Тем, кто не успел забраться, японцы устроили кровавую баню…

О происхождении сопки Спасательная в Приморском крае
Тем, кто не успел забраться, японцы устроили кровавую баню…
Владимиро-Александровское и сопка Спасательная сегодня. Предоставлено Ю. Уфимцевым

В центре селения Владимиро-Александровское расположена сопка Спасательная. Происхождение этой явно рукотворной возвышенности до сих пор является загадкой для ученых, краеведов и местных жителей. Но есть одна версия.

В 1209 г. Великий хан Монгольской империи Чингисхан начал наступление на юг — на Китай. Его внук Хубилай развил успехи деда и в 1271 г. провозгласил создание монгольской империи Юань, обосновался в Пекине и начал дальнейшее наступление на юг. К 1279 г. он уже подчинил себе весь Китай и обратил свой взор на Японию. Но на все предложения о капитуляции японцы отвечали, отсылая домой отрубленные головы монгольских посланников.

Тогда Хубилай создал специальное ведомство по захвату Японии и отдал приказ начинать строить огромный флот для вторжения на острова. Флот строили на юге Китая и в вассальной Корее. К его строительству были привлечены десятки тысяч людей, включая и население Приморского края, в то время входившего в состав империи монголов. Для строительства флота вырубили почти все строевые деревья на побережье Корейского полуострова.

Весной 1281 г. монгольский флот в 900 кораблей с 40 000 солдатами на борту отчалил с юга Китая, а 100 тыс. воинов на 3500 кораблей отошли из Кореи с целью объединиться и высадиться в Японии. Армия на кораблях была многонациональной и состояла из монголов, татар, китайцев, маньчжуров и чжурчженей. Во главе войск вторжения Хубилай-хан назначил трех военачальников — монгола Хинду, китайца Фан Вэньху и корейца Хон Тагу.

Монгольская конница и пехота, поддерживаемая стрельбой из катапульт с бортов флота, высадилась и начала наступление. Силы были явно не в пользу японцев. И тогда они обратились к своей небесной защитнице — богине солнца Аматерасу. Во всех храмах начались моления. Мольбы японцев были услышаны, и богиня призвала бога грома Райдзина и бога ветра Фудзина. Когда-то эти два бога были довольно злобными существами, но были побеждены Буддой (проявлением которого была сама богиня), раскаялись и обратились в буддизм. С тех пор они перестали безобразничать и обращали свою силу только против врагов Японии.

16 августа 1281 г. плотная мгла опустилась на море, где дрейфовала монгольская армада. На одном из храмов три пурпурных стяга на крыше вдруг обратились в сторону вражеского флота — поднялся ветер. В течение считаных минут разразился смертоносный тайфун.

«История сегуната в Японии» так повествует о гибели флота Хубилая: «Поднялся грозовой ураган, и корабли варваров были разметаны и разбиты. Воспользовавшись этим, стремительно ударили на врага Сёни Кагэсукэ и другие и перебили варварских воинов всех до единого; трупы павших покрыли собой море так, что по поверхности его можно было ходить, и из ста тысяч варварских воинов ускользнуло и вернулось домой едва-едва три человека».

Потери флота завоевателей были катастрофическими — 4 тыс. военных судов и 100 тыс. человек погибло в пучине. Второй по величине флот в истории человечества перестал существовать как сила. Когда тайфун утих, монголы, убивая друг друга, стали взбираться на те малочисленные суда, что еще остались у побережья. Тем, кто не успел забраться, японцы устроили кровавую баню…

«…Уцелевшие суда уходят на родину. И плыли те суда до тех пор, пока не вернулись к себе…» — гласят хроники того времени. Часть кораблей, отправившихся из Японии, была заброшена тайфуном в Приморье, составлявшее в то время воеводство Хэлань шуй-дада монгольской империи Юань.

Здесь монголы имели несколько укрепленных мест: в устье реки Суйфун (Раздольная), на реке Монгугай (Барабашевка), в районе Краскино и в устье Сучана (Партизанская). В качестве дани монголам местные народы поставляли продукцию охотничьих промыслов: меха и шкуры таежного и морского зверя, а также ловчих птиц. Кроме того, они несли военные, хозяйственные и ямские повинности. В частности, люди Хэлань шуй-дада принимали участие в строительстве флота для вторжения в Японию.

Крупные корабли флота монголов были построены по последнему слову инженерной техники и имели солидный запас плавучести. Длиной более 80 м, каждый корабль был разделен на несколько водонепроницаемых отсеков, пропитанных каучуком. Если судно оказывалось пробитым, вода заполняла только один отсек, и корабль не тонул. На таких судах находились, как правило, и крупные военачальники десанта, командующие. Именно такое судно и пришло в устье Сучана, поднявшись вверх до современного поселка Владимиро-Александровское, где находилось одно из монгольских темничеств. В то время это место являлось укрепрайоном монгольской администрации.

Еще в советское время местные краеведы, озадаченные явной рукотворностью сопки Спасательной во Владимиро-Александровском, не раз обращались с этим вопросом к проводившему в Золотой долине раскопки археологу профессору Окладникову.

Окладников вышеизложенную версию не отвергал. Так что же скрывается внутри сопки?

Тайфун, разбивший флот Хубилая и вынесший одно его судно в Приморье, наделал и здесь значительных бед. Вероятно, это был один из самых мощных тайфунов в Приморье в его истории, и он унес немало жизней местного, довольно густого, населения. К тому же на судне явно живы были не все — об этом свидетельствуют монгольские хроники, повествующие о цинге и обезвоживании на судах Хубилая.

Починив судно, часть команды вернулась в Корею, а часть воинов, вероятно, ушла сушей на Уссурийск или осталась продолжать службу в местном гарнизоне, контролировавшем территорию вплоть до современной Ольги.

Опасение эпидемии и отдание почести погибшим на судне воинам привели к решению сжечь многочисленные трупы на побережье и захоронить останки в могильном холме. Что и было сделано в сентябре — октябре 1281 г. На месте скального прибрежного образования, использовавшегося как наблюдательный пункт, было проведено ритуальное сожжение и досыпан трехгранный холм 54х86х168 м, ныне носящий название сопки Спасательной. Сопка была засажена лесом, который позднее был вырублен русскими поселенцами.

Дальнейшая история могильного холма следующая. Он использовался местным населением как место спасения от наводнений, обороны от разбойников-хунхузов. В Гражданскую войну здесь была установлена батарея, прямой наводкой бившая вплоть до Екатериновки. В интервенцию японцы обнесли сопку колючей проволокой и проводили там какие-то земляные работы. Бытует мнение, что они как раз и раскапывали монгольские захоронения и вывезли захороненное. Во время войны здесь оборудовали наблюдательный пункт связи с подземным входом. В 1963 г. военные с сопки ушли, предварительно взорвав и обвалив вход в сопку. В 1964 г. при установке на горе памятника партизанам на вершине под плитой был обнаружен глубокий колодец, куда при расчистке площадки под памятник были сброшены остатки наблюдательного пункта военных и засыпаны.

Но и сегодня, если в 20-х числах июня взойти на вершину, то можно увидеть, как западная грань холма — четко выраженное острие — совпадает с краем диска заходящего солнца. А если пойти по линии одной из его граней, то придешь прямиком в Монголию…

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»