Светлана Дутко: «Воспитывать в ребенке свободную личность невозможно без привития понятия ответственности за свои действия»

Директор европейской прогимназии «Одаренок» о развитии школьной среды и образования
Из личного архива героя публикации | «Воспитывать в ребенке свободную личность невозможно без привития понятия ответственности за свои действия»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Светлана Дутко, директор европейской прогимназии «Одаренок».
Родилась в 1967 г. на о. Сахалин. Детство провела во Владивостоке, в 1987 г. окончила Владивостокское педагогическое училище № 1, получив профессию учителя младших классов. Высшее образование получила в Биробиджанском педагогическом институте по специализации коррекционной педагогики, став учителем-логопедом.
До 1995 г. работала в государственных общеобразовательных школах Владивостока, затем в системе частного школьного образования. Нынешнюю позицию занимает с 2004 г.
Замужем, вырастила дочь и сына. Воспитывает внучку.

Школа должна не просто давать знания, а быть новой культурной средой. Так считает Светлана Дутко, чей опыт преподавания пришелся на переломную эпоху в образовании.

— Давать знания, умения и навыки — этим изначально и ограничивался функционал большинства школ в прошлом. Но в XXI веке школа должна выйти за устаревшие рамки и стать центром трансляции культуры и социального опыта. Мир меняется, и школьному образованию необходимо успевать за эволюцией не только в техническом плане, но и в подходе к ученику, к процессу преподавания предметов и оценки трудов школьника.

— Светлана Олеговна, почему в вашем учреждении считается, что европейские модели образования лучше российских?

— Да, «Одаренок» позиционируется как классическая европейская прогимназия, но дело тут не в сравнении с отечественными моделями, а в том, что мы стремимся основывать свою программу на лучших традициях и российского, и зарубежного образования. В частности, нам очень интересна широко распространнная в мире программа Международного бакалавриата (International Baccalaureate, IB), разработанная в Швейцарии еще в 1968 году. Главными для нас являются общемировые принципы гуманной педагогики. 

«Костыли учителей»

— Разве сама по себе педагогика может быть негуманной?

— Может, к сожалению. Не все педагоги стремятся понять ребенка, проанализировать мотивацию его поведения. Очень важно уважать ученика и результаты его усилий, уважать свободу маленького человека.

— Некоторые уверены, что при упоминании детской свободы и до вседозволенности недалеко.

— Гуманная педагогика совсем не подразумевает вседозволенности. Воспитывать в ребенке свободную личность невозможно без привития понятия ответственности за свои действия. Именно осознание того, что «моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого», способствует развитию высокой степени социализации ребенка. Участвует наш ученик в каком-то школьном проекте, делает свой выбор роли и функций в нем и, как правило, старается не подвести других участников.

Отметки в дневнике или журнале также не главенствуют в гуманном учебном процессе. Мы, например, первоклассникам и второклассникам вообще не ставим отметок — они ведь еще только учатся быть учениками! Отметки, как говорит Шалва Амонашвили, это костыли для учителей, и они необходимы только для поддержки контроля в плане сиюминутных достижений учеников. А вот научить ребят учиться с удовольствием, получать радость от самого процесса открытия новых знаний и обретения опыта, учиться так, чтобы про отметки просто забыть — вот высший пилотаж педагога! 

— Многие ваши коллеги из приморских школ говорят, будто современные школьники — жуткое поколение, которое трудно заинтересовать чем-либо. Согласны?

— Категорически нет. Они, конечно, отличаются от ребят прошлых поколений. Но и школа должна меняться вместе с поколениями. А главное — учителям самим должно быть интересно в школе, тогда и ученики за ними потянутся.

Кстати, когда наши ученики в силу семейных обстоятельств, например, переезжают за границу и поступают учиться в школы Европы, Азии, Америки, они, судя по рассказам их родителей, чаще всего обладают большим объемом знаний, чем их зарубежные сверстники, а главное — довольно легко вливаются в иностранный учебный процесс, в иноязычный коллектив. И что самое важное, проявляют высокую познавательную и социальную активность. Из чего мы делаем вывод, что наша учебная система хорошо комбинируется с общемировой. 

— А дети иностранцев приходят учиться в вашу школу?

— Да, и нередко. В основном это дети экспатов и сотрудников дипмиссий. Работаем с учениками из Южной Кореи, Японии, Германии. Были у нас ученики из США и даже Сербии. Как правило, ребенок из другой страны приходит к нам совсем без знаний русского языка и начинает с индивидуального плана обучения, в котором главное — освоить русский. Затем мы уже решаем с родителями, по какому пути идти, адаптировать ли ребенка полностью под образовательную систему нашей страны, планируется ли получение российского образования или нет. В соответствии с потребностями семьи мы готовы корректировать индивидуальный план обучения. 

«Не хочу, чтобы меня боялись дети»

— Кто в основном должен воспитывать современного ребенка — семья или школа?

— В школе, безусловно, растущему человеку преподносятся модели поведения, примеры, пути решения ситуаций и конфликтов. По некоторым оценкам, от 50 до 70% личностных особенностей ученика закладывает семья. Остальное влияние оказывает внешняя среда, в том числе школа. Когда к нам в «Одаренок» приходят новые ученики, по их поведению и отношению к сверстникам и учителям можно понять, как с каждым ребенком общаются в семье. При этом с детьми, не посещавшими до школы детский сад, работать несколько сложнее, чем с «организованными» ребятами. «Домашние» же дети бывают часто либо слишком настороженными, попадая в организованную среду, либо наоборот — часто протестующими против правил, готовыми нарушать свободу окружающих. Но все они в любом случае одарены — каждый своими способностями, со всеми детьми интересно работать. 

— Как вы бы в целом описали ситуацию с российским школьным, дошкольным и дополнительным образованием?

— Скорее оптимистично. Есть прогресс, хотя и не в тех темпах, как хотелось бы. В школах, включая муниципальные, теперь много внимания пытаются уделять внеурочной занятости учеников, система дополнительного образования развивается. Это способствует формированию в школе новой культурной среды. Но печалит сокращение притока молодых кадров, высоко подготовленных и полных энтузиазма..

— В былые времена мимо кабинета директора школы было принято проходить на цыпочках, испытывая священный ученический страх. А как ученики проходят мимо вашего?

— Совершенно свободно и спокойно чувствуя себя. И не только проходят мимо, но и заходят, делятся идеями, задают вопросы. И мне нравится именно такой тип взаимоотношений с учениками. Страх же мешает нормальному общению! Дрожь в коленях перед кабинетом директора скорее будет у тех детей, кому родители навязали этот стереотип из прошлого.

— От чего из прошлого опыта важно отказаться побыстрее в плане педагогики, чтобы успевать в образовании детей за временем?

— От излишнего авторитаризма и излишнего оценивания. А также стоило бы отказаться от того, чтобы придавать первостепенное значение знаниям. А важнее «усвояемости» знаний как таковых то, какая личность растет у нас в школе, ее собственное стремление к новому, способности к самообразованию (их развитие важно всю последующую жизнь человека), умение добыть материал и проанализировать его. Собственно, это и есть во многом современный европейский педагогический подход.

«Я бы вернула Тимуровское движение»

— В каких эпитетах вы бы описали свое собственное школьное детство?

— В позитивных! Если бы школа была чем-то мрачным или неприятным для меня в детстве, я бы не стала возвращаться туда уже в роли учителя. Самые светлые воспоминания — те учителя, которые поддерживали и формировали уверенность в собственных силах. Ценю и то, что нас приучали в глубоко советский период быть социально активными вне школы, делать добрые дела, помогать людям. Раньше было Тимуровское движение, теперь это —«социально полезные практики». Не важно, как это называется, важнее, что за этим стоят действительно добрые дела. И этому обязательно надо учить детей в школе XXI века.

— Для вас легче работать с детьми или руководить педагогическим коллективом?

— Конечно, с детьми легче. Да, работа педагога — целый день в шуме, гаме, в ежеминутном решении ситуаций и детских проблем. Но зато дети очень открыты, они еще не отягощены негативным жизненным опытом и готовы верить тебе, поддерживать интересные идеи. Учительский коллектив — люди взрослые. Самое трудное бывает убедить в необходимости чего-то нового и переломить стену из кирпичей «а зачем мне это надо?» и «лучше по старинке!» Но, к счастью, наш коллектив, состоит из людей творческих, любящих свою работу, готовых к развитию и стремящихся сделать прогимназию еще лучше. 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ