Андрей Пастухов: «Если поднять уровень предложения, поднимется уровень спроса»

Глава сети цветочных магазинов о стиле, хорошем вкусе и искусстве
Из личного архива героя публикации | «Если поднять уровень предложения, поднимется уровень спроса»
Из личного архива героя публикации
АНКЕТА
Пастухов Андрей Леонидович, 43 года.
Место рождения: Владивосток.
Образование: Владивостокский государственный мединститут (1984 г.). Высшая коммерческая школа (1993 г.).
Карьера: 1991-1992 гг. - заместитель директора по внешним связям компьютерной фирмы "Аверс". С 1993 г. - директор ООО "Медо". 8 лет медицинской практики (хирургия грудной клетки); сначала в ЦРБ пос. Славянка, потом в Краевом онкологическом диспансере.
Состав семьи: жена, дочь.
Хобби: чтение, бильярд.
Любимый исторический персонаж: Наполеон.
Главное личное достоинство: "умение видеть вещи таковыми, каковы они на самом деле".
Главный недостаток: "развивающаяся дальнозоркость".

Недавно салон цветов «Норита» привозил во Владивосток известного голландского флориста Вана Бергена. Дав несколько мастер-классов и высоко оценив местных дизайнеров, европеец с сочувствием показал на среднестатистический городской интерьер: что в бутиках, что в офисах — один и тот же госпитальный дизайн (белый профиль и стекло). «Как вы здесь работаете?» — удивился голландец. Об этом рассказывает Андрей Пастухов, один из пионеров местного бизнеса, а ныне глава самой профессиональной компании, продающей цветы во Владивостоке.

— Вы двенадцатый год продаете импортные цветы. Говорят, Владивосток становится богаче. Вы это ощущаете?

— Мы с самого начала позиционировали себя как фирму, которая продает услугу — неповторимый и стильный дизайн цветов. В этом все и дело. Цена появляется, когда покупаешь не просто цветы, а произведение искусства. Я бы не сказал, что у нас запредельные цены, они, конечно, выше, чем на базаре. Печально, что сегодня даже не стесненные в средствах горожане идут покупать цветы в ближайший ларек.

— А раньше было по-другому?

— Когда мы начинали, рынок был свободен. И мы почти сразу нашли своего клиента. Это были первые богатые люди Владивостока. Хотя всегда у нас была четкая позиция — смотреть не на внешний вид клиента, а делать неповторимые произведения, исходя из его финансовых возможностей.

— Неужели после перестройки нувориши были знатоками флористики?

— Возможно, они еще хуже разбирались в этом. Но у них не было выбора, и они шли к нам. Долгое время все было в порядке. Давали рекламу, и от заказов не было отбоя. А вот теперь у меня неприятное чувство, что мы начинаем терять свою клиентуру. Богатые люди прошлых лет — наши постоянные клиенты — уезжают из города. А новое поколение попало в ситуацию, когда цветы продают везде, предложений море. И от этого избытка сбивается критерий качества.

— А может быть, это и правильно. Вас не пугает такая перспектива, что спрос на изысканные произведения из цветов пройдет, как когда-то мода на рококо или ампир?

— Мне, напротив, кажется, что сегодня ситуация начинает меняться. По крайней мере, за границей. Недавно смотрел репортаж о возрождении дендизма в Англии. Люди устали от массового продукта, от навязываемого СМИ ширпотреба. В Лондоне среди молодежи бум красивой и элегантной одежды. Появились люди, которые ценят свой вкус, свою индивидуальность. И стараются окружить себя вещами, которые подчеркивают эту индивидуальность. Таков наш идеальный клиент. Что касается Владивостока, то здесь, судя по росту интереса к дорогому и стильному интерьеру, у нас есть все основания надеяться, что рано или поздно состоятельные горожане задумаются о цветочном дополнении к своей стильной мебели. Поймут, что надо обращаться к профессионалам своего дела и тогда, когда это касается флор-дизайна.

— Существует ли во флористике специфическая мода?

— Конечно. В мире есть люди, которые отслеживают все тенденции в изменениях дизайна одежды, интерьеров, автомобилей и цветочных букетов. «Норита» сегодня предлагает товар на уровне последнего слова европейской моды. Мы внимательно следим за модой и поставляем все новинки, которые появляются в Москве.

— А эти веяния флористской моды во Владивостоке имеют какое-то значение?

— Никакого. Лично я здесь постоянно ощущаю сенсорный голод. Город, в котором негде погулять. Флор-дизайн большинства заведений настолько стандартный, что я хожу и думаю: «Это «Норита» семилетней давности, а это — пятилетней». Понятно, что так оформлять дешевле. Но ведь надо как-то выделяться, иметь свой стиль. Например, в Голландии 60% цветов люди покупают для украшения интерьера. И солидная часть дохода цветочных салонов приходится на корпоративных клиентов.

— Чем в этом смысле могут похвастать компании Владивостока?

— Здесь уже есть организации, которые поняли, что им необходимо иметь «цветочный» бюджет. Например, ДВЖД, Международный департамент ДВГУ или сеть магазинов «Сфера-Маркет». Нас связывают долгие и доверительные отношения. Они точно знают наш уровень, наши цены. И имеют хорошие скидки. Однако в целом приобщение корпораций к цветам происходит крайне медленно. Иногда бывает стыдно за то, с какими букетами местные чиновники или крупные предприниматели встречают высоких гостей.

— Ваш интерес понятен, но не слишком ли надумана эта связь стиля в бизнесе, в жизни с цветами?

— Пусть каждый вспомнит, сколько времени и сил тратит он на поиски подарка для дорогого человека. А цветы при этом покупают, выбегая из такси. Конечно, с одной стороны, цветы — это радость сиюминутная, но ведь такие вещи люди могут запомнить на всю жизнь. Поэтому мне и пришел как-то в голову слоган: «Цветы от «Нориты» — крепкое выражение... Ваших чувств!», т.е. настоящее, живое, как все многообразие русского языка. Цветы помогают выразить то, что трудно сказать словами.

— Но что делать, когда далеко не все так думают? Утроить вложения в рекламу?

— Рекламировать себя дорого и бесполезно. Приходишь к выводу, что не нужно ждать, когда люди займутся воспитанием своего вкуса. Моя идея — создавать пространство самим. Поскольку существует проблема недостаточного профессионализма, мы год назад открыли школу флор-дизайна. Если сможем поднять уровень предложения, поднимется уровень спроса. Если будут профессиональные продавцы, появятся искушенные клиенты.

— Подчеркивать индивидуальность порой не по карману даже богатым людям. Владельцы джипов говорят, что до сих пор в некоторых кругах лишнюю наклейку не прицепишь на авто — засмеют. Свободную личность так просто не воспитаешь.

— Я надеюсь на молодое поколение. Жду, когда ко мне в салон придет девушка или парень, студенты, и захотят за 300 рублей вместе с дизайнером сделать нечто прекрасное и неожиданное. Захотят превратить эти деньги в сюрприз. Хочу, чтобы мои клиенты несли цветы не вниз головками, как это часто делается, а гордо перед собой.

— В ваших словах о миграции богатых клиентов промелькнула нота тревоги. Ситуация ведь парадоксальная — с одной стороны, в городе, как грибы, растут элитные дома и торговые центры, с другой, ежегодно по статистике край покидает порядка 10 тысяч человек. И это самые активные люди. Куда смотрят власти, непонятно. Вас, как предпринимателя, не смутил недавний арест Ходорковского?

— Такие события лишний раз показывают, как опасно вести бизнес, даже если он надежный и за ним стоят огромные капиталы. Что касается моральной стороны дела, то думаю, что государство ведет здесь себя некорректно — сначала дало возможность что-то делать, а потом начало обвинять, хотя всем ясно, что эти обвинения в той же мере относятся и к власти.

— Вы опытный бизнесмен. Как вы считаете, такие люди, как Ходорковский — молодые и баснословно богатые — это результат стечения обстоятельств или их собственная заслуга?

— Думаю, это особенные люди. Некоторые говорят: «Будь я на их месте в то время, тоже стал бы королем». Но сделать это могли многие, а получилось у единиц. Для этого нужен не только незаурядный ум или хватка. Или умение чувствовать запах денег и выбирать правильную стратегию. Для этого нужно быть от природы мудрым человеком, который либо поступается какими-то принципами, либо, что вероятнее всего, отсутствие принципов здесь является основным принципом. Посмотреть на Ходорковского или Абрамовича — они молоды, но в глазах у них мудрость 60-летних людей. По их глазам видно, что они очень глубоко понимают жизнь, гораздо глубже иных чиновников.

— Кажется, сейчас в вас говорит доктор. Интересно, как вы осознали, что хирургия, то чем вы достаточно долго занимались, это не ваше призвание, и решили посвятить себя бизнесу?

— Я никогда не решал, что медицина — это не мое призвание. К сожалению, в 91-м году пришлось пожертвовать любимым делом. Жизнь заставила заниматься коммерцией. Подрастала дочь, нужно было обеспечивать семью... Но я на всю жизнь благодарен хирургии. Почти все хорошее, что во мне есть, это от первой профессии.

— Каким достижением вы больше всего гордитесь за 11 лет работы с цветами?

— Своей репутацией. Мы никогда не подводили клиентов. За все, что мы делали и делаем, мне не стыдно. За эти годы мы завоевали имя, которое стало своеобразным эталоном качества. С того момента, как я определился в выборе, я всегда старался настолько освоить дело, чтобы стать лучшим. Все шло от простого к сложному. Читали специальную литературу, ездили учиться в Москву. Главной моей задачей было собрать высокопрофессиональную команду. При этом я принципиально никогда не вмешивался в творческие начинания сотрудников. Думаю, в этом городе мы свою задачу выполняем. Ни одно предприятие не может похвастать такими творческими успехами.

— Какими?

— Гордость нашей компании и показатель уровня сотрудников (а в фирме трудится девять дизайнеров и три профессиональных биолога, специализирующихся на комнатных растениях) — участие в престижных конкурсах. Год назад Светлана Пастухова, художественный руководитель «Нориты», заняла четвертое место в классе мастеров в самом престижном отечественном конкурсе флористов «Интерфлора-2002». Там же, через год, приняла участие наша сотрудница Евгения Тихонова и тоже заняла четвертое место. Последнее признание мы получили от Вана Бергена. Будучи одним из немногих флористов в мире, имеющих право выдавать именные сертификаты, он вручил такие свидетельства почти всем нашим сотрудникам.

— Цветы — товар хрупкий и скоропортящийся. Неужели никогда к вам не было претензий от заказчиков?

— Были, но почти во всех случаях в результате расследования мы убеждали клиента, что нашей вины тут нет. Мы контролируем весь цикл прохождения товара — от получения у дилера, хранения в специальных холодильных камерах до доставки. В лучшем случае мы занимаемся установкой букета. Но это не всегда возможно. И, как правило, все неприятности случаются на последней цепочке: либо купленный букет клиент повредил по дороге, либо неправильно его установил, в неправильном месте, не так подрезал, не так поливал. Мы отвечаем за свои цветы. Все остальное мы умеем делать быстро и правильно. Любой человек или организация, которые работают с нами, могут быть уверены, что, с того момента, как они сделали заказ, они забудут о проблемах — все получат точно в срок, высокого качества и, что немаловажно, это будет уникальное произведение, не похожее на то, что было раньше.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ