«Грязные покатушки» Артема Канивца

«Грязные покатушки» Артема Канивца
Из личного архива А. Канивца

Артем Канивец — многократный участник ралли-рейда Silk Way. Корр. PRIMPRESS встретился со спортсменом, чтобы узнать, какие впечатления у него остались от передвижения по самой жаркой пустыне в мире и опасных переходов по песчаным дюнам.


— С чего началось ваше увлечение гонками?

— Очень часто на нас действует чей-то пример. Для меня этим примером стал мой отец, который был профессиональным водителем. А так с пятого класса я мечтал стать офицером вооруженных сил, даже в Благовещенске окончил танковый вуз с золотой медалью, служил в наших войсках. После выхода в запас занимался всем, что связано с техникой, от ремонта до продажи. Всю свою жизнь провожу рядом с машинами.

— Ралли-марафоны, подобные Silk Way, появляются потому, что именитые участники всевозможных авто- и мотогонок просто «вырастают» из своей стези, им необходимо больше пространства?

— Ралли-рейд — это король гонок, вершина мастерства гонщика, которая позволяет человеку ощутить всю красоту и масштабы нашей планеты. Сначала такие гонки были рассчитаны лишь на 1 тыс. км, теперь же протяженность увеличилась до 11 тыс.

Как все наши приморские джиперы, я начинал с джип-спринта, который еще называют «грязные покатушки». Позже это движение переформатировалось в трофи-рейды, участвуя в которых, я стал чемпионом Дальнего Востока в 2009 г. После выиграл ралли-рейд «Русское ралли — 2010» в экипаже с самым лучшим стоматологом мира — Евгением Колваном. Также я стал двукратным абсолютным чемпионом российско-китайских соревнований по джип-спринту 2010–2011 гг. в экипаже с сыном Ильей. В феврале 2013 г. в Китае на десятидневном ралли «Зимний «Дакар» по льду Амура мы выиграли главный приз — автомобиль стоимостью 500 тыс. юаней — и в прямом эфире китайского телевидения подарили его китайцу, который возил наши шипованные колеса на грузовике.

Мой первый внедорожник — это Nissan Datsun, который в народе стали называть «легендарный «Датсун». В 2008 г. перед моей поездкой в пустыню Такла-Макан он сгорел, и я пересел на Land Cruiser Prado. Как раз в это время проводилась первая в истории гонка Silk Way по направлению Россия — Казахстан — Туркмения по Каспийскому побережью и пустыне Каракумы, мы приняли участие в этом соревновании. Сейчас эта гонка проводится по направлению Москва — Пекин, а ее протяженность составляет 11 тыс. км. Чтобы преодолеть это расстояние, требуется две недели.

К слову, о пустыне Такла-Макан — это самая безводная пустыня в мире, она находится на 153 м ниже уровня моря. При этом там находятся такие песчаные дюны, которых я раньше никогда не видел. На них трудно подняться, а спуститься еще сложнее: это фактически аналогично спуску с 16-го этажа здания. В этой пустыне нет ни одной живой травинки, ни одного живого существа, ни птиц, ни зверей.

— В чем отличие ралли-рейда от того же «Дакара»?

— В ралли-марафоне дорога секретная, участники заранее не знают, где именно будет пролегать их путь. Если у организаторов имеются доказательства того, что участник уже исследовал этот маршрут, его дисквалифицируют.

— Сколько было участников во время вашей последней гонки?

— В 2016 г. в ралли-рейде Silk Way принимали участие 120 экипажей из 59 стран. Мы с Сергеем Шалыгиным заняли 63-е место. При этом 28 экипажей вообще не доехали до финиша в Пекине, а 29 остались позади нас. Да, мы не попали в первую десятку, но ведь у нас был самый минимальный бюджет и команда из двух человек — пилот и штурман, никакой технической поддержки и всего два запасных колеса. Прям как в 1979 г. у первых участников «Дакара». Условия были тяжелейшие: 1–2 часа сна в сутки, жара не менее 50 градусов и две пустыни в пути — Гоби и Такла-Макан.

— Каков был ваш бюджет?

— Мы потратили около 2 млн рублей. По меркам ралли-рейдов — это просто мелочь.

— Какие существуют требования к участникам гонок?

— Необходимо внести стартовый взнос, который составляет 6500 евро на человека, и иметь справку о том, что вы здоровы, хотя в соревновании принимают участие и люди с ограниченными возможностями. Кстати, если экипаж полностью состоит из женщин, то платить взнос не надо.

— Самые большие опасности, с которыми вы сталкивались во время рейда?

— Конечно же, наша дорога была полна опасностей. В первую очередь вспоминается феш-феш. Это такой мелкий песок, который больше напоминает легкий порошок. Когда он поднимается в воздух, то ничего не видно. Передвижение напоминает переход реки вброд, только вместо воды этот мелкий песок, а под колесами могут быть ямы, валуны, которые совсем не видно. Если на большой скорости врезаться в такой валун, то водителю грозит скрученный перелом рук.

— Пересекая пустыни, видели ли вы миражи, находили ли кости динозавров?

— Думаю, что с миражами мы сталкивались, правда, не понимали, что это именно они. Мы не находили кости динозавров, но в пустыне Гоби находили окаменевшие яйца динозавров. Были такие дни, когда в пустыни стояла такая раскаленная жара, что журналисты разбивали яйца и жарили их прямо на песке.

— Что для вас значат эти гонки?

— Для меня это всего лишь часть моей жизни, приключение, но не более. И я призываю всех к этому так относиться, потому что в нашей жизни есть вещи куда более важные.