Юрий Удовиченко: «Если для лучшего ведения бизнеса потребуется переехать — перееду»

Первый резидент дальневосточного Сколково - о развитии инноваций в Приморье
Из личного архива героя публикации | «Если для лучшего ведения бизнеса потребуется переехать — перееду»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Удовиченко Юрий Викторович
Родился во Владивостоке.
Окончил ДВГТУ (бакалавриат и магистратуру) по специальности «Конструирование и производство радиоаппаратуры». Еще студентом начал работать в сфере IT.
Принимал участие в крупных международных проектах по разработке программного обеспечения. 11 лет преподавал программирование в ДВГТУ и ДВФУ. В 2011 г. вместе с партнерами приступил к разработке продуктов (от серверных технологий транскодирования до мобильных устройств), которые положили начало компании «Софтвелум».

На момент этого интервью Юрий Удовиченко, сооснователь первого резидента дальневосточного «Сколково», находился в Амстердаме. Как и любой IТ-специалист, достигший серьезного успеха, он может работать из любой точки мира.

— Юрий Викторович, разрабатывая продукт, вы изначально рассчитывали на зарубежные рынки? В РФ отсутствовал спрос на тот момент или работать за рубежом проще и выгоднее?

— Мы изначально ориентировались на Запад, потому что в России тогда было всего несколько компаний, которые занимались видео­трансляциями в Интернете. Емкость рынка имеет решающее значение — в Европе и Северной Америке просто крутится больше денег, соответственно, есть смысл изначально затачиваться под западный рынок. Больше половины наших заказчиков именно из этих регионов. В России сейчас тоже появляется много проектов, связанных с передачей и обработкой видео, есть российские компании, которые заняты в этом сегменте, присутствует спрос на наши продукты. Но мы ничего не делаем специально для продвижения на отечественном рынке.

— Может ли айтишник из Владивостока найти работу непосредственно в краевом центре?

— Я думаю, их достаточно, самые яркие примеры у всех на слуху. В свое время я работал в компании Дром.ру — это типичный стартап, который начинался с нуля и добился успеха. Фарпост также вырос буквально из ничего. На самом деле таких проектов немало. Есть много более мелких компаний, которые занимают каждая свою нишу, допустим, достаточно успешно разрабатывают игры и в принципе известны в мире, то есть во всех мало-мальски значимых IТ-сферах вы найдете команды, которые работают из Владивостока.

Надо просто много работать. Только так вы получите большое количество опыта, наработаете связи, какое-то представление о рынке. Все остальное придет потом. Человек без практики совершенно точно никому не нужен, и основывать свой бизнес, не имея большого опыта за плечами, это в принципе провальный вариант. Поэтому надо работать, смотреть по сторонам и не терять головы — только и всего.

«Все происходило на коленке»

— Сколько времени понадобилось вам, чтобы выйти на рентабельность?

— Сегодня наши продукты прибыльны — не могу назвать конкретные цифры, это коммерческая тайна, но в целом компания вышла в плюс. От начала работы до поступления каких-то первых денег прошел примерно год, а потом еще потребовалась пара лет, чтобы выйти на точку окупаемости.

— Свой проект вы начинали на коленке или нашли инвесторов?

— Никаких серьезных инвестиций не было. Работа над проектом началась в 2011 г., когда наша команда в количестве троих программистов-разработчиков решила рискнуть и посмотреть, что получится. Все происходило на коленке или, как говорят американцы, in a garage — «в гараже», всем нам было в районе тридцати.

Один из основателей компании работал в области, связанной с видео, и пришла идея создать узкоспециализированный софт со своей фишкой — большой производительностью и малой ресурсоемкостью. На данный момент это уже целый «продуктовый набор» — программное обеспечение, которое позволяет принимать, обрабатывать и передавать видео, в том числе с мобильных устройств на мобильные устройства, устанавливать систему монетизации на основе этих продуктов. Допустим, если кто-то хочет организовать вещание телевизионного канала в Интернете, свой онлайн-кинотеатр, трансляцию каких-то спортивных событий за деньги, вещание камер наблюдения по определенным параметрам, можно воспользоваться услугами компаний, которые предоставляют соответствующие услуги. Мы — одна из них.

— То есть это такая особенная ниша, неизвестная широкому кругу пользователей?

— Именно. Причем конкуренция довольно высокая, клиенту есть из чего выбирать.

«Как получится…»

— Ваш пример говорит о том, что успех стартапа не зависит от места дислокации?

— Этим и хороша IT-отрасль: вы можете начинать, откуда угодно, из любого города. Я знаю немало стартапов, которые зародились во Владивостоке и сегодня успешно работают по всей России. Были бы люди. А люди у нас есть с хорошими знаниями, опытом, инициативные и креативные. Появилась какая-то идея? Можно достаточно быстро сделать прототипы, посмотреть, как они работают, оценить перспективы монетизации, потенциальный спрос — за счет собственных средств или с помощью инвестиций со стороны, как получится.

— Немаловажная проблема, которая может помешать коммерческому успеху, — это защита прав интеллектуальной собственности. Вы учитывали этот момент?

— Безусловно, мы всегда внимательно смотрим на патенты, лицензии в тех областях, с которыми работаем. Более того, прежде чем приступить к разработке последних наших продуктов, пришлось сначала несколько месяцев изучать правовое поле, так как можно легко нарваться на проблемы, ведь наш основной рынок сбыта — в США, где очень внимательно следят за соблюдением всех прав на интеллектуальную собственность.

Поэтому мы сначала получаем исчерпывающую информацию и либо делаем что-то свое, что не покрывается патентами, либо лицензируем чужие патенты и платим деньги за использование чужих технологий. Это нормальная мировая практика, и она так же существует в России, где емкость рынка гораздо меньше, но проблемы — примерно те же. Специфика нашей отрасли такова, что можно легко столкнуться с чужими патентами. В западной IT-индустрии достаточно широко распространена практика судебных исков к компаниям, нарушающим патенты.

— Вы согласны, что айтишники — люди в чем-то особенные, не такие, как все? Что эта сфера деятельности требует специфического склада ума?

— IT-отрасль такая же, как и все остальные, в плане требований к человеческому капиталу. Конечно, если говорить упрощенно, у вас должен быть математический, инженерный склад ума, с которым вы можете заниматься программированием, строить самолеты или корабли. Я сам вырос в семье инженеров, и для меня было совершенно нормальным пойти в эту сферу, причем, насколько мне известно, все мои коллеги точно так же еще со школы двигались в этом направлении. Выделять какие-то способности, присущие только айтишникам, я бы не стал.

— Вы можете позволить себе жить в любой стране, но остаетесь во Владивостоке. Почему?

— По личным, семейным обстоятельствам. Кроме того, я люблю Владивосток: здесь мой дом, моя семья. Но если для лучшего ведения бизнеса потребуется переехать — перееду. Пока такой необходимости нет.

Юлия ПИВНЕНКО

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ