Шигеки Цудзи: «Главное для архитектора — это ответственность»

 «Главное для архитектора — это ответственность»
Анкета
Шигеки Цудзи
Главный архитектор компании «Ферст вуд Приморье», дочернего предприятия японской ГК Iida Group Holdings, специализирующегося на проектировании, строительстве и реализации жилой недвижимости.

Японская группа компаний Iida Group Holdings — первый инвестор из Страны восходящего солнца, который заходит на приморский рынок с уникальным в российских масштабах проектом малоэтажного деревянного домостроения. О том, каким должен быть настоящий японский дом и чем он может привлечь российского покупателя, «К» рассказал архитектор Шигеки Цудзи.

— Г-н Цудзи, какой опыт вы привнесете в наш регион? Новые технологии, материалы?

— Результаты нашей работы вы можете увидеть на демонстрационной площадке ДальНИИС — это два деревянных дома, два вида технологий, которые до сих пор не использовались в Приморье и на Дальнем Востоке. Первая — канадская технология, подразумевающая использование деревянного каркаса и высокоэффективного утеплителя. Мы усовершенствовали ее по стандартам японской стройки.

В Японии, как вы знаете, нередко случаются землетрясения, поэтому для создания таких домов применяются более надежные виды креплений — они обеспечивают сооружению повышенную устойчивость и надежность. Вторая технология — специально разработана инженерами Iida Group Holdings для применения в российских условиях. Чтобы закрепить их на российском рынке, компания «Ферст вуд Приморье» намерена построить в бухте Славянка деревоперерабатывающий завод. Обе технологии позволяют быстро — за 3–4 месяца — и в любое время года возводить деревянные дома, идеально подходящие для местного климата. Наши коттеджи практически не дают усадки, отличаются повышенной огнестойкостью и обеспечивают высокую теплоизоляцию, что экономит расходы на отопление.

— Кто является потенциальным покупателем такого жилья?

— Прежде всего, молодые семьи с детьми, которые могут снимать квартиру и задумываются об улучшении жилищных условий. Наше предложение должно быть доступным для них. К примеру, квартира в районе Второй Речки стоит порядка 80 тыс. рублей за кв. метр. Мы планируем предлагать готовые дома с отделкой стоимостью одного квадратного метра до 45 тыс. рублей.

— Вы говорите о качественном жилье, но при этом называете довольно демократичные цены. Что позволяет снижать себестоимость строительства без ущерба для качества?

— В первую очередь, открытие собственного завода — запуск производства пиломатериалов. Сейчас наш холдинг занимается созданием производственной базы, обеспечением лесосеки, подготовкой строительства лесоперерабатывающего комбината. Второй момент — жесткий контроль качества, без которого не обходится строительство ни одного японского дома.

Когда мы мониторили российский рынок, то изучили много зданий: среди них есть заслуживающие самой высокой оценки, но и стоимость такой недвижимости всегда соответствующая. Как правило, в России чем дешевле дом, тем хуже качество. В Японии такой связи нет, у нас другой подход. Миссия японских инженеров, архитекторов — организовать процесс строительства так, чтобы добиться самых высоких результатов.

Именно контроль качества — главная задача нашей команды. В Приморье ее выполняют японские специалисты. Мы планируем задействовать и российские кадры, конечно, на объектах будут работать российские плотники. Работая в команде, мы сможем максимально эффективно добиться поставленной цели, использовать для этого общий опыт, объединить разные подходы к домостроению и разные технологии.

— Скорость строительства в России значительно ниже, чем в Азии, у нас все обычно получается дольше и дороже, чем планировалось изначально. Почему, на ваш взгляд?

— Все начинается с мелочей. Например, хороший инструмент здесь — большая проблема, он стоит дорого, и обычные рабочие не могут себе позволить, допустим, лазерный нивелир, с помощью которого можно определять угол наклона, относительную высоту объекта, делать разметку, или качественную электропилу. В результате российские плотники пользуются тяжелым, шумным, не­эффективным инструментом.

Конечно, я понимаю, что у русского человека большая сила, но если этот человек уже в возрасте, ему приходится трудно. Современные технологии значительно ускоряют строительство, плюс ко всему работу нужно четко продумать и выстроить так, чтобы не тратить лишнего времени. К примеру, одни специалисты на мобильном заводе пилят доски, которые потом идут на стройку, другие с помощью опять же средств малой механизации доставляют их в пункт назначения. Плотник не тратит лишних усилий на перевозку, он занимается только изготовлением каркаса из готовых элементов. С таким подходом дело продвигается быстрее.

— А чем принципиально отличается подход японских архитекторов?

— В Японии есть определенный дефицит природных ресурсов, у нас не так много леса, как правило, очень мало пространства, доступного для строительства. Поэтому японский архитектор думает, прежде всего, о том, как эффективнее использовать материалы, как по максимуму задействовать каждый метр земельного участка. У российских коллег — немного другое отношение, они не придают такого значения этим моментам.

— Увидим ли мы какие-нибудь традиционные японские мотивы в архитектуре коттеджей, организации жизненного пространства?

— Мы строим доступное жилье. И если вы посмотрите на современную архитектуру Японии, то много ли традиционного, национального в ней найдете? Мне часто задают вопрос: «А что же такое настоящий японский дом?» Японский дом — это в первую очередь качество, это японская работа, проведенная на характерно высоком уровне, функциональность и энергоэффективность. Поэтому, хотя наши коттеджи гармоничны эстетически, их внешний облик выдержан в рамках мировых стандартов, без архитектурных изысков.

Главный акцент — на качество жизни: теплосберегающие технологии, материалы, чтобы покупатель за привлекательную для него цену получил максимум полезной площади и потом не тратил лишних денег на оплату коммунальных счетов, чтобы дом был действительно надежным, экологичным, долговечным. Срок эксплуатации наших коттеджей — более 100 лет.

— Когда планируете приступить непосредственно к строительству коттеджного поселка?

— Мы нацелены на то, чтобы подготовить два выставочных дома к сентябрю и представить их на Восточном экономическом форуме. Сейчас любой желающий может ознакомиться с технологиями и ходом строительства по адресу: Бородинская, 14, на демонстрационной площадке ДальНИИС. Это выставочная площадка малоэтажного домостроения, которая станет главным местом событий большой ежегодной строительной выставки. Следующий этап — оформление земельного участка. Инфраструктурные моменты поселка зависят от доступной площади, но, конечно, там будет все необходимое, включая гостевые парковочные места. Пока цель компании — изучить рынок и определиться с объемами инвестиций. В дальнейших планах — расширить зону строительства, зайти в другие регионы Дальнего Востока.

— Нельзя не спросить: а как вам Владивосток с архитектурной точки зрения?

— Город мне понравился. Особенно ваши знаменитые мосты. Есть и минусы — исторический центр, заставленный машинами, огромное количество припаркованного транспорта портит картину. Из современных проектов могу выделить реконструкцию набережной Цесаревича, очень, на мой взгляд, удачную. В Японии сейчас такой же подход — стараться сохранить лицо объекта. Мне понравилось, что на набережной здания старого завода были удачно интегрированы в новую городскую среду.

— Г-н Цудзи, вопрос с философским уклоном: как вы видите свою основную задачу в качестве архитектора, если охарактеризовать ее в двух словах? Что самое главное для вас в вашей работе?

— Мне будет достаточно одного слова, чтобы ответить на ваш вопрос. И это слово — «ответственность».

Юлия ПИВНЕНКО


СЛОВО ПАРТНЕРУ

Андрей Симонов: «За то время, что я работаю с Цудзи-сан, меня поразили три момента в этом человеке. Первый — колоссальная ответственность за свою работу, которой Цудзи-сан отдает себя полностью. Второе — высочайший уровень профессионализма, когда архитектор вникает в каждую деталь, казалось бы, не имеющую прямого отношения к его компетенции, — инженерную часть, какие-то технические моменты, изучает их настолько глубоко, что знает каждую цифру в отчете по геологии или исследованиях российской древесины, которые мы готовили.

В России «специалисты широкого профиля» часто разбираются во всем сразу и ни в чем конкретно. Здесь же действительно речь идет об углубленных знаниях. И третий момент — конечно, терпение, потому что человек, приехав работать в другую страну, где все непонятно, прилагает максимум усилий, старается постичь как можно больше, чтобы потом что-то создать. Думаю, это в японской ментальности, и, безусловно, российским специалистам есть что перенять от своих иностранных коллег. Я очень рад, что мы подружились со всем коллективом компании «Ферст вуд Приморье».

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ