Кадзунори Кавахара: «В Японии возможности все уже, конкуренция все жестче»

Директор Японского центра во Владивостоке о бережливом производстве, разнице менталитетов и дорогах
Из личного архива героя публикации | «В Японии возможности все уже, конкуренция все жестче»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Кавахара Кадзунори, директор Японского центра во Владивостоке (филиала АНО «Японский центр по развитию торгово-экономических связей»).
Родился в 1949 г. в г. Ойта (префектура Ойта, Япония).
Высшее образование получил в Университете иностранных языков (г. Осака), на русском отделении.
Работал в разных компаниях в Японии и России. С 2010 г. по 2014 г. работал на позиции финансового директора в представительстве Hino во Владивостоке. Нынешнюю должность занимает с весны 2014 г.
Женат, имеет сына.

Если развиваешь свое дело в Приморье, всегда есть шансы того, что судьба сведет тебя с японскими бизнесменами. Так считает Кавахара Кадзунори, вернувшийся во Владивосток, чтобы способствовать увеличению этих шансов.

— В Приморском крае я наблюдаю большой интерес к Японии. Но главным образом — к языку, культуре. Что касается бизнеса, совместных предпринимательских проектов, то здесь процессы идут не столь интенсивно, как могли бы в соответствии с географическим положением. Состав слушателей наших курсов японского языка, созданных изначально именно для бизнесменов, — яркая иллюстрация тому. Я лично интервьюировал 40 человек. Оказалось, к бизнесу имеют отношение только 10% из них. Остальные занялись изучением японского по разным причинам — из любви к спорту, ради культурного просвещения или для общения с семьями родственников, заключивших брак в Японии. Однако мы призваны сюда не японоведов готовить, а расширять возможности контактов, прежде всего среди деловых кругов Приморья и Японии.

— Кавахара-сан, в чем видятся вам причины такого положения дел?

— Если говорить о сиюминутной причине — это интернет. Как сейчас, так и 20 лет назад у нас был довольно строгий конкурс при отборе учеников (а желающих много!). Но теперь набирать их стало еще труднее — приморцы, следуя общемировым тенденциям, бросились изучать японский язык посредством всемирной сети. Онлайн-уроки тем более интересны бизнесменам — людям занятым, стремящимся сэкономить время. Но мы с коллегами уверены, что быстрее и эффективнее можно освоить язык при живом общении с наставником и соучениками.

Есть и другая причина, характерная именно для Приморья: местные компании почему-то не слишком заинтересованы в повышении квалификации сотрудников, даже тех, кто на руководящих постах. А ведь было бы логичным, если бы в бизнес-структурах этого региона многие владели бы восточными языками, что способствовало бы познанию менталитета соседей и расширению экономических связей. К сожалению, крупные японские компании открывают свои представительства в Москве, чтобы торговать по всей России, и заинтересованы в сотрудниках, знающих и японский и английский языки, т. к. масштаб деятельности этих компаний не ограничен только Японией или Россией.

Край возможностей

— Что изменилось за 20 лет существования вашего центра?

— Когда наш центр только открылся, вокруг создавались всевозможные совместные русско-японские предприятия, при этом из края активно экспортировался в Японию лес-кругляк. Сейчас все иначе. Стоит задача в государстве наращивать собственное производство. Новые проекты, такие как ТОРы, свободный порт… В то же время в Приморье мало развита обрабатывающая промышленность. А рядом, в соседней Японии, есть уже наработанные, отлаженные, усовершенствованные технологии. Приморскому бизнесу не нужно изобретать велосипед, а можно воспользоваться успешным опытом японских коллег. Поэтому мы организовываем стажировки в Японии и семинары во Владивостоке, которые могли бы на практике помочь приморцам.

— Какие из семинаров востребованы приморскими бизнесменами больше всего?

— Особенно популярны те, что раскрывают кайдзен (бережливое производство). Эта японская философия управления компанией и производства без потерь. Наш центр сам выбирает лекторов в Японии, которые могли бы донести действительно новую и полезную, применимую на практике информацию до приморских слушателей.

— Что за впечатления чаще всего увозят из Приморья японские лекторы?

— Лекторы из Японии, побывав здесь, остаются впечатлены твердым духом учебы среди тех, кто приходит на семинары, их широким кругозором и профессионализмом. Японцы едут сюда, возможно, со штампами и стереотипами в голове, навеянными массмедиа. А уезжают удивленные тем, какие, оказывается, широкие экономические возможности есть в Приморском крае! У нас в стране возможности все уже, конкуренция все жестче, места для развития все меньше. А здесь так много свободного пространства.

Вернувшись во Владивосток работать в новом статусе, я решил изучить и Приморье в целом. Для начала побывал в Уссурийске и окрестностях, посетил, например, частную сыроварню. В целом сделал заключение, что это превосходные места для стремительного развития сельского хозяйства, если не брать во внимание плохие дороги там. Во многом напоминает Хоккайдо, где как раз развернуто лидирующее в Японии производство молочной продукции.

Язык экономики

— На ваш взгляд, бизнес-связи Приморья и Японии сегодня достаточно тесные?

— Сейчас здесь проживают около ста японцев, некоторые из которых ведут дела, государственные или экономические. В Японии живут более 10 тыс. россиян. И далеко не все из них занимаются бизнесом. Первый виток развития наших связей наблюдался 100 лет назад, когда Япония была бедной страной, поставщиком дешевой рабочей силы за рубеж, в том числе во Владивосток. Тогда многие тысячи японцев перебрались в Приморье за новыми возможностями. В советские времена, даже при закрытости региона для иностранцев, успешно реализовывались японо-советские проекты в угольной и лесной промышленности. Но былых масштабов взаимодействия сегодня нет.

— Что мешает более эффективному взаимодействию между российскими, приморскими и японскими компаниями?

— Есть частности, навеянные временем, а есть и глобальные вещи — разница культур, менталитетов. Да, Владивосток глубоко находится в Азии, но мышление в его предпринимательских кругах в целом западное, индивидуалистическое, нет общего настроя на взаимопомощь. Думаю, индивидуальность хороша, когда мы говорим о самовыражении, о вкусах. Но не о ведении дел и экономике. Экономика — то, что создается всем миром. Между тем российские власти ведут работу по улучшению бизнес-климата в стране, в частности, в Приморском крае, что вселяет надежды и в некоторых представителей японских деловых кругов.

Родившийся в храме

— Живя долгие годы за границей, кем вы себя ощущаете?

— Представителем послевоенного поколения японцев. Я родился в храме. И не потому, что родители были слишком религиозны. У них просто не было дома — в те годы все было разрушено войной. Тем не менее общество, частью которого я являюсь, выстроило свой общий дом — передовую Японию, сделало прогрессивный рывок благодаря единению и общему желанию добиться высот.

— До того, как вы обрели опыт жизни в России, какой представлялась вам наша страна?

— Будучи студентом в Осаке, я много читал об ужасах сталинизма. В то же время познавал идеи социализма — Япония активно внедряла тогда его элементы в собственное общественное и экономическое устройство. Россия, СССР в целом, несмотря на социалистическую идеологию, представлялись мне страной несвободной, как в контексте личности, так и общества. А без свободы невозможно движение вперед. Затем наступили новые времена, я отправился работать в Россию, обрел опыт жизни в Москве, Хабаровске, Южно-Сахалинске и Владивостоке.

— Во Владивосток вы приехали уже во второй раз. Почему?

— Закончив трудиться финансовым директором в местном представительстве Hino, я вернулся в Японию, стал искать интересную работу. И вскоре друзья рассказали о вакансии директора Японского центра в приморской столице. Она заинтересовала меня, мой запрос был удовлетворен. И через четыре месяца я с удовольствием вернулся работать в этот город.

— Есть ли у вас здесь любимые места?

— Люблю местные сопки, люблю созерцать луну осенью и весной, красивы здесь и туманы, интересны закаты над морем. За годы, проведенные здесь, я обошел все сопки, а на Орлиной даже наводил чистоту — убрал более 500 кг мусора. Это очень по-японски: в юности у тебя полный бардак в студенческом общежитии, а с возрастом становишься нетерпимым к грязи вокруг себя, где бы ты ни жил. Хотя столица Приморья стала заметно чище в последнее время.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ