На смену рэкетирам пришли мошенники

Что представляет собой современная оргпреступность

АВТОР: Александр СУХАРЕНКО, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ (г. Владивосток)

Все реже приходится слышать о бесчинствах рэкетиров и бандитов, «крышевании» бизнеса и масштабных криминальных разборках. Что же представляет собой современная орг­преступность?

После разобщения так называемого общака и ликвидации связанных с ним региональных преступных группировок Дальний Восток утратил свой криминальный окрас. По крайней мере, с точки зрения официальной статистики.

По данным ГИАЦ МВД России, за минувший год на территории округа было зарегистрировано менее 100 преступлений, совершенных участниками организованных преступных формирований (ОПФ) (–52,6% к 2016 г). Из них 36 злодеяний приходится на Хабаровский край, 21 — на Приморье, 15 — на Якутию, а 13 — на Сахалин. Основная часть выявленных преступлений относится к категории тяжких или особо тяжких. Установленная сумма материального ущерба превысила 741 млн руб.

Если говорить о структуре оргпреступности, то среди раскрытых, как и прежде, преобладают корыстно-насильственные преступления. В частности, убийств и похищений человека было по одному (в Приморье и Хабаровске соответственно), шесть мошенничеств (в основном в Хабаровске), два разбоя, одно вымогательство, два факта бандитизма (оба в Приморье) и пять фактов организации преступного сообщества (Камчатка и Якутия). Помимо этого, правоохранителям удалось выявить пять фактов незаконного оборота оружия и 28 наркопреступлений (преимущественно в Якутии). Однако в копилке прошлогодних достижений почему-то не нашлось места кражам и грабежам, торговле людьми и использованию рабского труда, притоносодержательству и организации незаконной миграции, а также киберпреступлениям. Преступлений с коррупционными связями оказалось всего три (Приморье), с международными — три (Камчатка), а с межрегиональными — 12 (Якутия).

Декриминализация региональной экономики продвигается ни шатко ни валко. Видимо, по этой причине правоохранители не сообщают число выявленных экономических преступлений, предпочитая отчитываться только о расследованных. За прошлый год таковых набралось всего 135. Причем речь идет об успеваемости главным образом Приморского и Хабаровского краев (64 и 39 преступлений соответственно) и о мошенничествах (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Между тем неудовлетворительной остается раскрываемость таких преступлений, как незаконное предпринимательство и производство контрафактной продукции, организация нелегальных казино, преднамеренное (фиктивное) банкротство, контрабанда и отмывание денег. Не соответствует реалиям и декриминализация бюджетообразующих отраслей экономики.

Кто же привлекается к уголовной ответственности? Из 510 участников ОПФ, привлеченных в прошлом году, 15 человек оказались иностранцами, 206 — ранее судимыми, а 89 — организаторами. Кстати, изъять у преступников по оконченным уголовным делам удалось 47,2 млн руб., один «ствол», 236,6 кг наркотиков, 2,6 кг драгметаллов и 12 автомашин. Что же касается экономических преступлений, то из 165 участников ОПФ всего лишь 21 оказался реальным бизнесменом.

Почему же такая невысокая раскрываемость злодеяний ОПФ? Как показал прошлогодний опрос ВЦИОМ, 49% потерпевших не обращаются в полицию, посчитав ее не способной помочь, из-за незначительности причиненного ущерба (17%) или желая самостоятельно разобраться с обидчиком (13%). Другие побоялись огласки или мести со стороны преступников (по 4%), а также не хотели тратить время на хождение по инстанциям (7%). Среди тех, кто все-таки обратился в органы, 17% признались, что полицейские пытались отговорить их от подачи заявления. Кстати, за последние пять лет в правоохранительные органы обращались всего 17% респондентов по факту совершения в их отношении преступлений (в крупных городах — 25%).

Как реагирует государство на орг­преступность? Систематически ужесточает уголовное законодательство. Зачастую бессистемно и скоропалительно. Вопросы применения статьи 210 УК РФ попытался решить Пленум Верховного суда РФ, который еще в июне 2010 г. принял постановление «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)». Согласно документу, при рассмотрении уголовных дел данной категории судам надлежит выявлять нарушения прав и свобод граждан, а также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, в том числе коррупцию, и во всех случаях выносить частные постановления или определения, обращая внимание соответствующих должностных лиц на выявленные обстоятельства и факты нарушений закона.

Для обеспечения единообразного применения судами уголовно-правовых норм при рассмотрении дел о контрабанде (ст. 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ) Пленум ВС издал постановление от 27.04.2017 № 12 «О судебной практике по делам о контрабанде», а 30 ноября — постановление «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Согласно последнему постановлению, мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и те получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, признается уголовно наказуемым, если это деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере 10 тыс. руб. и более. Размер причиненного ущерба будет исчисляться исходя из стоимости похищенного имущества на момент совершения преступления. Согласно положениям пункта 2 примечаний к статье 158 УК РФ, значительный ущерб, причиненный потерпевшему в результате преступления, предусмотренного ч. 5 статьи 159 УК РФ, определяется без учета его имущественного положения.

Если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств или иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской или иной законной деятельности, которую оно фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества (ст. 159 УК РФ) и дополнительной квалификации по статье 172.2 либо 200.3 УК РФ не требует.

В случае признания мошенничества, присвоения или растраты совершенными организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке или в совершении преступления, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по соответствующей части статей 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.5, 159.6, 160 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ.

Надеемся, что продолжающееся реформирование правоохранительной системы и антикоррупционные зачистки отдельных ведомств приведут к позитивным сдвигам, в том числе и в сфере борьбы с оргпреступностью. Тем более что Стратегия национальной безопасности РФ (2015 г.) обязывает силовиков заниматься решением и этой проблемы.

 

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ