Алена Воронина: «Начиналось все с ящика конфет»

Хозяйка «шоколадных» киосков о рэкете, конкуренции и полезных сладостях
Юлия Пивненко | «Начиналось все с ящика конфет»
Юлия Пивненко
Анкета
Алена Воронина, индивидуальный предприниматель, владелица нескольких киосков по продаже шоколада и конфет во Владивостоке.
Родилась в г. Партизанске, закончила ДВПИ по специальности «инженер-технолог машиностроения».
Работала инженером-конструктором. В 1991 г. вместе с мужем открыла бизнес по торговле шоколадом и сладостями. 

Как бы ни менялся центр Владивостока, ее киоск по продаже шоколада на пересечении улиц Алеутской и Фокина остается на своем месте. Что является залогом такой стабильности, Алена Воронина рассказала корр. «К».

— Всегда мечтала стать кондитером, но для этого пришлось бы пройти большой конкурс и уехать от мамы в другой город, так что я выбрала вариант полегче — учиться в ДВПИ на инженера-конструктора. Но даже работая по специальности на крупном предприятии, мечтала о кондитерском производстве — я очень люблю печь. Вспоминаю: сижу за кульманом и мечтаю, как преобразовала бы наш буфет. Такие мысли посещали меня постоянно.

«Платить рэкетирам приходилось по дням»

— Что послужило импульсом к созданию собственного бизнеса?

— Мы с мужем никогда не боялись никакой работы — и рыбу обрабатывали на одном американском предприятии, и чем только не занимались. Сейчас даже не вспомню, как именно нам пришла мысль торговать шоколадом, но тема сладостей манила меня всегда, ведь я сама очень люблю сладкое. А начиналось все с ящика конфет: купили — перепродали. Ездили с товаром на стихийный рынок в Артем. Сначала я еще сомневалась, стоит ли вообще за все это браться, но муж был настроен очень решительно. Он, кстати, тоже выпускник ДВПИ — там с ним и познакомились, на «картошке».

— Какой у вас был стартовый капитал?

— Маленький. Ну что может стоить ящик конфет? Я даже помню, мы приобрели тележку и на ней возили товар, то есть весь наш ассортиментный ряд умещался в тележке. Вдвоем торговали в палатке. Потом взяли киоск — тот самый, в центре города, — решили работать цивилизованно. Тяжело, конечно, было получить разрешение у мэрии, но в итоге мы своего добились и ни разу не пожалели. Постепенно обросли новыми торговыми точками: сегодня у нас их несколько. Свой бизнес не таим и работаем открыто.

— Вы стояли у самых истоков тогда стихийного рынка. Наверное, и рэкет пережили?

— А без него никак в те годы. Когда мы в Артеме торговали, были там, естественно, ребята, которые ходили по нескольку человек и требовали деньги с предпринимателей. Мы всегда договаривались с ними о цене, сколько платить сегодня, потому что, сами понимаете, договоры раньше не составлялись, и платить рэкетирам приходилось по дням.

Правда, все равно возникали проблемы. Был однажды случай: я заплатила за целую неделю, а рэкетир об этом забыл, пришел на следующий день и стал требовать деньги. Я говорю, что уже заплатила, он говорит: «Не помню». Потом отвел мужа в сторонку для «разговора». Я вмешалась — думала, неужели с женщиной будут разбираться? Сказала ему: «Не будем платить! Уже платили!» Тогда он берет яблоко, сдавливает его, с яблока течет сок, и снова спрашивает: «Будешь платить?» Я говорю: «Нет!» Это сейчас кажется — смешно, а тогда было страшно. В итоге все-таки отдали деньги, правда, только половину, а потом договорились снова платить по дням. Со временем с «ребятами» уже познакомились, общались по-свойски. Такие были времена, все были в одинаковой ситуации.

Кризис слаще с шоколадом

— Каких производителей вы предпочитаете?

— Вообще, сначала это была наша кондитерская фабрика, потом перешли на московских производителей. Сейчас берем Ригу и Казахстан. Стараемся избегать пальмового масла в составе — я, кстати, определяю на вкус, есть ли оно в шоколаде. Если нет — это чувствуется сразу.

— А если покупатель хочет что подешевле? Кризис все-таки…

— Дешевая продукция — она и есть дешевая. С такими товарами я не имею дела. Наоборот, стараюсь привить покупателям вкус к хорошим конфетам, сладостям, рассказываю о полезных ингредиентах, о разных новинках, диабетической продукции, которой у нас много. Натуральное вкуснее всего. К примеру, вот хорошая сливовая пастила — белая, потому что изготовлена просто на основе сливового пюре. А вот земляничная пастила безо всяких ароматизаторов. Когда ко мне заходит родитель с ребенком и спрашивает «киндер-сюрприз», я советую ему взять лучше конфету с начинкой из клубничного джема и орехов, покрытую толстым слоем хорошего шоколада.

— Вы согласны с тем, что раньше шоколад был гораздо вкуснее?

— Раньше — это вплоть до того, как производители начали активно применять химию. Еще в 80-х где-то я в первый раз прочитала статью о масле из нефти, похожем на натуральное. Думаю, в 90-х качество еще держалось, но товар очень тяжело было достать — фабрики изживали себя.

— А в эпоху «эмэндемсов» приходилось вам торговать «химией»?

— Это был настоящий бум — мне все окошко в киоске оклеили рекламой этих «эмэмдемсов». Конечно, приходилось закупать и такую продукцию, народ-то ее спрашивал, но уже тогда я старалась искать более полезную продукцию. Сейчас люди понимают, что вокруг стало слишком много химии. А в то время мы доверяли отечественному производителю и думали, что в «Марс» тоже кладут все натуральное.

«Сладость — это радость»

— Можно ли назвать ваш бизнес высокомаржинальным?

— Больших денег он не приносит, да мы и не стараемся навариться. Раньше появлялись мысли сменить сферу деятельности, торговать не шоколадом, а чем-нибудь другим. Или даже открыть кондитерский цех, к примеру. Но мы всегда работали для души, занимались любимым делом, поэтому и не стали менять его на что-то другое. Хотя был период и большой маржи. В 90-х, когда доллар стоил 96 рублей, и покупатели просто сметали товар. У меня есть даже фотография, где к нам стоит очередь человек 20.

— Есть ли у вас высокий и низкий сезон?

— Низкий сезон — это лето. В августе товар не спасает даже кондиционер, поэтому этот месяц не работаем — увозим продукцию на склад, где она лучше сохраняется, и закрываемся.

— Магазины «Приморского кондитера» не отбивают клиентов?

— Я перестала работать с «Приморским кондитером», потому что его специализированные магазины есть почти во всех районах. Многие торговые точки эта конкуренция задушила. Но наши клиенты, наработанные годами, никуда не делись.

— Повлиял ли кризис на отношения с поставщиками?

— В этом году пришлось их поменять. С декабря 2014 г. мои поставщики оказались в сложном положении — набрали кредитов и не смогли их осилить. Я же не могу напрямую работать с фабриками, для них я мелкий клиент, поэтому сотрудничаю с дистрибьюторами, которые закупаются сразу у нескольких производителей.

— Иностранные туристы не помогают вам увеличить доходность?

— Туристы предпочитают распиаренные бренды. А хорошие, но пока нераскрученные производители их как-то мало интересуют. Так что это не совсем наши клиенты.

— Как следует из нашего разговора, кризис на вас не повлиял?

— Сладость — единственная радость, которую мы можем себе легко позволить, и наши покупатели не собираются от нее отказываться. Купил чуть-чуть любимых конфет — и настроение уже поднимается. В этом отношении есть сладкое полезно. Человек должен радоваться, тем более сейчас, когда такая напряженная жизнь.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ