Лучше не добраться и вернуться, чем взойти и остаться там навсегда

Почему восхождение на горы — это не туристический аттракцион
Лучше не добраться и вернуться, чем взойти и остаться там навсегда

Восхождение на горы — это не туристический аттракцион. Это способ изучения природы и окружающего нас мира. Такой вывод сделал Игорь Полоз, руководитель охранного агентства «Спрут».

«Я побывал на таких вершинах, как Эльбрус, Килиманджаро и Гималайские горы — пятитысячники. То есть покорил самые высокие горы Африки и Европы, а сейчас готов посетить высочайший пик Южной Америки — Аконкагуа, — рассказал Игорь Полоз. — Данное увлечение у меня возникло примерно лет шесть назад. Отдыхал во Вьетнаме, друзья предложили мне подняться на гору Фанчипан. Она не очень высокая, где-то 3,2 тыс. метров. Восхождение заняло пару дней, зато на вершине я увидел неописуемую красоту. Испытать нечто такое захотелось еще.

Болезнь Эльбруса

Самое важное — это акклиматизация, причем чем она дольше, тем лучше, потому что организм должен привыкнуть к трудным условиям. Существует два основных стиля восхождений: альпийский и гималайский. Альпийский — это постоянное движение вверх вместе со всем необходимым снаряжением; так можно покорять более или менее невысокие горы. Гималайский стиль — тот, которым берутся восьмитысячники, — подразумевает постоянные спуски и подъемы. Например, экспедиция поднимает оборудование до определенной высоты, затем спускается, ночует ниже, на следующий день поднимается выше разбитого вчера лагеря, снова спускается и ночует в нем — и так далее, подъем-спуск, подъем-спуск. Это помогает акклиматизации на серьезных высотах.

Горы вообще не прощают безрассудства — лучше не добраться и вернуться еще раз, чем взойти и остаться там навсегда. Так, в прошлом году мои знакомые из Владивостока попали на Эльбрусе в метель — еле оттуда выбрались. Еще одни приморцы там же недавно сорвались, причем все шесть человек в связке. Один парень даже в коме довольно долго пролежал, но хорошо, что выжил. Подъем на Эльбрус стал запоминающимся и для меня. Вместе со своей командой мы попали туда не совсем в сезон, и у нас был только один день на акклиматизацию. Поэтому процесс был тяжелым, к тому же нас застала горная болезнь. Как ни странно, но я стал единственным членом нашей команды, на кого этот недуг не подействовал.

Горная болезнь сочетает в себе множество факторов: утомление, истощение организма, переохлаждение, УФ-излучение, непривычное для человека давление и т. д., но в ее основе лежит гипоксия, нехватка кислорода. Альпинисты в большинстве своем люди и так подготовленные, но даже на Эльбрус они приезжают заранее, чтобы день за днем подниматься и спускаться, чередуя ночевки наверху и внизу, — это позволяет адаптироваться настолько хорошо, чтобы в день забега преодолеть 3,5 км вверх без вреда для здоровья. Мы же нарушили все правила.

Мистический Непал

Спустя полвека после того, как Непал был открыт западными туристами, эта страна не теряет своего загадочного ореола. Древние индуистские и буддийские монастыри и горные прогулки — главные причины, заставляющие путешественников со всего мира устремляться сюда. Чистый воздух, едва тронутый цивилизацией уклад жизни, самые высокие вершины в мире — из Непала возвращаешься обновленным.

Вся история альпинизма — погоня за мечтой, за вершиной, на которую еще не ступала нога человека. Маттерхорн, Айгер, Нанга-Парбат, Чигори, Эверест, Денали и многие другие горы манили к себе многих со всего света. И даже сегодня, когда все высоты уже взяты, люди продолжают стремиться к ним. В этом свете совершенно особое место занимает одна гора — Кайлас, расположенная в труднодоступном районе тибетских Гималаев. На ее вершину еще не ступала нога человека: Райнхольд Месснер, добившийся разрешения на восхождение у китайских властей, отступил, так и не начав штурм; испанцы не смогли начать восхождение, потому что верующие индуисты встали вокруг их лагеря живой цепью.

Мы тоже хотели посетить Кайлас и там планировали совершить кору — ритуальный обход по кругу. Но правительство КНР отказало нам в разрешении на въезд. В то время в китайском Тибете были какие-то волнения. Пришлось оставить «обитель богов» в покое и посетить Гималаи со стороны Непала. За три недели восхождения я похудел на 10 кг.

Но Непал прекрасен тем, что щедро вознаграждает за все тяготы и усилия. Можно целый час тащиться по крутой лестнице вверх, но увидеть такой пейзаж, что сердце будет звенеть от восторга. Можно мерзнуть в номере за копейки, но встретить лучший в жизни рассвет с видом на южную Аннапурну. И можно быть голодным и смертельно уставшим, но когда после тяжелой дороги ты ложишься в теплый бассейн по соседству с бурлящей рекой и всматриваешься в звезды далеко в небе, то чувствуешь себя настоящим хозяином мира, не больше и не меньше.

В апреле 2015 г. центр Непала пострадал от сильнейшего землетрясения, в результате которого погибли более 8 тыс. человек. Его следы в Катманду (столица Непала. — Прим. «К») можно увидеть и сейчас: многие храмы дворцовой площади Дурбар частично разрушены. Однако мы побывали там до этой катастрофы и пробыли около недели, обойдя практически все храмы. Непал — страна с очень богатым культурным наследием.

Вся жизнь местного населения (шерпы) связана с горами, они зарабатывают исключительно на туризме. В каждой деревушке все очень дружелюбные, добрые и приветливые. Кстати, пользоваться услугами местных непальских турфирм выходит намного дешевле, нежели даже у российских туркомпаний, хотя результат одинаковый. В Непале, на мой взгляд, самый лучший сервис для туристов-альпинистов. При желании можно заказать самолет, в деревеньках есть Интернет, отличное питание. По горам Непала мы ходили 17 дней.

Снега Килиманджаро

Восхождение на Килиманджаро не является в полной мере альпинизмом, поскольку гора технически очень простая, и основная сложность — это высотная акклиматизация, на которую у большинства туристов мало времени. Ведь чаще всего в стандартном двухнедельном «джентльменском наборе», наиболее популярном у активных туристов, посещающих Африку, умещаются восхождение на Килиманджаро, сафари в национальных парках Танзании и Кении и посещение Занзибара.

Конечно, вполне логично объединить эти три жемчужины Восточной Африки в одно путешествие, но при этом на гору остается не более стандартных шести дней, что делает высотную акклиматизацию достаточно жесткой, а само восхождение — тяжелым физически. Ведь уважаемая вершина почти 6 км (5895 м) высотой, что на четверть километра выше Эльбруса (который, по «классике», практически только из-за этой самой высоты является альпинистской двойкой). При подобном раскладе времени в двухнедельном путешествии резервы для маневров по организации экспедиции небольшие, и поэтому особенно важно очень скрупулезно подходить ко всем деталям и тонкостям. Что мы и сделали.

Поднимались мы на гору со стороны Кении, и, надо сказать, Килиманджаро меня впечатлила своей контрастностью: внизу жаркая Африка, а наверху — снега и холод. Что касается восхождения, то оно прошло успешно, за исключением последнего дня, который оказался довольно затяжным.

Кроме Кении в Африке мы также посетили Танзанию и съездили на Занзибар. Это очень красивый курорт с шикарными европейскими отелями, комфортом и высоким уровнем сервиса. На Занзибаре очень красивое море, правда, присутствуют отливы. За пределами курортной зоны убогие деревни, которые мы могли наблюдать из окон взятой напрокат машины. Дома в таких деревнях — это просто жалкие лачуги без окон и элементарных удобств. Страна, конечно очень бедная. Даже по сравнению с Непалом. Житейские перекосы мы отметили и в 12-миллионном Дар-эс-Салам в Танзании: если в центре там все еще более-менее современно, то на окраинах нищета и один сплошной криминал. А еще, в отличие от непальцев, у них обмануть белого человека почитается за счастье. Но мы остались довольны путешествием, ведь это совсем другой мир».

Записала Екатерина СВИНОВА