерьер дома блеклым, в пастельных «пыльных» бежевых тонах, как будто боится предъявить свою «отличность» от других миру. Большинство пугаются несовершенств. Стол из массивного спила любого дерева, вероятно, потрескается. Потому что это живое дерево, которое продолжает свою жизнь в служащей вам вещи. И тогда следы жизни запечатлеваются на нем ровно так, как у каждого из нас — маленькие и большие шрамы напоминают нам о событиях в жизни. Поэтому, помимо прочего, мы еще увлекаемся полуантикварными вещами. К проводной телефонной линии в нашем шоу-руме подключен очень старый металлический аппарат с отдельной «слушательной» трубкой и статическим звукоприемником.

— Все, чем вы торгуете, произведено в Индонезии. Сложно ли вести дела с партнерами из столь экзотической страны? Менталитет жителей Юго-Восточной Азии разительно отличается от нашего.

— Дело не столько в бизнес-менталитете, сколько в логистике, обусловленной культурной спецификой. Сложность состоит в том, что если вы приехали в один город за латунными лампами ручной работы, то вам не удастся «прицепом» прикупить там и прочие необходимые вещи. За домотканым текстилем придется ехать в другой город, а за высококачественной тиковой тумбочкой — добираться еще на некий остров, за дверями — еще куда-нибудь. В разных регионах Индонезии налажено отдельное очень узкое производство чего-либо. Пожалуй, лишь только остров Бали — то место, куда со всей Индонезии стекаются товары. Это единственная в стране такая грандиозная торговая площадка, на которой прежде всего оперирует европейский интерьерный бизнес. Более 70% всей итальянской и немецкой мебели производится в Индонезии, а потом продается под соответствующими брэндами.

Россия в тренде

— Азиатская, африканская экзотика, европейская классика и авангард — все это в тренде дизайна предметного и пространственного. Когда же наступит черед русского стиля?

— Он уже наступил. В предметном и интерьерном дизайне русский тренд только начинается, отчетливо же проявился в дизайне одежды. Охлаждение отношений между Россией и Западом странным образом порождают повышенный интерес культурных и творческих кругов к стилю a-la russe. Если мы будем брать верх в противостоянии, то и «дизайн человека» — образы, входящие в моду — будет все более и более русскими. Просто всмотритесь в образ ламберсексуала, приходящий на смену метросексуалу. Его называют «стиль канадского лесоруба». Мысленно замените клетчатую рубашку на косоворотку — и вы все увидите сами.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ