Марина Соловьева: «При выборе сыроедческого блюда можно уложиться в 50 рублей»

Совладелица онлайн-магазина для сыроедов о моде на питание, гармонии и перспективах
Из личного архива героя публикации | «При выборе сыроедческого блюда можно уложиться в 50 рублей»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Марина Соловьева, одна из основательниц интернет-магазина «Экосыроед».
Родилась в селе Самарка Чугуевского района, в три года переехала во Владивосток. Получила образование инженера-механика по специальности «технология машиностроения, металлорежущие станки и инструменты».
В течение десяти лет работала по профилю, после перестройки сменила много профессий, в том числе шесть лет занималась портретным творчеством. В 2012 г. открыла магазин «Экосыроед».

Она всегда чувствовала тягу к искусству, хотя с рождения любила точную науку. А работая инженером, отдавала дань техническому началу. Сейчас, по словам Марины Соловьевой, в ее жизни полная гармония

— Марина Николаевна, сыроедение в России сегодня становится модной диетой, а для кого-то — и стилем жизни. С чего началась эта волна?

— Она возникает систематически — где-то раз в 50 лет, доходит до пика и потом идет на спад. В начале века в Петербурге даже действовал институт сыроедения, и вся аристократическая верхушка так или иначе имела отношение к этой системе питания. Ее разделяли знаменитые художники и писатели — Илья Репин, Лев Толстой…

— Кажется, Толстой был просто вегетарианцем?

— Тем не менее какая-то часть его рациона была сыроедной. Потом волна сошла на нет, а в 50-х гг. снова набрала силу. В России лет пять назад ее поднял некто, известный интернет-пользователям под ником Изюм — он сумел вдохновить многих и быстро приобрел последователей. А я, как человек легко загорающийся, поняла: это то, что нужно.

— Когда пришла идея открыть собственный интернет-магазин?

— Наша семья начала заниматься сыроедением осенью, соответственно, с фруктами и овощами не было проблем. Но наступила зима, пришлось заказывать продукты в Москве, что было долго и дорого. В итоге мы постепенно пришли к идее создания интернет-магазина здорового питания, который стал самым крупным на Дальнем Востоке. Думаю, этому способствовало объединение двух сил: с одной стороны, у нашего директора очень мощный организаторский талант, она по сути своей сильный менеджер, а кроме того, кандидат биологических наук, преподаватель в ДВФУ, так что у нее есть знания о физиологии и биохимии. А я — такой человек, который сам вдохновляется и может вдохновлять других. Когда мы объединились, результат не заставил себя ждать.

И самое главное — магазин был создан на идеологической основе, поэтому в нем реализуются только качественные товары: если масла, то холодного отжима, если витамины, то большей частью из алтайской и сибирской серий, где собраны только правильные природные ингредиенты. Единственное, мы сделали два исключения: по многочисленным просьбам включили в ассортимент продукты для тех, кто придерживается диеты Дюкана, и для тех, кому необходима безглютеновая диета.

— По сути, этот рынок сегодня держится на честном слове, ведь в России нет системы сертификации экологически чистых продуктов?

— Даже если бы она была, сертифицировать можно все что угодно. Конечно, потребителю сложно сориентироваться среди разнообразия товаров. Надо еще постараться найти действительно правильное экопроизводство, которое организовали и на котором работают идейные люди, не способные в силу принципов добавить какой-нибудь вредный ингредиент в тот или иной продукт, где тщательно соблюдаются все технологии. Возьмем масла холодного отжима — никто не вникает в технологию их изготовления, написано «холодный отжим», и покупатели верят. А на самом деле, к примеру, на производстве оборудование не охлаждается, так что из-за его высокой температуры погибают все полезные ферменты, аминокислоты, витамины, и на выходе получается неживой продукт. Таких нюансов очень много.

— Существует точка зрения, что сыроедческое питание — увлечение для богатых. Так ли это на самом деле?

— Неправда. К сыроедению люди приходят либо с целью похудеть, либо восстановить здоровье. Это касается абсолютно разных слоев населения. Например, я часто езжу на такси и встречаю веганов и сыроедов среди таксистов. Но, конечно, очень большой процент наших покупателей — люди, которые ищут какие-то духовные направления в своем развитии, потому что любое духовное направление предполагает как минимум вегетарианство, а от него до сыроедения рукой подать. У каждого свой путь. На стопроцентном сыроедении в городе мало кто задерживается, в основном все вырабатывают систему «90 на 10». Соответственно, 10 процентов — термически обработанная пища.

— Наверное, любому сыроеду приходится нередко чувствовать себя белой вороной, допустим, где-нибудь в ресторане или на корпоративном застолье?

— Конечно, белые вороны всегда раздражают. Но сейчас с этим как-то легче, потому что в Интернете появилось много информации, а еще четыре года назад такая система питания вызывала резкий протест со стороны друзей и знакомых. Сегодня многие, кто еще недавно говорил: «Отказаться от мяса и молочки? Ни за что!», уже не едят колбасу, сосиски, другие вредные продукты, то есть совершают шаги к здоровому питанию. Иногда ко мне на склад приходят люди необычные, с точки зрения социальной логики выпадающие из общего ряда, немножко странные для большинства. В моем лице они находят внимательного слушателя, более зрелого и опытного человека, потому что среди них много молодежи. Я стараюсь ко всем относиться по-матерински, не отвергать, а мудро рассказать и пояснить.

— Дальний Восток считается продвинутым в плане различных духовных практик, частью которых являются и определенные гастрономические ограничения. Чем вы это объясняете?

— У нас очень интересный регион, где духовность гораздо более высокая, чем на Западе, и все, кто приезжает сюда, отмечают это. Мы живем на грани восточной и западной философий, вбирая в себя и то и другое. А кроме того, по эзотерической теории зоны развития на Земле все время меняются, то есть в зону, которая должна развиваться, направляются определенные стимулирующие энергетические потоки. И сейчас такой период, когда вся сила, мощь для развития переносится с Запада на Восток. Это чувствует и правительство, ведь не случайно в Приморье вливаются такие финансовые потоки.

— Умножает ли смещение центра тяжести перспективы вашего рынка?

— Я думаю, перспективы огромны. Мы видим постоянный рост в этом сегменте: либо магазины заводят у себя разделы здорового питания, либо возникают специализированные новые магазинчики, в том числе в Интернете — во Владивостоке их уже можно насчитывать где-то с полтора десятка. Но есть и сдерживающие факторы. Во-первых, у такой продукции очень короткие сроки хранения — четыре-шесть месяцев, максимум год, а значит, остается большое количество просрочки. Во-вторых, только малая часть населения сознательно подходит к своему рациону, большинство не задумывается, какая разница между зеленой гречкой и обжаренной, шлифованным рисом и нешлифованным, а цены отличаются почти в три раза. Вполне естественно, что люди предпочитают более дешевый продукт.

— То есть все-таки сыроедение — увлечение не из дешевых?

— Один американец в свое время выдвинул принцип трех пятерок — любое сыроедческое блюдо должно требовать не более пяти минут на приготовление, содержать не более пяти ингредиентов и стоить не более пяти долларов. У нас можно уложиться в рублей 50. Вовсе не обязательно использовать орешки кешью по 1000 рублей за килограмм — вполне подойдут обычные семечки. Или покупать дорогие засушенные суперфуды с громким названием «витграсс» или «барлиграсс». Звучит красиво, а на самом деле это просто ростки пшеницы и ячмень. Маркетологи знают, как воздействовать на российское сознание, все еще склонное к подражанию иностранным образцам.

— В свое время вы были востребованным портретистом. Легко ли было завоевать клиентов на художественном рынке, который считается еще менее развитым, чем рынок здорового питания?

— Я в течение шести лет занималась портретным творчеством. Когда начинаешь делать то, в чем заключается твое предназначение, все организуется само собой. Выставила на сайте образцы моих работ, и заказчики потянулись. Когда ты пишешь портреты, в этом есть что-то мистическое. Будучи представителем одного из самых мистических и интуитивных знаков Зодиака, могу настроиться на  волну души, почувствовать и передать внутренний мир своей модели, так что потом человек скажет: «Да, именно таким я вижу себя изнутри!» Ведь не так важно уловить стопроцентное внешнее сходство, как внутреннее содержание. Например, предлагаешь кому-нибудь портрет в украинском стиле, и он спрашивает: «А как вы догадались? Я ведь с Украины!» Работая, художник налаживает энергетическую связь с тем, кто ему позирует, и может каким-то образом влиять на его здоровье, судьбу. Вспомните Дориана Грея.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ