Красные волки: таинственные существа приморской тайги

«Зверь внушает здешним охотникам какой-то суеверный ужас»
Красные волки: таинственные существа приморской тайги
Красный волк в музее Хабаровска. Предоставлено Ю. Уфимцевым

Самыми страшными творениями мира «Властелина колец» Толкина были приходящие из небытия назгулы. Самыми страшными существами, приходящими к нам из рассказов старожилов Приморья, являются дзаргули — красные волки.

«…Вырастали как из-под земли целыми стаями, неся с собою смерть. Прятаться умели тонко, нападать — внезапно. Выследить или перехитрить их было крайне трудно. Казалось, они умели пользоваться шапкой-невидимкой», — писал об этих самых загадочных жителях глубин приморской тайги предприниматель и старожил Михаил Янковский.

Пришедшие из ниоткуда…

Все в Приморье на рубеже веков знали об этих существах, но мало кто видел их. Это отмечал и исследователь уссурийской тайги Николай Пржевальский, в 1868 г. путешествуя по краю: «Красный волк такой же величины, как обыкновенный, но только чало-красноватого цвета. Он держится преимущественно в глухих лесах по горам, и даже туземцы его мало знают».

«Эти красные волки — Кион альпинус, воспетые в китайских легендах, — ведут крайне таинственный и малодоступный для наблюдений образ жизни. Они, точно шутя и издеваясь, ускользают на всех, казалось бы, самых хитрейшим образом задуманных охотах. И, натворив бед, так же таинственно исчезают…» — писал Янковский в своем дневнике.

В 1892 г. красные волки напали на стада оленей на мысе Гамова. Они шли то лавиной, то веером, то цепочкой. На горе Туманной каждую ночь стали находить по нескольку голов растерзанных в клочья оленей. Волки стаей по 20 голов полумесяцем выгоняли оленей на лед Лебединой лагуны. Там олень скользил, падал и сразу исчезал в клубке рыжих тел. Как говорили местные корейцы, «будто в котле красная вода кипит…» Они называли красных волков «привидения ири».

Янковские тогда уничтожили восемь волков, сняли шкуры, достали черепа и скелеты и отправили четыре шкуры и черепа в Российскую академию наук и по одному комплекту в Хабаровск, Иркутск и Владивосток.

О загадке красного волка писал и натуралист Ричард Маак, путешествуя по Приморью в 1859 г.: «Волк играет, по-видимому, некоторую роль в поверьях туземцев; я так думаю потому, что часто видел на серьгах туземных женщин род талисмана из нанизанных волчьих зубов.

По единогласному свидетельству охотников уссурийской долины, красный волк, как указал уже и г. Шренк, живет преимущественно в горах, а на ровных местах показывается весьма редко. На все расспросы мои об этом звере я постоянно слышал в ответ, что он водится в горах, а на луговых степях попадается только сродный с ним обыкновенный волк (C. lupus).

Вместе с тем меня единогласно уверяли, что красные волки держатся более или менее многочисленными стаями, гоняются за косулями, которые составляют их главную добычу, и вообще весьма сходны в образе жизни с обыкновенными волками. О географическом распространении этого вида в амурской стране я могу сообщить здесь следующее. Становой хребет составляет, по-видимому, полярную границу красного волка, который, впрочем, кажется, довольно обыкновенен в горах, лежащих на север от Амура.

Около ближайших к устью частей Уссури он водится в Хехцырских горах, в горах близ Ауа, в хребте Танхе и т. д., но нигде не встречается здесь часто. На мысе Каланг и в горах Кеча этот зверь, как мне говорили, гораздо обыкновеннее; далее же вверх по Уссури вовсе не встречается на двух горах: Дума и Кынг-хада, находящихся на левом берегу ее, а в горах Акули весьма редок. Однако же в последней местности он не достигает еще южной границы своего распространения, и редкость его во всей этой части уссурийской долины есть только следствие общего малогористого рельефа страны. И действительно, далее на юг отсюда, в гористых местностях, среди которых протекают верховья и источники Уссури, красный волк опять встречается часто, как, например, в горах Ситуху и Даубиха.

И у туземцев, и у торгующих в уссурийской долине китайцев весьма редко случается увидеть шкуру красного волка, хотя зверь этот, как мы видели, далеко здесь не редок. Причина этого странного явления заключается в том, что он внушает здешним охотникам какой-то суеверный ужас, который не позволяет им убивать его. Мне казалось даже, что и на расспросы мои о красном волке некоторые туземцы отвечали неохотно».

Вот как описывал встречу с красным волком Владимир Арсеньев на реке Сяо Кема в 1902 г.: «За поворотом речки я увидел какое-то животное, похожее на собаку, только выше ростом. Широкая голова, небольшие мохнатые стоячие уши, притупленная морда, сухое сложение и длинный пушистый хвост изобличали в нем красного волка, или шакалоподобную дикую собаку (Cyon alpinus Palb.), которую местное население называет красным волком. Цвет животного действительно был красный, темный на спине и светлый на брюхе. Животное лакало воду.

Когда мы вышли на гальку, оно перестало пить и большими прыжками побежало к лесу. Вслед за ним из прибрежных кустов выскочили еще два волка, из которых один был такой же окраски, как и первый, а другой темнее, и еще несколько животных промелькнуло мимо нас по кустам. Я стрелял и ранил одного из них. В это время подошел Дерсу. Узнав, в чем дело, он направился в заросли и стал что-то искать. Минуты через две я услышал его оклик и повернул в ту сторону. Гольд стоял около большого кедра и махал мне рукою. Подойдя к нему, я увидел на земле большое кровавое пятно и кое-где клочки оленьей шерсти.

Дерсу сообщил мне, что красные волки всегда бродят по тайге стаями и охотятся за козами сообща, причем одни играют роль загонщиков, а другие устраивают засаду. Когда они бросаются на животное, то растаскивают его на части, оставляя на месте, как и в данном случае, только кровавое пятно и клочки шерсти. Охотники говорят, что бывали случаи нападения красных волков и на человека».

…и ушедшие в никуда

Красный волк, хотя и редко попадался на глаза людям, был довольно распространенным животным в горах Сихотэ-Алиня. Был… и вдруг резко исчез. Полностью.

Основной причиной исчезновения красного волка в Приморье являлся человек, истреблявший его как в целях сохранения скота, для меха, так и на сувениры. В 1874 г. на побережье Японского моря от залива Рында (Пластун) до Де-Кастри работала экспедиция Л. А. Большева, производившая топографическую съемку побережья. В инструкции, выданной военным топографам генерал-майором Н. Н. Мословым, начальником штаба Восточно-Сибирского военного округа, значился такой пункт: «Особо следовало постараться достать скелет или хотя бы череп «дикой собаки» — красного волка, животного таинственного и неизученного». Доставали как могли.

Как отмечено в «Летописи города Якутска» П. П. Явловского, на ярмарке этого города наряду со шкурами случайно забредших на берега Лены уссурийских тигров и ирбисов (барсов) шкуры красного волка продавались еще в середине XIX века. У самих русских шкура красного волка не ценилась, а шла как мех полуволка или даже собаки. Но вот у соседних народов цена на красного волка была довольно высока. По свидетельству Николая Пржевальского, в 1860-х годах шкура красного волка на берегах Уссури доходила у китайцев до 3–4 руб. серебром, а по свидетельству охотника Николая Байкова, в 1915 г. в Маньчжурии продавалась уже по 8 руб. В казацких станицах приграничного Семиречья доха из шкуры красного волка считалась самой теплой одеждой и рассматривалась как очень престижная и дорогая вещь.

Все это и привело к тому, что популяция красного волка стала исчезать, и в 1971 г. охота на красных волков была запрещена, а с 1974 г. сам красный волк был внесен в перечень особо охраняемых видов и попал в Красную книгу. Вероятно, что принятые меры сохранили волка от полного исчезновения в Приморье.

«В начале семидесятых на обрывистых скалах левого борта долины реки Туньши (Заболоченной) в районе Усть-Шандуя Сихотэ-Алиньского заповедника мы с ботаником Еленой Смирновой наткнулись на труп красного волка, — рассказала корр. «К» журналист из Тернея Надежда Лабецкая. — Мы пошли туда посмотреть на тигриные места — тигры любят такие скальные массивы, отдыхают там и обозревают сверху долину. Труп лежал рядом с обрывом. Был он размером с небольшую собаку, с пушистым хвостом. Мы и подумали сначала, что это собака, но цвет шерсти был необычный — коричнево-красный. Морда была то ли порвана зверем, то ли была уже тронута временем. Мы решили, что это красный волк. С собой труп не взяли, сказали о нем зоологам. Его потом искали, но не нашли. Был ли это красный волк — осталось загадкой».

Как считается в научных кругах, красный волк сохранился на юго-западе Приморского края, но «надежных доказательств того, что вид сегодня постоянно обитает в пределах России, нет».

В 2005 г. Центральный банк России выпустил серию памятных монет под общим названием «Красная книга». На 15-граммовом серебряном рубле был изображен красный волк, исполненный художником А. А. Долгополовым. Несмотря на номинал и стоимость металла (около 500 руб.), реальная цена этой монеты на нумизматических аукционах доходит сегодня до 9 тыс. руб. Причиной тому ее редкость — тираж монеты составляет 10 тыс. экземпляров. Что, впрочем, вероятно, значительно превышает популяцию самого красного волка на Дальнем Востоке России.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К».