Рыбный рынок в поисках «торговой мафии»

Стоимость биоресурсов перешла все мыслимые границы
Рыбный рынок в поисках «торговой мафии»

Во Владивостоке покупатели ходят в магазинах вокруг да около рыбы, но купить дары моря не решаются — уж больно дорого. Кто виноват и что делать?

Стоимость рыбы в краевом центре перешла все мыслимые границы. Цена горбуши начинается от 175 руб. за 1 кг, филе трески — от 240 руб., филе минтая — от 220 руб. О красной рыбе уже и говорить не приходится, цены кусаются как никогда.

Эксперты говорят: рост пошел в 2014 г. на фоне резких колебаний курсов валют. Сейчас цены тянет вверх Китай. Евгений Плетцер, менеджер компании «Босантур-2»: «Если рассматривать ту же креветку, Китай дает за нее цену намного интересней, чем может предложить российский рынок. Спрос в КНР на сегодняшний день опережает то предложение, которое мы можем обеспечить. Соответственно, куда будет продавать свою продукцию рыбодобывающая компания?»

Цена рыбалки

Российские рыбодобывающие компании привыкли работать с хорошим уровнем рентабельности. И если среди розничных сетей существует серьезная конкуренция, если в сфере логистики насчитывается три крупных порта и порядка 6–8 более мелких терминалов, которые могут рыбу перегружать, хранить и отправлять потребителям, то в самой добыче конкуренции меньше. То есть по самым выгодным позициям она существует формально, ограничиваясь несколькими компаниями, что мешает снизить себестоимость рыбалки.

Денис Сарана, член совета директоров ОАО «Владивостокский морской рыбный порт» (ВМРП): «Открытая конкуренция — самый явный путь к обеспечению минимальной рыночной цены. Тот же самый объем минтая осваивают несколько крупных компаний, которые знают, что гарантированно выловят определенное количество тонн и всегда найдут своего покупателя. Можно, к примеру, неэффективно расходовать топливо, работать на устаревших судах и т. д. — все равно компании имеют свою квоту, рыбу они добудут и ее у них купят. А если бы все желающие конкурировали в пределах ОДУ, это стимулировало бы рыбаков к модернизации и развитию и способствовало бы снижению цен».

Если бы не несколько «но». «С 2014 г. топливо подорожало процентов на 17, зарплаты в рыбодобывающей отрасли выросли процентов на 30», — говорит Игорь Камальтдинов, заведующий производством ООО «РПК «Восточное».

Юлия Беликова, управляющий партнер рыбодобывающей компании «Тройка»: «Рыба свежемороженая изначально имеет высокую себестоимость, поэтому и цены на рыбопродукцию соответствующие. Организация, снабжение, проведение промысла и производства, содержание мощностей и специалистов во время простоя, топливо, логистика, зарплаты, налоги, пошлины на ремонтные работы судов, произведенные за рубежом, — посчитайте расходы рыбодобывающих компаний. А кроме того, например, горбушу или другую красную рыбу ловят только на протяжении месяца. Многие думают: «120 рублей за килограмм — ничего себе, как много гребет рыбак». Но сколько у этого рыбака остается на самом деле, учитывая, что ему надо инвестировать в производство будущих периодов?»

Дистрибьюторы решают проблемы

Разговоры о том, чтобы сократить цепочку посредников, ведутся давно, однако, по мнению большинства экспертов, во‑первых, это не всегда возможно, во‑вторых, вряд ли будет способствовать снижению цен.

Игорь Камальтдинов: «Сегодня основные трейдеры, в частности, компании из Москвы, Екатеринбурга и Новосибирска, имеют максимум одного посредника, то есть длинной торговопроводящей цепочки больше нет. И если рыба стоит 150 рублей за килограмм там, где ее добывают, трейдер имеет 2–5 рублей маржи с одного килограмма. Едва ли эту наценку можно назвать слишком большой».

Рыбаку, как правило, нужны быстрые деньги здесь и сейчас, чтобы пустить их в оборот, розничные сети не дают ему предоплаты, а ждать положенные 90 дней может позволить себе далеко не каждый. Дистрибьютор берет кредит, оплачивает рыбу, поставляет ее в сеть и ждет оплаты, решает вопросы хранения и доставки, работает с возвратами, отвечая за каждый заветренный или непроданный килограмм продукции. И, разумеется, не хочет остаться внакладе.

Игорь Камальтдинов: «Другое дело, что посредники — это не только удорожание, это падение качества: зачастую лишние погрузо-разгрузочные работы, потери температуры в теле рыбы, и пошло-поехало. Прямой доступ производителя на рынок розничных продаж — это вторая мера после ограничения экспорта, которая, на мой взгляд, способствовала бы снижению цен».

Юлия Беликова: «Наша компания пробовала работать с сетями напрямую, я знаю, какая это головная боль. Вывод один: без дистрибьютеров не обойтись, каждый должен делать то, что умеет, и то, что делает хорошо, не распыляясь на разные виды деятельности».

Логистика — еще один ценообразующий фактор. И отнюдь не самый большой. Денис Сарана: «Сколько бы ни стоила рыба — 30, 50 или 200 рублей, — за перегрузочные работы мы получаем рубль за килограмм, около 1 тыс. рублей на тонну. Если оптовик покупает у рыбака 1 тыс. тонн — это немалые деньги, скорее всего, требующие привлечения кредитных средств.

Некачественную, побитую, некондиционную продукцию отсортировываем, что увеличивает цену порядка 10%. Услуги хранения добавят к ней еще по одному рублю на кг за каждый месяц. То есть перегрузка и хранение продукции — это всего плюс два рубля. А, к примеру, доставка в Москву по железной дороге — плюс 8–10 рублей на кг. Согласитесь, не такие большие цифры».

Андрей Лисеев, директор ООО «Арлайн Авто»: «В самый горячий сезон доставка автотранспортом стоит примерно 15 рублей за каждый кг. Допустим, рыбопромышленники реализуют ту же горбушу по 150–170 рублей кг, и 15 рублей сверху за транспортировку нельзя назвать огромной суммой. Эта надбавка могла бы быть меньше, если бы солярка не дорожала каждый день и если бы бизнесу не осложняли жизнь новыми поборами. Достаточно вспомнить одного 27-летнего миллиардера по фамилии Ротенберг. Система «Платон» накидывает на каждый километр 3,50 рубля — все это закладывается в цену».

Погонный метр

Последнее звено цепочки — торговые сети, чья ценовая политика не отличается гуманностью настолько, что, по мнению некоторых участников рынка, граничит с вымогательством и позволяет говорить о «торговой мафии».

Евгений Карпов, генеральный директор ООО «Камчатский меридиан»: «На сегодняшний день самый дешевый минтай стоит в районе 57 рублей, это белорыбица. В рамках Владивостока с учетом всех затрат доставка в любую точку, включая грузовые работы и хранение в порту, добавляет к этой цене три рубля на килограмм. Можно включить сюда надбавку перекупщика — еще плюс пять рублей. А теперь вспомните, сколько минтай стоит в рознице».

Однако аппетиты ретейлера определяет жесткая конкурентная борьба, в силу которой искусственное регулирование торговой наценки становится крайне затруднительным. Расклад определяет рыночная конъюнктура — грубо говоря, «погонный метр полки», занятый рыбой, должен принести не меньше прибыли, чем отведенный под мясо или иную продукцию.

Владислав Меркулов, возглавляет проект рыбодобычи в сети гипермаркетов «Самбери»: «Цена рыбы зависит от многих факторов. И если не говорить о влиянии кризиса, который, само собой, играет огромную роль, ее определяют объемы вылова. Это прекрасно видно на примере горбуши, кеты, наваги, корюшки. В 2017 г. цены на корюшку упали до 30 рублей на опте, потому что в Амуре ее выловили рекордное количество, что очень дешево, и я не припомню таких цен у поставщиков».

Говоря о снижении цен и доступе потребителя к действительно качественной продукции, некоторые эксперты кивают на соседние страны Азиатско-Тихоокеанского региона, где широко популярны рыбные рынки. Однако в России торговля подобного рода вошла бы в противоречие с действующим законодательством.

Денис Сарана: «Мы просто не можем реализовать свежевыловленную сырую рыбу без нарушений — Россельхознадзор не разрешает. Сначала ее нужно заморозить. Фактически анализ рыбы на безопасность занимает двое-трое суток, то есть ты должен сдать образец Россельхознадзору, и только через три дня тебе выдадут сертификат. Поэтому я не представляю, как у нас собираются строить рыбные рынки».

Рыбный рынок непредсказуем и динамичен — за месяц цена может поменяться раз пять, и пока волна идет на спад, участники стараются поймать момент. Так, в минувшем году цена на неразделанную горбушу опускалась до 75 руб. Однако надо иметь в виду, что у неразделанной горбуши — одна цена, а, например, у горбуши б/г (без головы) — совсем другая.

Ценовой диапазон рыбопродукции зависит также от вида разделки и качества товара. Рыба с начальными нерестовыми изменениями стоит на опте дешевле, а цена первого сорта, который идет в переработку и копчение, разумеется, более высокая. Неискушенный потребитель часто путается в этих нюансах и делает ложные выводы, откуда, к примеру, рождаются мифы из разряда «в Москве и за границей вся рыба дешевле».

Но главный ответ на вопрос: «Почему так дорого?» звучит просто: «Потому что все сегодня дорого».

Юлия ПИВНЕНКО

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.