Тонкие моменты глобального вопроса

Как подогреть интерес японских туристов
Тонкие моменты глобального вопроса
Из прхива "Конкурент"

Правительство Страны восходящего солнца предложило турфирмам стимулировать поездки японцев на российский Дальний Восток в рамках укрепления экономического сотрудничества, сообщает информагентство Киодо. Японцы даже объявили о готовности снарядить своих представителей во Владивосток и Хабаровск для знакомства с туристической инфраструктурой. Чего нам ждать?

Туризм в нашей стране стремительно возвращается в СCCР, когда отдых за границей был недоступен народным массам по политическим причинам, а родные курорты не вмещали физически даже тех, кто смог накопить на отдых у моря. «Закатиться в Сочи» при таком раскладе вскоре смогут только избранные, а большинству россиян придется проводить свой законный отпуск по старой памяти — на дачных грядках или дома у телевизора. При этом слабый рубль способствует рекордному притоку зарубежных туристов: нам у них отдыхать непомерно дорого, зато им у нас — беспримерно дешево.

По данным департамента туризма администрации края, по итогам девяти месяцев текущего года Приморье посетили почти 449 тыс. иностранцев, что на 23% выше показателей аналогичного периода в 2015 году. Пик турпотока пришелся на третий квартал — за три месяца в крае побывали более 217 тыс. иностранных гостей. Из них с туристскими целями в край приехали более 369 тыс. человек, что на 32% выше аналогичного периода 2015 года. Таким образом, турпоток за девять месяцев уже практически сравнялся с годовыми показателями 2015 года.

Первое место по объему въездного туристского потока занимают граждане КНР — почти 334 тыс. человек за девять месяцев, это на 27% выше аналогичного периода 2015 года. Небывалый интерес показывают корейцы, а вот японцы нечаянными радостями валютных курсов пользуются неохотно. Так, максимальное число граждан Японии посетили Приморье в 2014 году — 10,5 тыс. человек, в 2015-м их число снизилось на 10%, однако в 1-м полугодии 2016-го вновь наблюдается рост (+11% по всем целям визита). Казалось бы, налицо положительные тенденции. Но в абсолютных показателях это весьма малая часть из 20 млн японских туристов, ежегодно выезжающих за рубеж.

Чего им не хватает?

Сергей Спирин, генеральный директор туристической компании «Лаки турс»: «Есть у них и определенные требования, которые необходимо выполнять при взаимовыгодном сотрудничестве. Например, они просят заранее фотографии еды, и если блюдо, которое им подадут, будет сильно отличаться от картинки, то японцы просто не поймут такого поступка. Та же история и с туристическими автобусами. Еще важным требованием является наличие хороших уборных на протяжении всего маршрута».

Дарья Гусева, директор АНО «Туристско-информационный центр Приморского края»: «Японцы являются достаточно привередливыми туристами, потому что они ориентируются на сервис, который предоставляется гостям (не обязательно туристам) в их стране. В Японии есть некий культ гостя, который диктует правила исключительного отношения. Очень много семейных предприятий работают поколениями в этом бизнесе, и у них в совершенстве отточены навыки приема клиента. У всех объектов туристической инфраструктуры высокие требования к персоналу и сервису, который оказывается гостям. Этот уровень совершенствования мастерства пригодился бы нам. И здесь даже идет речь не о внимании к клиенту в целом, к его потребностям и нуждам. Здесь важен именно тот первый миг, когда ты только встречаешь своего гостя. Это очень тонкий момент, и в Японии он очень хорошо прослеживается. У нас этого нет. Для японцев это очень важно, поэтому, чтобы повышать интерес и спрос японских туристов на туризм в нашей стране, мы должны соответствовать их ожиданиям в плане сервиса. Японцам важно отношение, важны уровень сервиса и качество продуктов, которые они едят в ресторане.

У нас в сфере индустрии гостеприимства работают приятные и во многом профессиональные люди, сможет почти любой, даже человек без опыта, но далеко не все стремятся совершенствовать свои навыки изо дня в день. В Японии даже улыбаться стараются каждый день лучше, чем вчера. У нас такого в мыслях даже нет».

Роман Иванищев, президент Дальневосточной ассоциации рестораторов и отельеров: «Есть упрощенное предположение, что определенной нации нужно что-то одно, например, китайцам — большие автобусы и памятник Ленина, а японцам — подводная лодка. Но это не так. Внутри каждой нации есть слои, которые привыкли к определенным типам путешествия. Разве мы можем сказать, что бэкпекеры — это только китайцы или русские? Конечно же нет. Вот и в случае с японским туристом я не могу сказать, что ему конкретно нужно. Кто-то хочет поехать в тайгу и две недели фотографировать птичек, кто-то хочет спускать все заработанные деньги в казино, а кто-то исследовать форты на острове Русском.

Я не могу сказать, какой сервис нужен именно японцам, однако могу сказать, чего не хватает у нас каждому иностранцу. Было бы неплохо, если бы каждый второй приморец владел английским хотя бы на элементарном уровне, чтобы иметь возможность помочь озирающимся гостям города найти нужное место.

Чего не понимают иностранцы, так это неухоженности нашего города. Яркий пример — яхт-клубы. Заграничных гостей удивляет, как можно такие дорогие яхты оставлять в таких грязных местах. И ведь мы сами делаем все эти места такими».

Юлия Гордеева, начальник отдела выездного туризма компании TESLA TRAVEL: «Наша инфраструктура недостаточно развита для хорошего потока. А японцы любят колоритные места вроде типичного русского ресторана, чего мало во Владивостоке. Экскурсионных мест — по сравнению с Москвой и Санкт-Петербургом — у нас тоже маловато».

Дарья Гусева: «Мне сразу в голову приходит наш сосед — Монголия. Дела с инфраструктурой там обстоят немного хуже, чем у нас, тем не менее японцы ездят туда большими группами, значит, интерес к турпродукту перебарывает стремление к комфортному пребыванию. И все потому, что японцы как никто способны оценить природные богатства.

Японцы считают Владивосток цивилизованным городом. Более того, с начала становления города японцы активно здесь работали, развивали торгово-экономические связи и никогда не считали это место диким.

Если только несовершенным, потому что у них менталитет такой, ну а мы действительно не стремимся совершенствовать то, что имеем.

Если китайцам нужны брендовые магазины, корейцев интересует история, то японцам нужна атмосфера. Нужно улучшать сервис. Клиент должен чувствовать, что ему рады. Он прибыл отдыхать, для него это праздник, и поэтому сервис должен ему дарить легкость и ощущение комфорта. Японцы хотят чувствовать, что им хотят услужить, но в русском менталитете этого нет. Скорее всего, мы такими не станем никогда, но, в свою очередь, мы можем предложить интересный турпродукт, который должен быть не только уникальным и интересным, но и высокого качества. Мы должны показать, что мы на клиенте не экономим, тогда и он не будет экономить на нас».

Сергей Спирин: «Недавно наша компания участвовала в туристической выставке JATA (Япония). Мне казалось, что Интернет очень сильно перетягивает людей из турфирм в свободное плавание, но в Японии совсем другая ситуация. Они люди консервативные и без помощи турфирм очень мало самостоятельно путешествуют. Когда Владивосток только открыли, первые сюда поехали именно японцы. Со временем этот бум спал, но сейчас опять наблюдается оживление. Немалую роль играет и диалог нашего президента с японским премьер-министром, который проходит в доброй и дружественной манере».

Что подарить, как развлечь

Японцы очень чувствительны к безопасности. И если США посещает 2,5 млн японцев в год, ехать в Россию в принципе им пока страшновато. Дело во многом в «трудностях перевода», в частности, в непостижимом на первый взгляд и очень жестком, бескомпромиссно соблюдаемом деловом этикете. Такое представление о нас сформировалось еще в начале 90-х и в бизнес-направлениях. Есть, правда, подержанные автомобили (оттуда), морепродукты и лес (туда), но на этом давно известном, порядком истоптанном поле японцы давно уже не рассчитывают на богатую добычу.

Юрий Авдеев, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии: «Думая о перспективах сотрудничества с Японией, рассматривая его на межгосударственном уровне, можно сказать, что вопрос непростой. На пути экономического взаимодействия лежат нерешенные пока политические проблемы. Если их удастся в ближайшее время преодолеть, откроются возможности, о которых мы, может быть, никогда и не задумывались. Другое дело, что для начала нам бы хорошо самим определиться, что мы помимо экспорта сырья и транзита, работающих на чужие экономики, хотим сделать у себя и для себя. Нужно ли нам здесь, например, развивать собственное автомобилестроение, пытаясь конкурировать с японским автопромом, — один большой вопрос. Или все же есть те ниши, где мы могли бы участвовать на равных, а может быть, даже занимать лидерские позиции.

Скажем, более тесно сотрудничать в области атомной энергетики, развития космических технологий, размещения на базе нашего сырья современных металлургических заводов. У нас могли бы быть совместные программы по освоению Тихого океана, в разработке шельфовых зон, в области сельского хозяйства. Пределом мечтаний могло бы стать объединение наших усилий по модернизации нашего Транссиба, продление его на японские острова и доведение скорости до 300–500 км в час. За сутки такие поезда могли бы из Японии добежать до Европы, чем вам не проект?»

Анна Пешкова, заместитель директора компании «Ольга»: «В чем отличие туристических отношений с Японией в 90-х и сейчас? Раньше в Японию был огромный поток бизнесменов, которые занимались машинами. Сейчас в основном туристы, и то не так много».

Юлия Гордеева: «По опыту работы с Японией могу сказать, что прогресс налицо. Сейчас японцы стали больше к нам ездить, проявлять интерес к бизнесу. На это повлияло много факторов: ТОРы, создание открытого порта и развенчивание мифов о русских бизнесменах. 90-е оставили свой отпечаток, и японцам казалось, что весь бизнес держит мафия и кого-нибудь обязательно ограбят. Сейчас японские бизнесмены видят, что Россия развивается, и хотят с ней сотрудничать».

Илья Тимошенко, руководитель Дальневосточной школы бизнеса Experience Group: «Крепкие бизнес-отношения разных уровней тяжело построить, так как у двух наций совершенно разный менталитет. Японцы смогли глубоко продвинуться в технологическом развитии благодаря четкому, долгосрочному планированию (десятки лет) и безупречной реализации. В России же приходится больше импровизировать. Наши предприниматели не могут планировать даже на два года вперед, так как ситуация регулярно меняется, в первую очередь в экономике (во многом из-за политических аспектов).

Вот в этом и заключается сложность — японская сторона не понимает, по какому принципу можно построить эффективный бизнес на российской стороне. Они не привыкли импровизировать, им нужно четкое понимание, как и что делать, в какие сроки. Поэтому различные уровни бизнеса в Японии не хотят активно работать на территории России.

На мой взгляд, необходимо разработать законодательный инструмент, который сможет защитить интересы японской стороны (инвестиции, интеллектуальную собственность), дать им преференции в области медицины, высокотехнологичных производств. Это станет определенным толчком. Я убежден, что японцам просто не хватает понимания правил игры на нашей территории. А как мы знаем, если ты чего-то не знаешь, то стараешься это обходить стороной. Для японцев наш регион — это огромный рынок (а в потенциале — и вся Россия), который можно сделать высокотехнологичным и высокопроизводительным. При этом получая прибыль и выполняя социальную функцию. А также существенно увеличить доходную часть регионального бюджета. Взаимодействие также подразумевает обмен опытом. Такие технологии — в потенциале — дадут колоссальный прирост КПД (что сразу же скажется на производительности труда и других показателях). Кроме того, для российской стороны такой подход имеет первоочередную важность. Правительство РФ взяло курс на смену бизнес-модели доходов государства — с сырьевой модели перейти на технологии. Япония может нам с этим очень помочь в рамках подходов и отношения к делу».

Ольга Венгловская, региональный продюссер японской газеты The Yomiuri Shimbun: «Менталитет играет огромную роль в русско-японских деловых отношениях. Японцы — это люди, для которых важна репутация. Они должны знать всю вашу подноготную для того, чтобы иметь с вами общие дела. Когда мы начинаем сотрудничество с новыми японскими партнерами, то предоставляем им полный отчет о своей деятельности. Японцы долго запрягают, но эффективно едут.

Еще одним важным фактором является японское гостеприимство. Мы тоже гостеприимные, но с ними не сравнится никто. Они будут оплачивать ваши гостиницы и обеды, дарить вам подарки и приглашать ваших детей к себе на каникулы, но ровно до тех пор, пока вы партнеры. Как только вы перестанете работать вместе, скорее всего, закончатся и отношения, которые казались вам дружескими.

Сложно ли японцам понять русский менталитет? Настолько, что они нанимают специальных консультантов. Мой партнер, с которым я сейчас работаю, построил себе бизнес именно на таких консультациях. Этот человек знает особенности менталитета — что подарить, как развлечь.

Японцев на Дальнем Востоке интересует добыча ресурсов (дерево, морепродукты). Больше мы ничего не можем им предложить. Очень популярен выездной туризм на могилы предков в Амурскую и Хабаровскую области. Ну и Владивосток — ближайший европейский город. Это вариант быстрого и недорогого путешествия. Во время прошедшего экономического форума Владимир Путин намекнул на возможное совместное хозяйствование островами Курильской гряды. Японцы заметно оживились. На мой взгляд, активные вливания денег начнутся только в случае, если это совместное хозяйствование действительно начнется».

Юлия Гордеева: «Перспективы у этого направления самые радужные. Процесс получения виз упрощается, а дальше задача за туристическими фирмами. Надо придумывать новые маршруты и экскурсии, которые будут способны заинтересовать японских туристов. У них есть интерес к России, просто его надо подогреть».

Диана БЕЛАЯ

КОММЕНТАРИЙ

Александр Бобров, начальник коммерческой службы АО «МАВ»: «На рейсах Владивосток — Токио и Токио — Владивосток в 2015 году перевезено около 33 тыс. пассажиров, за девять месяцев 2016 года — 26 тыс. пассажиров (данными в разбивке по национальности пассажира не располагаем). Регулярные рейсы в Японию выполняет авиакомпания «Сибирь» (S7 Airlines), рейсы выполняются в Токио с частотой три раза в неделю. Кроме того, в июле-августе из городов Ниигата, Токио, Осака, Тоттори и других авиакомпанией «Якутия» ежегодно выполняется серия чартерных рейсов во Владивосток.

Если углубиться в историю, то 10-15 лет назад было больше японских направлений из Владивостока: Ниигата, Осака, Тояма, также был сезонный рейс в Китакюсю. Суммарно по всем направлениям был в среднем ежедневный вылет. Выполнялись все эти рейсы авиакомпанией «Владивосток Авиа». С появлением возможности выполнять полеты в столицу Японии рейсы в другие аэропорты прекратились, поскольку для авиакомпаний привлекательнее и эффективнее полеты на более массовых направлениях, таких как Токио.

В ближайшей перспективе планируется увеличение частоты рейсов в Токио, также прорабатывается возобновление в дальнейшем регулярной авиалинии Владивосток — Осака».

МНЕНИЕ

Кавахара Кадзунори, директор Японского центра во Владивостоке: «ЧТО МНЕ ЗДЕСЬ НРАВИТСЯ? Разнообразный рельеф, море и сопки. Для меня, как для человека, который родился и вырос в стране, где горы и сопки считаются вполне привычным явлением, было тяжело жить в Москве. Ряд старых городов Золотого кольца: Дмитров, Касимов, Муром, Рязань, Ясная поляна, Константиново (родина Есенина), Тверь, Новгород, Санкт-Петеребург, Выборг, Пусков, Великие Луки — все эти города были мной исследованы. Но там лишь ровное поле, и это заставляло меня задумываться о том, на своем ли я месте.

Во Владивостоке мне комфортно. Отношение же ко мне добродушное и вежливое.

Однако не обходится и без неприятных моментов. МНЕ НЕ НРАВЯТСЯ ВАШИ АВТОБУСЫ. В такой стране, как Россия, они должны быть новыми и комфортными, а не такими ветхими. Еще очень много людей мусорят на улицах. На мой взгляд, в месте, где живут люди, должно быть чисто.

Разница менталитетов русских и японцев меня не тревожит. Если говорить о работе, то она должна быть сделана качественно и в срок в любом случае. Раньше я мог работать до 3–4 часов утра, но сейчас стараюсь закончить все не позднее чем в 19.00. Работоспособность зависит не от национальности, а от характера и степени ответственности.

ПРИЕХАЛ БЫ Я В РОССИЮ КАК ТУРИСТ?

Нет, я уже слишком многое посмотрел и увидел в этой стране. Теперь хочется увидеть и другие страны. Почему японские туристы не так часто посещают Россию? Во-первых, потому что подавляющая часть туристов — пожилые люди, которые совсем не спешат бездумно расставаться с деньгами. Перед путешествием они все просчитывают: какие достопримечательности, вкусная ли еда, в какой гостинице. За свои деньги японцы очень требовательны, а с сервисом тут пока не так хорошо решены проблемы.

Во-вторых, ЧТО ТУТ ПОКУПАТЬ?

Сами русские покупают вещи и технику у своих азиатских соседей. В-третьих, Приморский край не разрекламирован. Японские туристы отдают большое предпочтение памятникам Юнеско. Я слышал о природном наследии Юнеско на горы Сихотэ-Алинь, но почему-то никто не делает на этом акцент.

ЧТО Я ДУМАЮ О РУССКИХ?

Это люди с очень интересной, загадочной душой. Они любят искусство и любят мечтать. Мечтать хорошо, но нужно помнить о реалиях и что-то делать».

Каких правил стоит придерживаться в работе с японцами?

Виталий Антропов, адвокат «Коллегии адвокатов имени В. Любарского», учредитель ООО «Олимп-Групп»: «С японскими коллегами я работал с 2002 по 2015 год. Занимался запчастями и японскими автомобилями. Меня в японцах всегда удивляла такая черта, как доскональное планирование своей жизни. Их в нас удивляет непостоянство и способность работать во многих сферах одновременно. Также их иногда удивляет наш возраст. Сейчас объясню почему. В Японии 25-летний человек примерно равен нашему 18-летнему подростку. Кстати, некоторые японцы боятся работать с русскими, потому что думают, что им обязательно не заплатят.

Как ведут себя эти люди в бизнесе и работе? Это в высшей степени педантичные и исполнительные работники. Очень трудолюбивые и ответственные. Не могу сказать, что они живут так по велению души, скорее, потому, что так принято. Никаких телефонных звонков или поедания печенья в рабочее время быть не может. У японцев такие вещи просто не укладываются в голове.

Русские и японцы очень разные, но это не значит, что мы должны полностью адаптироваться под них. Люди, которые не имеют плохих помыслов, будут в любом случае приняты дружелюбно».

Александр Каргин, заместитель директора компании «Подкова-Трей­динг»: «Отличительные черты японского менталитета — верность своим словам, своей компании и щепетильность в работе (стремление выполнить работу лучше). Само японское мировоззрение подразумевает служение компании. Это качество современным японцам перешло от их предков, воспитанных в духе самураев. Если японцы сказали вам, что они будут с вами работать, то это точно будет долгосрочное сотрудничество».

Денис Голиков, индивидуальный предприниматель: «Год назад я был отправлен в качестве менеджера по закупу в Японию. Конечно же различия в отношении к работе сразу бросаются в глаза. Японцы очень дисциплинированные, у них не бывает никаких горящих отчетов или перенесенных сроков. В трудовом календаре половина всех суббот в году, как правило, рабочие. Таким образом недельная норма труда — 44 часа. Однако как ревностно они подходят к работе, так же они относятся и к отдыху. Если вы подойдете к японцу во время обеденного перерыва с рабочими вопросами, то его это может и оскорбить. Виду он, конечно, не подаст, но тем не менее.

Отдельного внимания заслуживают их коллективное мышление и системный подход к решению задач. Самый лучший результат японцы показывают, работая в команде. Консолидируя опыт группы и распределяя деятельность между ее участниками, японцы предлагают качественную реализацию в самые кратчайшие сроки. Такой образ мышления закладывается еще со школы, где всячески поощряется командная работа и не принято выделять отличников.

Японцы всегда работают с долгосрочной перспективой. Даже зарплату свою они называют не месячную, а годовую. Если сотрудника увольняют, значит, произошло что-то из ряда вон выходящее или появились качественно новые перспективы на стороне. Все дело в том, что японские работодатели очень ценят свои кадры, так как постоянно инвестируют в них путем регулярного повышения квалификации. Когда у сотрудника начинаются какие-то проблемы, то его переводят на другую должность или работу, чтобы он освежился и не впадал в депрессию. Ценность сотрудников складывается не только из умения выполнить задачу, но и из способности вести эффективные коммуникации внутри рабочего коллектива. Причем нередко при приеме кандидата на работу последнему из этих двух пунктов уделяется большее внимание.

В бытовом плане могу отметить, что с развлечениями японцев тоже все по-другому. Например, один из любимых способов времяпровождения — торговые центры. Пока мать выбирает продукты для всей семьи, отец ищет что-то в отделе техники, а ребенок вообще находится в кинотеатре. И все это происходит под крышей одного торгово-развлекательного комплекса, которых в Японии несчетное количество.

Удивляет ли их что-то в русских? Да, японцы не понимают, что значит торговаться на понижение. Если торги не являются основой продажи в отдельно взятой сделке, то на ваше предложение снизить цену может последовать категорический отказ или встречное предложение поискать другого продавца. Те, кто работает с нашими соотечественниками не первый год, просто просят русских самостоятельно называть цену, чтобы начинать эти торги в обратную сторону, то есть на повышение. Также непонятны японцам наши импульсивность и авантюризм. В делах предпочтение отдаются холодному расчету и традициям. Делать бизнес с консервативными японцами бывает не просто, однако если вы заслужили доверие партнера, то можно считать, что полдела сделано.

Таким образом, подводя итог, хотел бы отметить, что главное достояние Японии — это люди, которые ее населяют, и русским многому стоит у них поучиться. Хотя бы тому же сервису, который в Стране восходящего солнца на высоте, а также любви к труду — основе культуры этой замечательной нации».

Денис Никулин, менеджер по продажам автомобилей: «Японцы очень погруженные в работу, исполнительные, ответственные. Их можно охарактеризовать как «люди в себе». Раньше, действительно, если японца увольняли с работы, то он не мог пойти в другое место, потому что он переставал существовать как единица на рынке труда. Сейчас они работают годами в одной компании больше по привычке. Однако некоторые отголоски прошлого до сих пор живы в этой стране, например харакири. После финансовых кризисов, ситуации с Фукусимой и прочих бед ответственные не видели другого выхода.

Конечно, надо понимать, что при работе с японцами надо придерживаться определенных правил. Не опаздывать на работу, не курить по двадцать минут, не пить чаи часами. Однако люди, которые работают в Японии, отлично знакомы с менталитетом этой страны и живут по ее нормам».

Марина Алейник, менеджер ВЭД компании DAIICHI: «Японцы очень методичны, пунктуальны, держат свое слово, структурируют работу. Иногда бывает так, что принятие решения с нашей стороны затягивается, и они вежливо и тактично напоминают о необходимости это сделать. Также они очень деликатны, и даже если вы задели их чувства, то никогда об этом не узнаете.

Каких правил стоит придерживаться в работе с японцами? Да тех же самых, что и со всеми, — человеческих. Быть вежливым, пунктуальным и выполнять обещанное. Это правда, что японцы годами работают в одной компании. Однако они либо двигаются вверх по карьерной лестнице, либо растут горизонтально, то есть начинают трудиться в смежных сферах».

Подготовила Диана БЕЛАЯ