Юлий Иванов: «У ветеринаров есть хорошая поговорка: врач лечит людей, а ветеринар — человечество»

Глава регионального Россельхознадзора о лукавстве рыбаков, статистике и ответственности ведомств
Из личного архива героя публикации | «У ветеринаров есть хорошая поговорка: врач лечит людей, а ветеринар — человечество»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Юлий Иванов, и. о. руководителя Управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области.
Родился на Украине, г. Донецк, работал рыбаком в колхозе «Путь Ленина» на Камчатке. В Приморском крае служил на Тихоокеанском флоте.
Окончил в 2004 г. Дальрыбвтуз по специальности «Экономическая теория, бухгалтерский учет, аудит».
Занимался бизнесом различных направлений: банковским, топливным, строительным. В 2008 г. стал исполнительным директором рыбокомбината в структуре холдинга «Системные решения», затем генеральным директором управляющей компании «Системные решения», в холдинг которой помимо рыбокомбината вошли ТД «Восточные рыбные промыслы» и РК «Южно-Морской». 

Подход к организации деятельности таких выходцев из бизнеса, как полпред президента РФ на Дальнем Востоке Юрий Трутнев или глава Минвостокразвития Александр Галушка, отмечен особой оптимальностью деловой хватки и нацеленностью на результат. Если вчерашнему бизнесмену предстоит возглавить структуру, изначально сориентированную на контроль и надзор, не перекует ли бюрократическая действительность натуру человека? Этот вопрос мы решили задать Юлию Иванову.

— Юлий Анатольевич, вас называют белой вороной в политической жизни Приморского края. Даже в биографической справке на сайте Россельхознадзора можно найти только вашу дату рождения и окончания учебы в Дальрыбвтузе в 2004 г. А раньше-то вы где были, чем занимались?

— Процесс обучения у меня получился, действительно, длинным... В молодые годы не считал, что выучиться и получить диплом является чем-то архиважным. Поэтому после службы в вооруженных силах поступил в ДВИСТ в 1990 г., после трех лет обучения начал заниматься бизнесом. 

— Тогда экономика была совершенно не развита, более того — была дикой и лихой. Тяжело было? 

— Бог дает каждому человеку в дорогу талант, если правильно определить свое место в жизненном процессе, можно достигнуть высоких результатов, при этом не потерять баланс духовного с материальным. Были ошибки и победы, новые друзья и случайные знакомые. Но спустя некоторое время понял, что без академических знаний в жизни не обойтись. Закончил Дальрыбвтуз, проходил различные образовательные программы. 

— А бизнесом-то каким занимались?

— Перебрался в Москву, вначале работал в банковской сфере, позднее в основном занимался строительством. А вообще, столица России в то время открывала много возможностей, и это давало шанс попробовать себя в различных областях. Вернувшись в Приморье, с надежными партнерами занимался топливным бизнесом — хранение и перевозка ГСМ по краю. Затем меня пригласили на должность директора рыбокомбината в структуре холдинга «Системные решения». Это был очень интересный период — государство уже укрепилось после хаоса 90-х и начало всерьез ставить вопросы о продовольственной безопасности страны. И мы на уровне отдельно взятого отраслевого предприятия старались развернуть работу так, чтобы соответствовать этим задачам.

— Рыбокомбинат при вас совершил настоящий прорыв. Была построена целая сеть доставки рыбопродукции в другие регионы. То есть создали рыбный кластер в миниатюре. Как смогли вы сделать то, чего не удается большинству российских предприятий в этой сфере?

— Это труд целого коллектива единомышленников. С самого начала предприятие сделало ставку на потребность рынка в уже разделанной, упакованной рыбопродукции. При этом был создан узнаваемый бренд, который занял ведущее место на Дальнем Востоке вплоть до Новосибирска — «Соленый ветер». К сожалению, экономику рыбопереработки серьезно подрывали и подрывают браконьеры. Надо признать, что, пока в этой сфере не наведен порядок, предприятия, соблюдающие все требования закона, конкуренцию не потянут. Были, конечно, и другие сложности — закрытость рынков некоторых регионов привела к снижению портфеля заказов. Но основная причина того, что было принято решение остановить производство, — безусловно, влияние незаконного промысла. Очень жаль, что экономика края лишилась рабочих мест, а бюджет — налогов. 

— Теперь вы можете бороться с браконьерами в рамках госнадзора. 

— Это не входит в наши полномочия. Россельхознадзор при подозрении о продукции неизвестного происхождения может лишь проинформировать об этом другие службы. Они уже принимают меры. Но сам подход к работе контрольно-надзорного органа, в моем понимании, должен быть именно таким: мы должны выполнять наши функции так, чтобы добросовестным предпринимателям работать было комфортно, а потребитель и природные ресурсы страны не страдали. У ветеринаров есть хорошая пословица: врач лечит людей, а ветеринар — человечество. 

— В последние несколько месяцев Россельхознадзор — главный герой антисанкционных новостей. Ведь именно на это ведомство возложена задача не пропускать запрещенную продукцию. Ваша работа как-то изменилась?

— Нашими отделами совместно с силовыми ведомствами периодически выявляются подобные нарушения — например, польские яблоки в китайских коробках. Понятно, что кое у кого есть соблазн заработать на введенном правительством продуктовом эмбарго. Но задача государством поставлена, и мы будем ее выполнять.

Многие путают нас с Роспотребнадзором, Росприроднадзором, субъектовыми ветеринарами. 70% писем, которые к нам приходят, на деле должны идти в другие ведомства. И нам приходится это объяснять в ответных обращениях. Но сколько времени теряется. И если бы только пенсионеры путали... 

Мы недавно проводили два круглых стола с представителями рыбацкого сообщества: на Сахалине и во Владивостоке. Обсуждали путину-2015. Часть вопросов на мероприятиях относилась к тотальному лабораторному контролю. Но дело-то в том, что Россельхознадзор не осуществляет лабораторные проверки, когда речь идет о рыбопродукции, перемещаемой по территориям субъектов РФ. Этим занимаются субъектовые ветеринарные врачи, с целью выдачи первого ветеринарного сопроводительного документа. Россельхознадзор требует лабораторные заключения на продукцию, которую собираются вывозить за рубеж, здесь обследования проводятся согласно требованиям государства-импортера. 

— Сейчас широко обсуждаются поправки в закон «О ветеринарии». Рыбаки негодуют — по их мнению, контроля станет больше. 

— Я понимаю коллег, которые хотят демократично выглядеть. Но главное, чтобы не только костюмчик сидел, а под ним правильное содержание было. В России есть понятие, которого нет ни в одной стране — «регулирующее воздействие». Наши нормативные документы должны быть составлены с учетом общественно-экспертной оценки. Высказывайте свое мнение на уровне профильных общественных объединений, аргументируйте свою позицию, и будете услышаны. А контроль должен быть, не будет его — могут пострадать люди. 

— Но Россельхознадзор часто критикуют за жесткость...

— Вы знаете, есть такое исследование — радиология. Этот анализ применяют не ко всем партиям ВБР, но есть официально известные места различных захоронений в море, и, если вылов проходил в непосредственной близости к данному району, это исследование применяется. Рыбаки говорят: по статистике, нет ни одного случая заболеваний от рыбы. Но паразиты же не поражают внутренние органы моментально. То же самое можно сказать о содержании ртути, свинца, мышьяка в глубоководных рыбах и ракообразных. Более того, рыба в море может быть и здоровой. А как только к ней прикоснулся человек — возникают вопросы. Был такой случай: в продукции, которую доставило в зарубежье наше судно, было обнаружено высокое содержание ртути. Начали выяснять откуда. Оказалось, еще при погрузке было разбито несколько градусников. Так что у жесткости есть и оборотная сторона — безопасность человеческого здоровья, которое, в конечном итоге, и охраняет государство, в том числе и в лице Россельхознадзора.

Кроме того, в адрес Управления приходят письма из центральной части России с претензией, что из региона поступила рыба с сальмонеллезом, стафилококком и т. п. Когда ее отсюда отправляли, по заключению ветеринаров, рыба была здоровой. Проблемные факторы понятны: санитарное состояние транспорта, условия транспортировки, температурный режим. Теперь вопрос: надо ли обследовать рыбу?

— Вы только что сами заметили — обследовать мало. А проблема вся в логистической цепи. 

— Я говорю об исключительных случаях. И о том, что иногда представители рыбацкого сообщества немного лукавят, когда приводят статистические данные. Ведь приходят 100 партий, из них две зараженные. Статистическая погрешность практически нулевая. Вопрос: чей ребенок станет жертвой 0,01%? 

Вообще, задачи Россельхознадзора — обеспечить прослеживаемость всей цепочки: добыча — хранение — логистика. Хорошо, если все выявится при добыче. А когда продукция уже прошла весь путь, то приходится обеззараживать всю цепочку. Это очень затратные работы. 

Сейчас начинаются поставки мяса из Китая. Между тем китайская продукция является неблагополучной по ящуру. Дело в том, что в Поднебесной больных животных не уничтожают, их также потребляют в пищу, а иногда по Амуру плывут не признанные никем туши животных. Значит, возможность переноса ящура из Китая очень большая. И мы вынуждены усиливать контроль, но при этом никого не притесняем. Более того, сейчас идет упрощение процедуры оформления, вводится электронный документооборот. Убрать же полностью контроль невыгодно в первую очередь законопослушным производителям. Если у человека все хорошо, он никогда не будет говорить, что ветеринарные проверки излишни. Это как с браконьерством — честный производитель понимает, что государственный орган этими проверками защищает в том числе и его бизнес от недобросовестных конкурентов. Другой вопрос, когда его начинают чиновники этими проверками перекручивать, или, как иногда говорят, «кошмарить». 

— И бывает, что «кошмарят» по политическому заказу.

— За свою короткую биографию госслужащего подобных явлений я не видел. Причем мы не раз встречались с представителями бизнеса на круглых столах — ни разу ни о чем подобном вопросы не возникали. В любом случае, органы государственной власти в таких процессах участвовать не должны. 

— Какая продукция лучше с точки зрения фитосанитарных и ветеринарных норм — российская или импортная?

— Это коварный вопрос... Хорошая продукция та, которая отвечает установленным нормам, а производитель не идет на сделку с совестью. Не накачивает продукцию фосфатом или антибиотиками. Иначе побочные явления прибавляют работы медикам. И надзорным органам.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ