«Шанхайцы так сверлили нас взглядом...»

Как китайская реальность оказывается шире и глубже всех представлений
 «Шанхайцы так сверлили нас взглядом...»

АВТОР: Татьяна Степанова, инженер

Вот уж не могла подумать, что занесет меня в Шанхай! Знания о китайской культуре ограничивались обывательскими стереотипами, и потому грядущее путешествие не вызывало ничего, кроме дежурного любопытства.

Сюда я отправилась с моей 10-летней внучкой. Шанхай в качестве туристического аттракциона уже успели расхвалить нам многие наши знакомые, и мы решили проверить на собственном опыте, так ли он на самом деле интересен.

И жизнь оказалась богатой, а китайская реальность — шире и глубже моих представлений. Ради этого стоило отправляться в новое путешествие. Я, разумеется, не могу претендовать на то, чтобы рассуждать о культуре этой великой и таинственной страны. Тем более что побывать мне удалось только в Шанхае. А Шанхай — не совсем Китай, так же как Петербург — это не Россия, а Нью-Йорк — не Америка. Но как говорил Ганс Христиан Андерсен: «Ты, верно, знаешь, что в Китае все жители — китайцы и сам император — китаец». И, пожалуй, это единственное, с чем нельзя не согласиться.

Нынешний Шанхай — свобода для шопоголиков: из торговых центров, мировых брендовых магазинов и роскошных бутиков — центральная улица Нанкинлу, кишащая одержимыми шопингом и поп-культурой китайцами. Стремительно, как «в штыковую атаку», они носятся с килограммовыми пакетами очередного барахла, сбивая с ног таких же шопоголиков, проматывая свои юани неизмеримыми суммами, малой частью которых можно было бы запросто прокормить маленькую китайскую деревушку. Природа подобной страсти в китайцах так же неожиданна, как и то, что с рекламных щитов на классических коренных азиатов смотрят в основном модели с европейской внешностью.

На фоне всех этих странных и непримиримых между собой, казалось бы, особенностей китайцы вызывают уважение, потому что в данный период своего существования они умеют строить новое, не превращая в руины старое. Проявляют глубочайшее уважение к своей истории и культуре. Трепетное отношение к истории очень чувствуется в старом Шанхае. Оказавшись в плену этих бесконечных улочек, ты начинаешь осознавать, почему этот город называют «Восточный Париж». Даже в Париже редко встретишь подобную архитектуру — уникальные двух­этажные домики и здания с небольшими двориками «шикумэнь» отражают и европейский колониальный, и восточный стиль. Манящий, но далеко не безопасный для жизни стритфуд, рынки, парикмахерские, магазинчики и маленькие кафетерии — хочется побывать всюду или хотя бы заглянуть внутрь одним глазком. 

Так мы и сделали во Французской концессии. Честно говоря, нашли мы ее с трудом. Об этом квартале знают далеко не все местные жители. В основном лишь англоговорящие буржуазные слои населения. Там все не так, как в большом Шанхае: узкие прямые улицы, в тени густо насаженных деревьев здания XIX и начала XX веков. В основном во всех этих зданиях сейчас находятся бутики, рестораны, бары, спа-салоны. На трассах сидят туристы с запада, поглощают джелато и пасту по совсем нескромной цене. В общем, жизнь кипит. И при грамотном отношении наша «Миллионка» могла бы быть не хуже.

В этом же районе находится легендарное для компартии КНР место — дом, в котором прошел первый съезд китайских коммунистов. Как раз в тот момент, когда мы проходили мимо, подъехал какой-то огромный автобус с паломниками, видимо, партийными. Самое удивительное, что мы там нашли памятник Александру Сергеевичу Пушкину — великий поэт украсил собой местность, совершенно не имеющею к нему никакого отношения.

Впрочем, первое, что мы посетили, — это Диснейленд. Визит в этот парк аттракционов мне напомнил какой-то огромный ковер по выкачиванию денег. Сначала стоит отстоять большую очередь, чтобы купить билет, потом идет очередь для того, чтобы войти в Диснейленд. После этого вас будут ждать очереди по нескольку часов на далеко не самые увлекательные аттракционы. Это прям как 90-е в России с их очередями в продуктовые магазины. При этом магазинов и забегаловок с фастфудом тут намного больше, чем самих аттракционов. Так, простояв три часа в одной из очередей и не получив особого удовольствия от карусели, мы отправились в город. Кстати, до которого еще часа два на метро ехать.

Мне сложно судить обо всем китайском народе. Китай, бесспорно, очень многообразен! Полтора миллиарда человек, которые живут по всему миру, наверняка обладают своими как языковыми, так и ментальными особенностями. Даже сами китайцы признают, что шанхайцы — это очень специфические китайцы. Шанхайцы совершенно поразили своим высокомерием и полнейшим безразличием: к стандартному этикету, к такому часто встречающемуся «заискиванию» перед иностранными гражданами. Ни в одной точке мира я не наблюдала, чтобы пассажиры метро так тебя разглядывали, они прям взглядом нас сверлили. 

Но есть у китайцев и очень многое, чему стоит поучиться. Прямо посреди бизнес-кварталов Шанхая, между виадуками и громадными наземными переходами в буквальном смысле цветут райские сады. Китайцы вообще славятся своим садово-парковым искусством. Заходишь в один из таких городских парков в разгар рабочего дня или, в особенности, ранним утром и видишь, как местные жители практикуют в полнейшей медитации и самоизоляции от окружающего мира какое-нибудь боевое искусство вроде тай-чи, винь-чунь, кунг-фу или ушу. Прохожему-обывателю, который «не в теме» и для которого эти названия звучат как матерные ругательства, может показаться, что это парк городских сумасшедших, двигающихся и застывающих в неестественных позах. На самом же деле это очень красиво! В Шанхае немало зеленых и парковых зон, которые созданы с очевидной любовью и виртуозным искусством.

Одним из самых приятных мест в Шанхае для меня стал Сад радости. Это традиционный китайский сад с великолепной древней архитектурой, лотосами и золотыми рыбками в водоемах. Это место — кусочек традиционной Поднебесной в многомиллионном мегаполисе, поглощенном глобализацией и борьбой за выживание на мировой экономической арене.

Однажды мы решили посетить древний город — Жучжаочжао, который расположен в часе езды от Шанхая. Этот древний город построен на воде. Когда попадаешь в Жучжаочжао, то сразу понимаешь, что находишься в провинции. Город чем-то напоминает Суйфэньхэ двадцатилетней давности. По улицам бегают крысы, повсюду грязь, и огромное, просто колоссальное количество китайцев. На самом деле город заслуживает посещения — тут есть все. Бары и отели, буддийский храм и сливовый сад. В городе около 30 мостов, на каждом из них толпы туристов, делающих селфи. Один из мостов называется Освобождением. Рядом с ним ходят тетушки и предлагают купить за пять юаней рыбок, чтобы их выпустить потом в реку. Мы купили себе золотых, выпустили их, а потом задумались: а сможет ли выжить в такой мутной реке золотая рыбка?

Неожиданно в Шанхае нас разочаровала река Хуангпу. Красивая и живописная на фотографиях и настолько грязная в реальности, что в нее противно смотреть. Помимо пластика, трепья и всякой другой дряни тут и дохлую рыбу можно встретить. Удивительно, как в таком чистом и богатом городе, как Шанхай, имеется такая грязная река…

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ