«Анна, твои студенты — дураки»

О знаменитом РАФ, ореоле престижности
«Анна, твои студенты — дураки»

Ревизия того, что дала Америка Приморскому краю, бессмысленна. Важнее понять, чего она не дала краю. «К» продолжает цикл статей об отношениях региона с США. 

Российско-американский факультет (РАФ) был одним из самых престижных не только на Дальнем Востоке, но и во всей Российской Федерации (а тогда еще РСФСР). Студенту без родительского бэкграунда и блестящих способностей попасть туда было не легче, чем пройти сквозь игольное ушко.

Анна Хаматова (заместитель директора по учебной и воспитательной работе Школы региональных и международных исследований ДВФУ, с 1990 по 2004 г. являлась деканом Российско-американского факультета международных отношений и менеджмента): «За первые два курса обучения РАФ отвечали мы, тогда еще ДВГУ, после чего студенты сдавали тест и, если набирали нужное количество баллов, переходили на американскую часть программы, которая тоже занимала два года, а потом год доучивались у нас. Конечно, диплом бакалавра Мэрилендского университета (UMUC) был заветной мечтой для многих вчерашних школьников.

За обучение платили родители или организации, которые были заинтересованы в определенном специалисте. Но я бы не сказала, что к нам поступали только дети богатых родителей — это были очень разные ребята, и каждому из них предстоял большой труд, ведь, чтобы пройти весь путь от начала до конца, требовались и лингвистические способности, и способности к естественным наукам, и логическое мышление.

Программа — очень серьезная. Но отчисляли немногих. Бывали случаи, когда, например, родители хотели, чтобы девочка училась на РАФ, а она пропускала занятия, и в конце концов ей рекомендовали другой факультет, или когда мальчик с блестящими способностями к лингвистической науке оказывался слишком слаб в науках естественных. Помню, на первом курсе я воевала с некоторыми студентами. Выхожу, а они прогуливают занятия, пытаются спрятаться от меня в машине.


И потом спрашивают: «Анна Александровна, почему же вы нас не ругаете?» Я говорю: «А зачем вы мне сдались, если вас ваши родители, которые по $ 10 тыс. платят, не убивают за такое отношение к учебе? Мы готовы учить вас сколько угодно!» Не справляешься? Пожалуйста, плати и оставайся на том же курсе, просто так тебя не переведут, ты будешь начинать все сначала, пока не сдашь.


Всякое бывало. До сих пор неприятно вспоминать, как один из наших губернаторов пообещал заплатить за 15 медалистов после их перехода на третий курс, но обещания не сдержал, и студенты оказались перед выбором — найти деньги или переводиться на другой факультет.

Вообще, все было достаточно непросто, вплоть до того, что Мэрилендский университет отзывал некоторых своих сотрудников. Например, приходит ко мне преподаватель пакистанец и говорит: «Анна, твои студенты — дураки! Они очень плохо написали контрольную!» Я взяла эту работу и показала ее нашим математикам, которые были крайне удивлены: «Извините, но это контрольная не для экономистов, не для менеджеров, а для инженеров». Выяснилось, что преподаватель и учебник не тот подобрал. В итоге из Мэрилендского университета прислали инспектора, после чего мой коллега был освобожден от своих обязанностей.


Или другой случай. Приходит преподаватель по истории из Соединенных Штатов: «Анна, ничего не пойму, у тебя такие умные студенты, а контрольную написали на «двойки».


Начинаем разбираться, и выясняется, что контрольная явно предназначалась для американцев, потому что наши дети не живут в Америке и не могут понять, почему надо знать какую-то женщину, где-то в захолустье создавшую организацию мормонов, что это за событие исторической важности. Мы все обсудили, услышали друг друга, и мой коллега изменил свой подход к студентам.

Вообще преподаватели были разные. Порой появление в коллективе нового человека, иностранца, ставило нас в нестандартную ситуацию. Помню, сюда приехал первый чернокожий американец. Я сразу предупредила одного из мальчишеских лидеров, что если будут какие-то насмешки, то лично его взгрею. Но как бы вы думали? Проблема оказалась далеко не в студентах. Сами американцы вопреки всему, что мы знали о стране победившей демократии, третировали своего коллегу — ставили ему на стол флаг Конфедерации, выбрасывали его плащ из общего шкафа. В США они бы серьезно поплатились за такое, а здесь у них развязались руки. Что было делать? Пришлось собрать коллектив, провести разъяснительную беседу и призвать всех на защиту. В итоге мы приструнили обидчиков, а чернокожий преподаватель, надо сказать, оказался великолепным профессионалом и очень подружился с ребятами.

В целом большинство американцев оставили о себе хорошее впечатление: грамотные, дружелюбные и настроенные на главное — давать детям хорошие здания. Мы многому учились друг у друга, сдружились, заключались даже интернациональные браки. Это всегда был крепкий, дружеский коллектив единомышленников.

И, конечно, мы с гордостью выпускали своих студентов, которые сегодня работают в ведущих международных компаниях — P&G, «Кока-Кола» и т. д. От России до Австралии — везде есть наши выпускники. Каждая неожиданная встреча с ними — большая радость. Например, лечу я через Москву и встречаю свою выпускницу, которая возвращается в родную Находку из Англии — в отпуск. А недавно летела по делам в Вашингтон, там меня встречал выпускник нашей программы, который потом закончил магистратуру в Мэрилендском университете. И он сказал мне: «Анна Александровна, когда я поступал на российско-американский факультет, то никогда бы не подумал, что окна моего офиса будут выходить на Капитолий!»

Да, вот как бывает!»


КОММЕНТАРИЙ 

Марина Потапова, руководитель международных образовательных программ ШЭМ ДВФУ (РАФ): «Российско-американская программа — старейшая в ДФО — была открыта в 1991 г., и у меня на руках даже имеется соответствующий документ, подписанный министром РСФСР. Конечно, это было значимое событие, о котором много говорили. РАФ считался очень престижным факультетом, и этот ореол престижности следует за ним до сих пор. У нас работали лучшие преподаватели, к нам часто приезжали «живые» иностранцы, в торжественных мероприятиях участвовали представители зарубежных компаний. Церемонии вручения дипломов бакалавров проходили с обязательным участием консула Соединенных Штатов.

Сегодня российско-американская программа тоже действует. Но если раньше это был отдельный факультет, то после ребрендинга в ДВФУ его заменили российско-американская и российско-австралийская программы, которые активно развиваются. В 2014 г. мы совместно с Мэрилендским университетом открыли новое направление бакалавриата — по финансам, а в 2015 г. — двудипломную магистерскую программу, позволяющую получить диплом по направлению «Управление проектами».

За годы сотрудничества у нас сложились дружеские отношения с партнерами. Представители UMUC регулярно приезжают в ДВФУ, с удовольствием встречаются с нашими студентами и участвуют как в официальных встречах, так и в неофициальных. В прошлом году исполнительный директор по международным отношениям UMUC Мьюрел Йоффе c удовольствием сходила на матч ХК «Адмирала» и искренне переживала за наших хоккеистов.

Можно сказать, что политическая напряженность последних лет никак не отразилась на отношениях с американскими коллегами. Возможно, это связано с тем, что проблемы и вопросы, связанные с развитием партнерских отношений, требуют много внимания, поэтому политику мы не обсуждаем. Интересно другое: когда началась конфронтация между Россией и США, коллеги из Австралии, ссылаясь на политическую ситуацию, весьма корректно предложили перенести встречу в любую другую страну, кроме России и Австралии.

Если говорить о стоимости обучения, то российская часть программы оплачивается в рублях — сегодня это около 155 тыс. руб. в год. Когда мы зачисляем студентов в американский или австралийский вуз, сюда прибавляется долларовая часть — 1 тыс. долларов по курсу ЦБ за каждую из десяти дисциплин.

В целом скажу, что как тогда, так и сейчас наши ребята удачно трудо­устраиваются, потому что, во‑первых, у них очень хороший английский язык, во‑вторых, знания в разных областях позволяют им выбирать на рынке труда лучший вариант для себя — они могут работать в любых международных компаниях, банках, торговых предприятиях, государственных учреждениях. Несомненным достоинством является тот факт, что американская система образования не позволяет студентам «профилонить». Они вынуждены подчиняться жестким требованиям к срокам сдачи домашних работ. Аргументы «проспал, сломался компьютер, забыл, ой» не работают с американскими преподавателями. Если ты не укладываешься в сроки, будь то тест или письменная работа, баллы не засчитываются при выставлении итоговой оценки. Поэтому, набив шишек, студенты привыкают выполнять все качественно и в срок, что безусловно ценится любым работодателем».

 

Карьера
Некоторые профессии могут оказаться ненужными и малооплачиваемыми
Некоторые профессии могут оказаться ненужными и малооплачиваемыми
Эксперты оценили перспективы рынка труда на Дальнем Востоке
28 декабря 2017, 08:25
«Этот процесс многих затягивает. Очень похоже на секту»
«Этот процесс многих затягивает. Очень похоже на секту»
Второе высшее — инвестиции в будущее или пустая трата времени?
15 декабря 2017, 19:11
Бортпроводница из Приморья рассказала, как "Аэрофлот" принимает сотрудников на работу
Бортпроводница из Приморья рассказала, как "Аэрофлот" принимает сотрудников на работу
И о том, каких пассажиров считают деструктивными
14 ноября 2017, 08:57
Искусство завязывать деловые связи имеет массу нюансов
Искусство завязывать деловые связи имеет массу нюансов
Как в Приморье используют net working
7 ноября 2017, 19:51
Приморские работодатели все чаще используют детекторы лжи. Законно ли?
Приморские работодатели все чаще используют детекторы лжи. Законно ли?
Лучше сосредоточиться на прозрачности компании и бизнес-процессов, считают эксперты
26 октября 2017, 16:53
«Если человек не умеет общаться с клиентами, то будет работать как дятел»
«Если человек не умеет общаться с клиентами, то будет работать как дятел»
Как операторы, менеджеры и консультанты раздражают даже самых мирных
18 октября 2017, 16:53