«В «Аэрофлоте» до 65 лет можешь быть командиром и летать за границу»

«В «Аэрофлоте» до 65 лет можешь быть командиром и летать за границу»
PRIMPRESS

PRIMPRESS в День гражданской авиации пообщался с пилотом-инструктором Airbus A330 авиакомпании «Аэрофлот» Олегом Березняковым и узнал, что необходимо для того, чтобы стать пилотом, как проходит подготовка перед полетом и выключают ли телефон сами летчики.

— Вспомните первый полет, эмоции зашкаливали?

— В училище мы сначала учили теорию полтора года, сдавали экзамены и, конечно, проходили обучение на тренажере. Первый полет был очень эмоциональным. Помню, что из Хабаровска поехал на поезде во Владивосток, а оттуда уже полетел на самолете.

Полет мне доставляет наслаждение тогда, когда работа выполнена качественно. И так всегда. Но главное, что в моей работе нет рутины. Не было такого состояния, что мне надоело бы летать.

— Сложно ли адаптироваться к полетам?

— Мне было сложно, но я привык. Как ни крути, но человек рожден, чтобы ходить по земле.

— В вашей профессии существует династийность? Говорят, что часто пилоты приходят в профессию из авиационных семей?

— У меня в семье в сфере авиации работаем я и моя сестра — она стюардесса. До этого никто и никогда с авиацией связан не был. Я согласен, что наша профессия предполагает династию. Все равно, когда человек работает в авиации, приобщается к этой работе, узнает особенности и специфику, а потом решает связать свою жизнь с авиацией. В «Аэрофлоте» достаточно пилотов из авиационных семей. Другой вопрос в том, что те, кого палкой загоняют в авиацию, долго здесь не задерживаются. Им просто неинтересно. Важно ощущать себя на своем месте. Все профессии важны для человека, нужно каждую уважать.

— Что необходимо для того, чтобы стать пилотом?

— Одно из самых важных требований к будущему пилоту — медицинские показатели. К тому же нужно постоянно держать себя в тонусе, заниматься спортом. И, конечно, важны знания: наша профессия предполагает постоянное обучение. К примеру, я окончил одно учебное заведение, затем академию. Для дальнейшего продвижения по карьерной лестнице мне нужно было отучиться по специальности в Швейцарии. Много средств вкладывается в образование пилота, в его профессиональную подготовку, учитывая, что он сможет как можно дольше служить компании и работать по профессии. В общем, происходит постоянный апгрейд. Навыки, которые дали в училище, пригодились только для становления в профессии. Нужно всегда быть на уровень выше. Я считаю, что наша работа предполагает легкий фанатизм.

— Планируете дальше подниматься по карьерной лестнице?

— Сейчас я работаю пилотом-инструктором. Вершина карьеры — занять какую-то руководящую должность. Но так сложились звезды, видимо (смеется), что я не карьерист. Стремиться любыми силами и возможностями занять статусную должность — это не про меня.

— Случались ли чрезвычайные ситуации?

— Во время постоянного обучения на тренажерах мы разбираем разные ситуации, которые могут случиться. Чем опасна ЧС? Да тем, что человеку может просто стать страшно. А если ты отрабатывал эту ситуацию и знаешь, как выйти из нее, то все будет хорошо. Пилотов постоянно обучают. В этом мне импонирует «Аэрофлот». Компания находится в альянсе, поэтому постоянные международные аудиты не дают расслабиться. Мы соответствуем требованиям, которые применяются к международным перевозчикам.

— Какие приметы или суеверия существуют у пилотов?

— У каждого пилота существуют свои ритуалы перед полетом, которые они никогда не нарушают. Один мой знакомый командир, к примеру, настороженно относится к съемкам, интервью перед полетом. Я ничего не пришиваю перед вылетом. Вот оторвалась пуговица, ну и ладно, потом пришью. Я привык быть оптимистом. Надо всегда быть настроенным на позитив. И главное, быть уверенным в том, что все будет хорошо.

— Как люди реагируют, когда узнают, что вы пилот?

— Я стараюсь не афишировать это. Знаю, что возникнет много вопросов. Говорю, что работаю в сфере транспорта. Ну, ведь у всех свои приметы… Чтобы не сглазили. (Смеется).

— Какие процедуры проверки вы проходите перед полетом?

— За два часа до вылета проходим медицинский контроль, знакомлюсь с командиром, экипажем, а затем мы идем в брифинг-рум. Там выдают документацию, необходимую для вылета: о погоде, аэродроме, маршруте, план полета, обсуждаются особенности руления, взлета, обговаривается каждая ситуация, которая требует незамедлительного действия. Затем техник докладывает командиру о готовности самолета. Он сам должен убедиться, что все нормально, и провести осмотр воздушного судна. После этого весь экипаж готовится к полету. На борту распределена роль каждого человека. Когда пассажиры занимают свои места в салоне, командир их приветствует, и мы взлетаем.

— Развейте подозрения многих: выключаете ли вы телефон во время полета?

— Конечно, ставим на авиарежим или выключаем. Главное, чтобы он был отключен от сети. Самолеты электрические, куча частот, а включенный телефон влияет на них. Разные телефоны могут создавать помехи, а это опасно — пилот может не услышать важной информации от диспетчера. Лучше выключить, и ничего страшного не произойдет. Кстати, хочу отметить, что пассажиры стали в этом вопросе вести себя культурнее.

— До какого возраста пилоты могут работать?

— Основной критерий — здоровье. В «Аэрофлоте» до 65 лет можешь быть командиром и летать за границу.

— На каких самолетах работали? Есть те, на которых нравилось летать больше всего?

— Я начал свою летную карьеру с Ан-2. После академии начал летать на Як-40, затем на вертолете Ми-8. После распределения попал на работу в Томскую область. Долго просился во Владивосток, писал письма, и однажды этот момент настал — меня пригласили во «Владивосток-Авиа», где я работал на Ту-154. Это один из самых сложных, но интересных самолетов. Он требует досконального и аккуратного отношения и исключительно на «вы». Позже я научился управлять Airbus-320 и 330. Что касается техники пилотирования, то мне нравилось работать на Як-40. Приятный самолет. Вообще, к самолету отношусь как к живому организму. Во время полета я сливаюсь с ним. Обратил внимание, что когда только начинаешь летать на самолете, он начинает тебя проверять. А потом знакомишься с ним, и вы уже понимаете друг друга.