Дырявые камни, гигантские змеи и буддийские пагоды

У каждого района в Приморье есть свои истории, свои легенды
 Дырявые камни, гигантские змеи и буддийские пагоды

У каждого района в Приморье есть свои истории, свои легенды. Многие из которых имеют и свое визуальное воплощение. Особенно богат на это Тернейский район.


Каменная ноздря

Мыс Арка в Тернейском районе (южнее села Амгу) имеет также народные названия — Голова Слона или Чертовы Ворота. Мыс имеет сквозное отверстие, по форме напоминающее арку. Впервые был нанесен на карту в 1874 г. экспедицией Л. А. Большева. Этот мыс в стародавние времена являлся пристанищем как морских, так и лесных духов.

О встрече с ними местные орочи и удэгейцы так рассказывали В. К. Арсеньеву в 1906 г.: «Особенного внимания заслуживают обнажения около реки Амагу (мысы Белкина и Арка). Здесь в пестрых слоях туфа можно видеть пустоты с конкрециями из известкового шпата и из какой-то мягкой зелено-каменной породы. На морских картах в этих местах показаны двое береговых ворот. Одни малые — у самого берега, другие большие (где в проем могли встать сразу 10 лодок) — в воде. Ныне сохранились только те, что ближе к берегу. Удэхейцы называют их «сангасу», что значит «дыроватые камни», а китайцы — «кулуньцзуй-­цзы». (По-китайски правильно будет «кулунцзуйцзы» — что-то типа «каменная ноздря»).

Об этих Дыроватых Камнях у инородцев есть такое сказание. Одни люди жили на реке Нахтоху (Кабанья), а другие — на реке Шооми (Лиственная). Последние взяли себе жен с реки Нахтоху, но, согласно обычаю, сами им в обмен дочерей своих не дали. Нахтохусские удэхейцы отправились на Шооми и, воспользовавшись отсутствием мужчин, силою забрали столько девушек, сколько им было нужно. Шоомийцы погнались за ними на семи лодках. Когда они достигли мыса Сангасу, то не помолились, а, наоборот, с криками и руганью вошли под свод береговых ворот. Здесь, наверху, они увидели гагару, но птица эта была не простая, а «тэму» (косатка — властительница морей). Один удэхеец выстрелил в нее и не попал. Тогда каменный свод обрушился и потопил лодки».

Оставшиеся до сих пор ворота считаются местом священным, потому что много лет тому назад на вершине этого утеса было гнездо орла белого. Сегодня это место является обиталищем черных бакланов и пятнистых нерп. Из дневника В. К. Арсеньева, 1906 г.: «Лет 12 тому назад мыс Арка оканчивался двойными воротами, как это показано на прилагаемом при сем рисунке. В настоящее время сохранились только одни ворота — те, что заштрихованы карандашом. Они ближе к берегу. Обвал больших ворот произошел сразу, неожиданно, погубив около 20 человек орочей, стоявших в воротах на семи лодках. Старожилы орочи хорошо (Люрл с р. Кусуна (Максимовка) помнят это событие. С тех пор место это они стали называть Сянгасу».

О пользе гигиены

Между мысом Штормовым и мысом Большева также расположены каменные ворота, имеющие свое сказание: «Тип берега кулисный. Действительно, мысы выступают один за другим, наподобие кулис в театре. Вблизи берега нигде нет островов. Около мысов, разрушенных морским прибоем, кое-где образовались береговые ворота. Впоследствии своды их обрушились, остались только столбы — любимые места отдыха морских птиц.

После Такемы в последовательном порядке идут горные речки Коами (по-­удэхейски — Агана, а на морских картах — Лоаенгоу), потом около мыса Большева будет речка Шооми (по-китайски — Соами, по-удэхейски — Соми). Долины их близ моря слились вместе и образовали обширную низину, покрытую редколесьем. Шооми длиною двенадцать верст; истоки ее находятся около горы Туманной (1051 фут) с перевалом на реку Такему, к местности Илимо. Между Такемой (Кема) и Шооми (Лиственная) находится мыс Дингала-дуони. О нем у удэхейцев сохранилось следующее сказание. Раньше здесь были большие береговые ворота. Около них на берегу жил человек, у которого было так много вшей, что они утащили его в море. Когда вши тащили человека по берегу, то задели за скалу, и она обвалилась».

Приморский Казбек

«Чем дальше, тем интереснее становилась долина, — писал Владимир Арсеньев. — С каждым поворотом открывались все новые и новые виды. Художники нашли бы здесь неистощимый материал для своих этюдов. Некоторые виды были так красивы, что даже нижние чины, почти всегда равнодушные к красотам природы, не могли оторвать от них глаз и смотрели как зачарованные.

Кругом высились горы с причудливыми гребнями и утесы, похожие на человеческие фигуры, которым как будто кто-то неведомый приказал окарауливать сопки. Другие скалы походили на животных, птиц или просто казались длинной колоннадой. Утесы, выходящие в долину, увешанные гирляндами ползучих растений, листва которых приняла уже осеннюю окраску, были похожи на портики храмов, развалины замков…»

Величие и сходство природных объектов с реальными давало им и соответствующие имена. Так, например, произошло с визитной карточкой Сихотэ-Алиньского заповедника — древним палеовулканом — горой Хунтами (ныне — Верблюд).

«Поднявшись на перевал (780 футов), — вспоминал Арсеньев в 1909 г., — я увидел довольно интересную картину. Слева от нас высилась высокая гора Хунтами, имеющая вид усеченного конуса. Она входит в хребет, отделяющий бассейн реки Санхобе (Серебрянка) от реки Иодзыхе (Джигитовка). Со стороны моря Хунтами кажется двугорбой. Вероятно, вследствие этого на морских картах она и названа Верблюдом. Абсолютная высота седловины между вершинами, определенная А. И. Мерзляковым, равняется 730, а наивысшая точка — 3600 футам».

Китайцы же видели в горе другой образ. Они и назвали ее «горой в виде большой буддийской пагоды». Плоская вершина в совокупности с ансамблем соседних гор была похожа на ансамбль строений, что и дало название горному массиву: «хун-та» — «большая пагода», «ми-шань» — «сакральная гора». Где «ми» имеет буддийский оттенок.

А сама гора дала название всему окружающему: реке, озеру, урочищу и заливу. Сегодня все это называется Голубичное, что, по мнению старожилов, произошло от больших полян голубики в этих местах, от которых, впрочем, мало что осталось. А вот старое китайское сакральное название живо до сих пор.

Но, независимо от своих пристрастий в истории, почти все величают эту гору вулканом.

«Среди гор хребта Дальнего выделяется своей пирамидальной вершиной г. Верблюд, занимающая господствующее положение и резко выступающая над окружающей местностью. Она возвышается над седловинами хребта на 300 м, а над днищами близлежащих речных долин — почти на 900. Пирамидальная вершина горы Верблюд сложена темно-серыми массивными порфировыми породами — андезито-дацитами. Последние со всех сторон прорваны гранитами. Это остаток вулканического купола. Он входил в «сферу влияния» Куруминского вулкана. Силуэт горы со стороны моря напоминает силуэт вулкана Казбек на Кавказе», — описывал местность геолог В. В. Ветренников.

Свято место пусто не бывает

Храма на горе Хутами больше не существует. Но, как известно, в развалинах появляются змеи. В святых развалинах — змеи-чудовища…

Еще перед войной два местных охотника отправились на охоту на озеро Голубичное. На перевале шедший впереди охотник внезапно встретился глазами со взглядом огромной змеи, длина которой достигала более 10 м, голова была необычайно большой. Видимо, взгляд ее обладал гипнотическим действием, и охотник, вместо того чтобы удирать, замер как вкопанный, а потом начал подпрыгивать на месте, как будто его удерживала невидимая сила. Второй охотник не растерялся и выстрелил в чудище. Из раны хлынула кровь, змея начала крутиться и надвигаться на людей. Они бросились бежать.

А вот что рассказывал селянин Деревнин из поселка Терней, участник Гражданской войны: «1940 г. Ее длина была около восьми метров. Патроны были заряжены дробью на уток, но я выстрелил в нее. Раздался треск ломаемых ветвей, огромное тело заметалось в деревьях. Я испугался и убежал домой. В этот же день два моих сына пошли на это место с ружьями. Змеи там не было. Место было в крови. Трава сильно примята. Несколько небольших деревьев (дубы) толщиной 7–12 см были сломаны».

Наука, правда, скептически относится к приведенным выше фактам. В Сихотэ-Алиньском заповеднике корр. «К» сообщили: «В нашем заповеднике работает внучка Деревнина. Она отрицает причастность деда к этой истории. Мы тоже уже около 30 лет ходим по тайге и никогда не встречали даже следов присутствия такой большой рептилии, как в районе Голубичного, так и в районе Шандуйских озер».

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ