Угольно–черная пиаровская пыль как покров

для экономических и политических процессов в Находке
Угольно–черная пиаровская пыль как покров
Перевалкой угля в Находке занимаются пять крупных компаний. Из архива «К»

Борьбу общественности за экологию в Находке, похоже, решили подстегнуть безотказным приемом — народными выступлениями против открытой перевалки угля. Не возымеет ли столь серьезное действие, как массовый митинг, обратные джиар- (GR) и пиар- (PR) эффекты?

В минувшую пятницу Владимир Миклушевский провел в Доме переговоров расширенное заседание на тему охраны окружающей среды. Обсуждалась ситуация, сложившаяся в результате увеличения объемов перевалки угля в местных портах. Руководитель управления Роспотребнадзора по Приморскому краю Дмитрий Маслов сообщил, что 17% взятых проб воздуха не отвечают требованиям санитарных норм и правил. По его словам, пока уровень заболеваемости у жителей Находки, в т. ч. болезнями органов дыхания, ниже среднего по краю, однако не исключается, что «накопительный эффект неблагоприятного воздействия окружающей среды изменит этот показатель».

На следующий день в Находке состоялся 1,5-часовой пикет, посвященный сбору подписей под петицией в защиту жителей города от последствий открытой перевалки угля.

Тем временем эксперты отмечали, что «угольная проблема» имеет как минимум несколько измерений, некоторые из них объективны, а другие искусственно конструируются акторами бизнес- и общественно-политических процессов.

Политика

Организацией митинга занималась Татьяна Корчевная, активистка Приморской краевой общественной организации «Надежда». Она любопытна и сама по себе, хотя бы тем, что с 2005 г. по 2008 г. была координатором ОГФ в Приморском крае («Объединенный гражданский фронт» под руководством Гарри Каспарова). Участвовали руководитель местного отделения партии «Зеленые» Андрей Карпов, ряд городских депутатов. В поддержку требований публично и жестко высказывался бизнесмен и депутат Законодательного собрания края Руслан Маноконов, заявивший, что «губернатору отвечать перед депутатами».

Юрий Коломейцев, директор Центра социальных инноваций «Черный куб»: «Руслан Маноконов и его команда используют тему «угольной пыли» для достижения своих политических целей. Не вижу ничего такого, обычная технология так называемого быстрого пиара, и для раскрутки в массах эта проблема тоже им удобна. Ведь она настолько очевидна, что ее можно почувствовать физически — черная пыль на белом льду».

По предположению приморских СМИ, Руслана Маноконова к поддержке протестной активности помимо обращений избирателей могут вынуждать и неприятные обстоятельства. Два года назад против него было возбуждено уголовное дело по ст. 159 ч. 4 УК РФ («Мошенничество»). Суть в том, что с 2012-го по 2014 г. депутат, избранный от Находкинского городского округа, имел право на аренду квартиры во Владивостоке за бюджетный счет. Маноконов снял жилье у своего помощника на ул. Садовой, д. 27, и ежемесячно на эти цели перечислялось 40 тыс. руб. К моменту, когда сотрудники УФСБ по Приморскому краю выяснили, что вместо депутата в жилом помещении «квартирует» частное детское дошкольное учреждение, из бюджета Приморья было потрачено более миллиона рублей. Недавно дело Маноконова начали слушать во Фрунзенском районном суде. На кону — как минимум депутатский мандат и политическая карьера, в которую вложено немало сил и средств. СМИ отмечают, что это вариант: путем инициирования и поддержки протестных акций продемонстрировать региональной власти свое влияние на социально-политические процессы в Находке и потребовать поддержки своих интересов. Хотя, поскольку делом занималась ФСБ, рассчитывать на благоприятный исход вряд ли стоит.

Следует дополнить, что, по мнению экспертов, сегодня «угольную карту» активно разыгрывают различные политические силы. Причина — выборы в думу Находкинского городского округа, которые пройдут в сентябре. И борьба за власть разворачивается серьезная. Год назад боролись председатель гордумы Михаил Пилипенко и глава города Олег Колядин, сейчас на их местах другие люди — Евгений Воронин и Андрей Горелов соответственно, но накал противостояния не спал.

«Сейчас в Находке соперничают за влияние правоохранительные и, я бы сказал, «неправоохранительные» органы, — говорит Коломейцев. — Суть вопроса в том, что в Находкинском городском округе дума не может договориться с главой. «Ушли» Олега Колядина, пришел Андрей Горелов, но ситуация та же. Горелов — юридически подкованный, грамотный человек, бывший транспортный прокурор Находки. Те, кто распределяет бюджетные средства на свои подрядные организации, хотели иметь марионетку, чтобы Горелов подписывал нужные бумаги, но не получилось».

Политолог Виктор Бурлаков отмечает, что Горелов «подвернулся» во время смещения Колядина и был избран на пост главы конкурсной комиссией: «Депутаты думали, что через мэра смогут контролировать расходование бюджета, но Горелов ясно дал понять, что намерен работать самостоятельно. Так что сейчас у депутатов настроение «я тебя породил, я тебя и убью». Ситуация на самом деле непростая. С одной стороны, юридически расторгнуть контракт с Гореловым не получается — есть тонкости. С другой — главе элементарно не дают работать: ему не предоставлен доступ к секретным документам».

Экономика

«В Находке — крупнейший торговый порт, борьба за него началась в 1990-х и продолжается до сих пор. Но если раньше при дележе собственности использовались бандитские методы, то сейчас — политические. Тогда убивали из оружия, сегодня — на акциях протеста», — рассуждает Юрий Коломейцев.

В конце ноября 2016 г. стало известно, что Evraz стал искать покупателей для 100% порта «Евраз НМТП». Тогда участники рынка оценивали порт в $275–300 млн. А потенциальными покупателями значились бывший губернатор Приморья Сергей Дарькин, бывший совладелец Evraz Александр Катунин и близкий к федеральному окружению Роман Троценко из «Новапорта». В чьих экономических интересах выступают наши «политические киллеры»? На этот вопрос эксперты предпочитают отвечать обтекаемо — мол, всех, но не исключено, что и в своих собственных.

«Увеличение спроса на уголь, особенно в КНР, влияет на привлекательность активов по перевалке твердого топлива», — считает профессор кафедры мировой экономики Тагир Хузиятов. «Растет спрос на уголь на мировом рынке, увеличивается объем добычи твердого топлива в России, — подтверждает ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН Юрий Авдеев. — Если раньше в приморских портах переваливали 16–18 млн тонн, то сегодня мы вышли на 30 млн. Естественно, находятся инвесторы, готовые вкладывать в этот бизнес, в его расширение».

Перевалкой угля в Находке занимаются пять крупных компаний, более-менее активно эта деятельность ведется уже 20 лет. И привлечение общественного внимания к экологии в то время, когда идет большая «расторговка» вокруг НМТП, может означать желание повлиять на несговорчивого продавца, вынудить снизить стоимость активов. А возможно, это просто отвлекающий маневр? За неделю до начала активизации общественной борьбы с угольной пылью расположенное на мысе Астафьева ООО «АТТИС Энтерпрайз» обратилось в РЖД с просьбой согласовать увеличение перерабатывающей способности собственного угольного комплекса более чем в два раза, на 700 тыс. тонн. По некоторым данным, «АТТИС» является одной из самых слабозащищенных в экологическом отношении компаний — на терминале невысокая сетка, отсутствуют крытые склады (и нет планов по их строительству) и т. д. Кроме того, по некоторой — неподтвержденной — информации, один из учредителей «АТТИС Энтерпрайз» Владимир Батыченко является другом Руслана Маноконова. Насколько это правда и как в «АТТИСЕ» относятся к протестам, выяснить не удалось — на звонки корр. «К» Батыченко не ответил.

Перевалка угля — доходный, простой и понятный вид «производства». Требуется обеспечить доставку в порт и перегрузку на причале. Растут объемы перевалки и естественным образом увеличивается объем угольной пыли в воздухе. Между тем любой вид защиты от этой пыли (существуют довольно эффективные и современные технологии) требует дополнительных вложений. Пока что внятно о своих намерениях в этом плане заявляет только ОАО «Терминал Астафьева» (см. стр. 2).

Иван КОРОТАЕВ