Алексей Бурдюк: «В Приморье не любят работать руками»

Глава производителя очистного оборудования о работе "без хвостов" и региональной специфике
Из личного архива А. Бурдюка | «В Приморье не любят работать руками»
Из личного архива А. Бурдюка
Анкета
Алексей Бурдюк, генеральный директор ООО «Эколос — Дальний Восток», руководитель научно-производственного центра «Автономная инженерная инфраструктура» филиала ФГБУ «ЦНИИП Минстроя России» ДальНИИС.
Родился 18 июля 1987 г. во Владивостоке, учился в лицее № 41. В 2007 г. окончил Военно-морской инженерный институт ДВГТУ, командир БЧ-5, в 2008 г. — факультет судовой энергетики Морского института ДВГТУ. В 2006–2007 гг. — специалист отдела досмотра автотранспорта «АВТОТОРГ», 2006–2008 гг. — технический директор ООО «ТРОЯ», 2008–2010 гг. — главный механик ООО «ЕВРОТЕКС», 2010–2013 гг. — директор ООО «Современные экологические системы». Член совета приморского регионального отделения «Деловой России» в Приморском крае.
Женат, воспитывает дочь.

Этот человек как будто вышел с фотографии конца XIX века, на которой запечатлены тогдашние российские предприниматели, купцы и старообрядцы, осваивающие Дальний Восток наперекор хунхузам и тиграм. Высокого роста, крепкого сложения, с густой бородой — подозреваешь, и не зря, что и бизнес у Алексея Бурдюка такой же основательный, как он сам.

— Алексей Сергеевич, как возникла нетривиальная идея строительства завода по производству оборудования для накопления, очистки и перекачки сточных вод?

— Я работал в строительном бизнесе. Сделали очистные для частного дома. Потом хозяин коттеджа пригласил к себе на предприятие, мы успешно построили очистные сооружения и там. Нас заметили, пригласили на строительство очистных сооружений в муниципальном образовании. Главное — делать работу качественно, выполнять ее под ключ, чтобы не оставалось «хвостов».

Мы использовали очистные сооружения самарского завода «Эколос». Это огромное производство, которое обеспечивает данным оборудованием всю Россию. Возникла идея: почему бы не запустить совместное производство полного цикла в Приморье? Местный партнер по строительному бизнесу столь масштабного проекта испугался, и я вошел в долю 50% на 50% с «Эколосом». В 2013 г. подготовили проект предприятия в Уссурийске, в конце 2014–го — начали выпускать продукцию. 2015-й был тяжелым, пик кризиса, притом мы получили 4 млн рублей от Фонда Бортника на развитие производства. В 2016-м стало легче, в нынешнем году планируем расширяться.

«Свою нишу займем»

— Сегодня у «Эколос-ДВ» работают офисы продаж во Владивостоке, Хабаровске, Южно-Сахалинске, в феврале открываете офис в Иркутске. То есть очистные раскупаются как горячие пирожки?

— Завод занимается производством оборудования для очистки и перекачки сточных вод — от канализаций для частного дома до промышленного стока любой производительности. Мы делаем очистные для хозбытового стока, молокозаводов и крупных мясных производств, нефтебаз. Сейчас большое внимание уделяется очистке ливневых сточных вод, проходят реконструкцию очистные сооружения портов Приморья и всего Дальнего Востока.

Очистные сооружения — это так или иначе резервуар или группа резервуаров, насыщенных перегородками и оборудованием с различными технологиями очистки. Резервуары бывают металлические, пластиковые, железобетонные. Выбор материала зависит от масштаба и размера сооружений. Но в любом случае благодаря заводу в Уссурийске нам удалось решить некоторые проблемы Дальнего Востока. Раньше, если человек хотел приобрести очистные, ему надо было везти это оборудование из центральной России. К стоимости добавлялось 30% транспортных расходов.

Продукция наша конкурентная по стоимости и по качеству. Поэтому, хотя на 100% рынка не претендуем, но свою нишу займем. За 2014–2016 гг. у нас сложился хороший референт-лист, мы запустили больше 500 больших и малых объектов в частном и государственном секторах.

— Открытие нового предприятия было сопряжено с дефицитом кадров?

— В Приморье не очень любят работать руками. Отчасти поэтому выбрали для строительства завода Уссурийск — там есть промышленные предприятия, люди умеют работать. В 2015 г. приняли много специалистов с локомотиворемонтного завода. Сейчас сформировался костяк, значительно повысился уровень зарплат, люди почувствовали стабильность, держатся за работу.

Начальник производства у нас из Самары. Он сильно удивляется, как слабо в Приморье развита среда в области субподряда, смежных заказов. С очень большим трудом нашли нескольких партнеров, убедили работать по нашим ценам. Не меньшие проблемы с комплектующими и материалами — ощущаются недостаток ассортимента и высокие цены.

«Получилась катастрофа»

— Сейчас в муниципальных образованиях Приморья активно занялись реконструкцией очистных сооружений. Можно ли привлечь сюда частных инвесторов?

— Общее состояние очистных сооружений в большинстве муниципалитетов я бы назвал критическим. Между тем действует госпрограмма «Чистая вода», есть возможность получить государственное софинансирование на их реконструкцию. Некоторые главы МО активно работают в данном направлении. Допустим, сейчас мы производим очистные сооружения для поселка Раздольное Надеждинского района. Он никогда не был канализирован, все стоки сбрасываются в реку Раздольную, а потом попадают в Амурский залив. В Вольно-Надеждинском строится жилой многоэтажный поселок, для которого мы делаем отдельные очистные сооружения.

Отмечу: поскольку тариф на водоотведение в Приморье низкий (почти вдвое ниже, чем в Хабаровском крае, вдесятеро ниже, чем в Якутии), качественная прибыль от инвестиций не просматривается. Вот почему водоканализационные предприятия испытывают проблемы. Но тут вопрос не в прибыли, а в решении экологических задач. Тем более что сейчас много внимания уделяется развитию туризма. Думаю, упор стоит делать на привлечение федеральных целевых средств.

— В чем проблемы с очистными во Владивостоке? Почему их так и не могут достроить?

— Сами очистные сооружения достроены, правильно подобрана технология очистки, но загружены они пока всего на 10–50%. Значительная часть сточных вод не доведена до очистных. Вообще, Владивосток — сложный по рельефу объект, и устройство канализационных коллекторов может идти десятилетиями. И работа идет.

— Чем работа на муниципальных заказчиков сложнее, чем на коммерческое предприятие?

— Мы работаем в конкурентных рамках, участвуем и побеждаем в торгах, благо есть все возможности. Еще много партнеров, проектных, подрядных организаций, которых мы готовы включить в работу. Главное, чтобы цена контракта была нормальная и конкуренты не демпинговали в ущерб качеству. В прошлом году администрация Яковлевского района разыгрывала конкурс на проектирование очистных сооружений. Свои обязательства победившая компания не выполнила из-за переоценки своих возможностей и неверных решений. В результате на год сместилось строительство объекта, страдает экология. Вроде бы процедура закупок проведена цивилизованно, согласно ФЗ-44. На деле — получилась катастрофа.

— Сейчас вы сотрудничаете с «Рос­нано» и готовитесь к выпуску инновационной продукции?

— Да, наш проект прошел пятипроцентный отсев и сейчас рассматривается госкорпорацией. Мы надеемся, что будем развивать производство при ее поддержке. «Роснано» интересует нас еще и в той связи, что корпорации поручено следить за актуальностью оборудования в стране. Вот пример: в Приморье собираются строить очистное сооружение для школы из железобетона стоимостью 10 млн рублей, при этом Госэкспертиза утвердила технологию 1975 г. Сколько денег теряет государство ежегодно! Как бизнесмена, меня вообще волнует ситуация с распределением госзаказов. Неприятно, например, когда миллиардный контракт на реконструкцию цирка Владивостока уходит подрядчикам из Новосибирска. У нас куча компаний сидит без работы, а из оборота Приморья пропал миллиард!

«Зверского давления нет»

— Недавно вы стали резидентом свободного порта. Помогут ли развитию экономики на Дальнем Востоке особые налоговые режимы?

— Мы сравнивали себестоимость производства одного и того же изделия в Самаре и в Уссурийске. Там получается на 15–20% меньше. Конечно, если мы говорим о емкостях под очистные сооружения, однозначно выгоднее делать здесь. Небольшие детали дешевле завозить. Послабление в налогах, которое дается резидентам ТОРов и СПВ, дает в среднем пятипроцентное конкурентное преимущество. Такими льготами не перетянешь сюда производство. Куда большие надежды мы связываем со строительством нефтехимического комбината (мы завозим много полиэфирных смол), с обещанным снижением стоимости электроэнергии.

— Производственники традиционно жалуются на административные барьеры. Как с этим на вашем заводе?

— Не считаю требования российского законодательства избыточными. Зверского давления со стороны проверяющих органов не заметил. Земля выделяется — так как она выделяется. Мы много работаем над повышением техники безопасности — это для нас основной вопрос. Заинтересованы в том, чтобы свести травматизм и заболеваемость сотрудников к минимуму.

— Как проводите свободное время?

— Сейчас его практически нет. Люблю рыбалку, раньше часто выходил на катере в море. Экстримом не увлекаюсь. Обычная физическая активность — посещение фитнес-клубов. Поскольку ребенку два года, свободное время в основном посвящаю семье. Работа требует полного внимания. Отвлекаешься — быстро теряешь актуальность.

Константин СЕРГЕЕВ

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ