Бесчеловечная торговля

Как приморские вендеры противостоят кризису
А. Птахова | Бесчеловечная торговля
А. Птахова

Вендинговый бизнес — мобильный, пластичный, способный расти из минимальных инвестиций, — казалось бы, отлично подходит для низкого старта. Но не в Приморье.

Александр Журавлев, индивидуальный предприниматель, один из тех, кто решил выйти из игры спустя 10 лет, и такое решение далось ему непросто: «Бизнесом это кажется только изначально. На самом деле это не бизнес, а тяжелая работа, которая во многих случаях себя не оправдывает. То есть бизнесом я могу назвать сеть от 20 точек с объемом вложений 1,5–2 млн рублей, а работать в вендинге можно начинать и со 100 тыс. — идти от малого к большему долгие годы, тратить время, нервы и при этом остаться в минусе. Расходная часть — аренда и сырье, транспорт, услуги технического специалиста — будет съедать всю прибыль. Примерно два года потребуется, чтобы окупить б/у автомат стоимостью 50 тыс. рублей. Поэтому, прежде чем связываться с вендингом, подумайте: может быть, стоит попробовать что-нибудь попроще? Сейчас, вернись я на пять лет назад, поступил бы именно так».

В Приморье основные направления вендинговой торговли представлены платежными терминалами (инвестиционно затратный сегмент, в силу своей специфичности оставленный за кадром этой статьи), кофейными, снековыми автоматами, линзоматами, кран-машинами (так называемые хватайки с игрушками). Последние два направления фактически монополизированы несколькими компаниями, так как большинство вендоров предпочитают менее затратные, популярные и (относительно «хватаек») эргономичные аппараты. «В городе осталось мало мест, где можно поставить такую бандуру. А даже если поставишь — нужна еще высокая проходимость», — говорит Дмитрий Кантемиров, коммерческий директор компании «АТР24».

Узкий сегмент — детские аттракционы. Фотокабины, вендинговые кресла и другая «экзотика» автоматизированной торговли практически не представлены на местном рынке ввиду отсутствия спроса. Если в городах-миллионниках потребитель готов пользоваться такими вендоматами, как автоматическая камера хранения (стоимость оборудования без дополнительных функциональных модулей — от 124 тыс. руб.), аппарат по продаже талой воды (стоимость оборудования от 580 тыс. руб.) или «жемчужина» 10-й VendExpo, разработка российских ученых — блиндозер, выпекающий блины за 2,5 минуты, то приморский покупатель более консервативен и экономен.

По словам экспертов, вендинг — бизнес, который зависит от географической привязки. Он развивается там, где ему дают фору. В Москве на новых станциях метро, вокзалах, в переходах и других местах появляются автоматы, установленные посредством электронных торгов. Ретейлеры в Центральной России чаще используют вендинг для привлечения лишнего трафика, закладывая расходы в собственный бюджет либо предоставляя площади арендаторам бесплатно. В Приморье такая практика пока мало распространена.

«Рентабельность этого бизнеса снизилась, наверное, процентов на 15 по отношению к докризисному уровню. Много маленьких компаний закрылось, но сейчас кризисная волна идет на спад и появляются новые вендоры. Теперь с минимальных вложений начать бизнес будет почти невозможно: даже 500–600 тыс. рублей явно будет недостаточно, ведь один новый автомат по продаже кофе стоит свыше 200 тыс., а его еще нужно чем-то заполнить, выставить на точку, заплатить аренду и т. д.», — рассказали в компании «Вендинг Приморья».

Максим Бабич, индивидуальный предприниматель: «Через автоматы можно продавать все что угодно. Вопрос только в том, будут ли покупать? Вследствие кризиса рынок сильно упал и продолжает падать. Нормальных точек с высокой проходимостью мало. Арендодатели заламывают несусветные цены, думая, что вендоры зарабатывают миллионы. А на самом деле это гроши, рентабельность крайне низкая, хотя, опять же, все зависит от точки».

Обычно стоимость аренды складывается из расчета на «квадрат» и варьируется в зависимости от зоны размещения аппарата. Например, в аэропорту Кневичи, обслуживающем более 5 тыс. пассажиров ежедневно плюс 2,5 тыс. встречающих и провожающих, она может превышать 5 тыс. руб. «Даже если установить 10 автоматов по продаже кофе по всему городу, потребуется от года до трех лет, чтобы окупить их», — подсчитал Максим Обушный, руководитель компании «БаристаДВ».

Максим Бабич: «10 точек могут приносить по 6–10 тыс. в месяц. Умножьте десять на десять, посчитайте стоимость сырья, транспортные расходы, аренду, налоги. Развиваться в этом направлении, на мой взгляд, очень сложно».

Спрос на вендинговом рынке зависит не только от покупательной способности, но и от потребительских предпочтений, которые склонны меняться. Так, аппараты по продаже растворимого кофе выходят из моды, стремительно теряя позиции. Сегодня в тренде зерновой напиток. Громоздкие корейские вендоматы уступили место более элегантным итальянским моделям с монитором.

По словам экспертов, дизайн и опциональность также играют важную роль для потребителя. А самые топовые — комбинированные варианты — они соединяют кофейную и снековую часть. В летний сезон спрос на кофе падает, поэтому освежающие напитки, хранящиеся в снековом аппарате при пониженной температуре, делают продажи. Как подчеркивают собеседники «К», очень важно отслеживать качество сырья. Чем больше количество точек, тем сложнее эта задача.

«Но даже наивкуснейшие свежайшие снеки не оправдают себя, если автомат будет стоять в неудачном месте. Пусть даже в торговом центре высокая проходимость, такая точка принесет вам гроши, несовместимые с арендной платой. Самый лучший покупатель — голодный школьник или студент», — говорит Максим Бабич.

«Торговые центры, все эти магазинчики, куда забегают за покупками, — неудачный выбор. Устанавливать кофейные и снековые вендоматы надо там, где люди находятся постоянно, — в учебных заведениях, медицинских центрах», — отметили в компании «Вендинг Приморья».

Впрочем, в отдельных сегментах потенциал рынка еще достаточно велик. Дмитрий Кантемиров: «Механизированный автомат по продаже игрушек вместе с наполнителем обойдется в 20 тыс. рублей, порог входа — невысокий. Если объект не пользуется спросом, можно переставить его в другое, более удачное место. Набирая обороты, вы расширяетесь, создаете сетку из одинаковых кусочков — вендинговые кластеры. Где-то что-то не пошло — переносите точку. Это вам не мини-цех, который так просто не перестроишь, и с которым при отсутствии подушки безопасности можно сразу обанкротиться.

Допустим, выручка с одного механического автомата по продаже игрушек составляет порядка 5–6 тыс. в месяц. Соответственно, прибыль — 2–3 тыс. минус аренда, стоимость которой начинается от 500 рублей и далее — как договоришься. Окупает себя такой автомат примерно за год. Сам по себе он приносит не много, но если развивать сеть, можно зарабатывать достаточно».

Игроки рынка уверены: вендинговый бизнес будет расти при ряде благоприятных «если», самым главным из которых является реализация «убийственного» закона об онлайн-кассах (ККТ), нависшего над вендорами дамокловым мечом. Закон, обязывающий предпринимателей переводить свои автоматы на дорогостоящую онлайн-систему, представляется экспертам абсурдным в случае низкорентабельных мобильных объектов торговли. Многие выражают уверенность, что к «часу икс» — 1 июля 2018 г., когда его исполнение станет обязательным для участников рынка, будет найден некий компромиссный вариант. Иначе вендинговый бизнес обрушится по всей стране. А пока российские вендоры не спешат расширять парки.

Максим Бабич: «Перспективы очень туманные. Если формулировка закона останется неизменной, автоматизированная торговля в Приморье просто умрет. Но сейчас об этом никто не хочет думать. Люди работают и живут проблемами сегодняшнего дня. Если вы хотите попробовать себя на этом рынке — попробуйте. Могу посоветовать только не брать кредитов. Рисковать лучше на «свои».

Юлия ПИВНЕНКО

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ