Андрей Юрченко: «Если бы я был лишь сельхозпроизводителем, то зубы положил бы на полку»

Глава крестьянско-фермерского хозяйства о рентабельности, экотуризме и субсидиях
Из личного архива героя публикации | «Если бы я был лишь сельхозпроизводителем, то зубы положил бы на полку»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Андрей Юрченко, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства «Экоферма» в с. Рязановка Хасанского района.
Родился 5 июля 1962 г. в городе Щучинске Казахской ССР. Закончил Рязанское воздушно-десантное училище в 1984 г. Служил в войсках специального назначения до 1996 г. Демобилизовался в звании подполковника, должность командира отдельного отряда спецназа.
В 1997 г. возглавлял охранное агентство. В 1997–2005 гг. работал в специнспекции по охране редких и исчезающих видов животных «ТИГР». В 2005–2010 гг. — глава Славянского городского поселения. В 2011 г. зарегистрировался как индивидуальный предприниматель.

Проторенная многими дорога — из власти в бизнес — оказалась для руководителя экофермы в Хасанском районе Андрея Юрченко во многом удачной. Впрочем, как признается предприниматель, помимо личных качеств добиться успеха помогла благоприятная экономическая конъюнктура и государственная поддержка.

— Андрей Борисович, ваше предприятие за три года успело выиграть два конкурса — «Лидер туриндустрии Приморья» и «Бизнес-Успех». Откуда такое «вызывающее» процветание на фоне жалоб на падение в экономике?

— В КФХ, действительно, растет посещаемость. Ферма открылась 1 августа 2013 г., в том году у нас было 2880 человек. В 2014 г. посетителей стало 12,5 тыс., мы вышли на рентабельность. Всего же за время существования экоферму посетило 45 тыс. человек. Неплохо прошли зимние каникулы текущего года, за девять дней у нас побывало 670 человек. Вопрос в том, что для прибыльности хозяйство должно работать круглогодично и предоставлять широкий спектр услуг.

Если бы я был в чистом виде производителем сельскохозяйственной продукции, то зубы положил бы на полку. Потому что в этом бизнесе для выхода на рентабельность нужны серьезные площади, перерабатывающие комплексы, соответствующие инвестиции. Нам позволяет получать прибыль сочетание агротуризма, производства сельхозпродукции, воспроизводства поголовья, коммерческой рыбалки и многого другого.

«Пальцем ткни в живую курицу…»

— Почему вы решили заняться именно экотуризмом?

— За границей отдых организован как? День повалялся на шезлонге, зашел в экскурсионное бюро, купил билет, поехал на водопады, на рафтинг, в боулинг. У нас в Приморье береговая полоса заставлена базами и палатками. Где мужчины пьют водку, а мамы с детьми страдают от безделья и скуки.

Когда я был главой Славянки, появилось понимание необходимости создания объекта туристического осмотра. Но этому надо отдавать себя полностью. Поэтому ушел из власти, передав бразды правления заместителю. Нашел привлекательное место. Поскольку проработал много лет в охране природы, выбрал экологическую направленность.

Типовой день отдыхающих на ферме предполагает, что всем будет интересно — и взрослым, и детям. Вас будят в шесть утра, ребята собирают яйца, потом доят коров и коз, сепарируют молоко, идут на рыбалку с папой, катаются на лошадях, собирают грибы. Съездили покупаться на море. Вернулись — заказали шашлыки. Людям нравится, некоторые приезжали раз по пять. Летом много приезжих с побережья. Если солнца нет — обязательно будут посетители. Если есть солнце — посетителей не будет. Но на следующий день все равно появятся, потому что сегодня все сгорят на солнце.

Зимой нас посещают те, кто путешествует по внутренним маршрутам, жители Славянки. Работают тюбинги, катки, хоккейная площадка, подледная рыбалка. Люди приезжают погонять на снегоходах, покормить диких кабанов, сфотографироваться с оленями, купить курицу…

— Как производится сбыт сельхозпродукции?

— Молоко, сметану, творог, мясо мы поставляем в 11 магазинов Славянки. Также мы распространяем высокопородное поголовье. Хотя статуса племенного хозяйства не имеем, но люди приезжают, видят качество наших животных, делают заказы. Производим случку, рожаем, выращиваем молодь, докармливаем и раздаем. В феврале «замолотят» инкубаторы, у нас будут раскупать поросят, телят. Таким образом, мы способствуем улучшению качества поголовья в районе. Если первых своих коров мы покупали в 2013 г. по 178 тыс. рублей, то сейчас мы продаем теленка за 20 тыс. Цифры, как видите, абсолютно разные.

У нас на ферме можно заказать что угодно. Пальцем ткнули в живую курицу — через 25 минут (по секундомеру) вам принесут распотрошенную осмоленную тушку. Утка, гусь будут готовы к продаже за 35 минут, баран — за час, поросенок — за 2 часа. В сезон дым коромыслом. С побережья звонят люди, говорят: нужен баран, три курицы, два индюка. Кроме того, у нас пять озер, где водится 10 видов рыб: от форели до карпов и осетров. Поэтому направлению нас консультирует ТИНРО-Центр.

Не для каждого крестьянина

— Опыт административной деятельности вам сильно пригодился, когда вы начинали бизнес?

— Конечно, ни у какого обычного крестьянина так быстро развернуться не получится. Имели значение мой опыт в администрации, знание законов, возможность обратиться в любую инстанцию. Кроме того, существует масса препятствий, связанных с несовершенством российского законодательства. Нельзя строить на землях сельхозназначения, а перевод земель из одно категории в другую, выкуп участка — проблема. Несчастные пять гектаров заболоченной тайги мне пришлось выкупать за 240 тыс. рублей. Все, кто знал, смеялись: «У тебя там что, нефтяная скважина?»

— Какой объем первоначальных инвестиций вам потребовался?

— Мы стартанули так. В декабре 2012 г. получил грант в 1,6 млн рублей от администрации края — как начинающие фермеры. Было 2 млн собственных денег. Естественно, такой суммы едва хватало, чтобы и развиваться, и условиям гранта соответствовать.

Русский человек так устроен, что когда упирается в стену и что-то у него не получается, берется за вилы, принимается ругать власть и бунтовать. На самом деле по многим вопросам государство идет навстречу предпринимателю. Хотя и 30 декабря, но все причитающиеся субсидии за молоко и мясо в прошлом году я получил. Учитывая, что, как обещают, энерготариф упадет на 21%, экономику в сельском хозяйстве сейчас можно «найти».

— Что получает государство взамен за свою поддержку?

— Во-первых, натуральную продукцию. Во-вторых, трудоустроено шесть человек, которые получают заработную плату, уплачивается НДФЛ. Земли, которые десятки лет не использовались, сейчас в обороте. Плодится высокопородное поголовье.

Летом у нас школьники подрабатывают экскурсоводами. Начали с пяти человек, в прошлом году было уже 17 ребят в возрасте 12–16 лет. Дети, прежде чем проводить экскурсии, сдают зачеты по знанию животных, по особенностям поведения. В нынешнем году уже записываются в очередь на экскурсоводов. К задаче сохранения природы мы имеем непосредственное отношение, так как из детишек, которые у меня работают, вряд ли кто-нибудь в своей жизни будет стрелять в тигра или леопарда.

— Площадь вашего хозяйства достаточно солидная — 78 гектаров. Хватит ли одного гектара, который предоставляют в Приморье бесплатно, для организации подобного бизнеса?

— Поставить на гектаре гостевой дом со всей сопутствующей инфраструктурой вполне возможно. Не обязательно все услуги должны быть в одном месте. У нас многое на аутсорсинге. Я не обучаю нырять с аквалангом, не катаю на катере. Сообщил в компанию, которые этим занимается, договорился.

Надежда на интуристов

— Получается, туристическое направление в Приморье развивается не только по статотчетам?

— Если сравнивать с Таиландом, пока у нас хуже. Но динамика есть. Качество услуг возрастает. Клиент становится более разборчивым, хочет, чтобы все было цивильным. Обязательны чистота, горячая вода, подстриженные газоны, безопасность, отсутствие клещей. Так что требуется соответствовать.

— Какие цели ставите перед собой по развитию бизнеса?

— Сейчас около 8% посетителей — иностранные туристы, китайцы и корейцы. Для иностранцев все здесь стоит копейки. Экскурсия, проживание, охота — все смешное по деньгам. Отвезли китайцев в оленник, они убили оленя за 50 тыс., напились крови, настрогали мяса, такое счастье! Здесь есть оружие, машинки специальные, можно по тарелкам пострелять. В Китае с этим проблематично.

Хотел бы довести туристическую массу иностранцев до 30%. В Хасанском районе проживали корейцы. Они очень трогательно относятся к истории, местам обитания предков. Готовим эскизы: корейскую фанзу, китайскую деревню, удэгейское место для охотников, амбар. Будем строить фольклорные элементы. Для российских туристов будем создавать новые развлекательные зоны — вроде тех, что организованы на Штыковских прудах.

— Вы многое в своей жизни меняли. Есть ли ощущение, что нашли наконец «свое»?

— Несколько раз на отдых приезжала одна и та же компания из Владивостока. Солидные люди на двухсотых «крузаках». Все устраивает, говорят: вот наша ниша для отдыха. Предложили такое вот меценатство: «Борисович, давай на свои деньги три тонны рыбы сюда купим, завезем». Людям хочется быть сопричастными к тому, что я делаю, а разве это не лучшая оценка моих действий?

Константин СЕРГЕЕВ

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ