Большие гонки через «бесконечные потоки грязи»

Как во Владивостоке прошел этап знаменитого автопробега
Предоставлено Ю. Уфимцевым | Большие гонки через «бесконечные потоки грязи»
Предоставлено Ю. Уфимцевым

Ровно 110 лет назад состоялся 164-дневный трансконтинентальный автопробег из Америки в Европу, до сих пор являющийся самым продолжительным по времени и расстоянию. Его путь пролегал и через Владивосток.

Экипажи из Америки, Франции, Италии, Германии стартовали при стечении 250-тысячной толпы 12 февраля 1908 г. с нью-йоркской Таймс-сквер по направлению ко Тихому океану. Дата старта была приурочена ко дню рождения президента Линкольна.

Изначально предполагалось двигаться по маршруту Нью-Йорк — Аляска — Берингов пролив — Якутск — Иркутск — Красноярск — Томск, далее по России в Европу. Организаторы планировали, что участники доберутся до западного побережья Америки своим ходом, затем морским путем достигнут порта Валдез на Аляске. Там команды должны были пересечь заснеженные просторы по следам собачьих упряжек и руслами скованных льдом рек выйти к Берингову проливу. Дальше надо было преодолеть пролив по льду или на судах и продолжать путь по просторам Сибири.

Американский экипаж на пароходе первым добрался до Аляски, но оказалось, что продолжать путешествие по намеченному маршруту нельзя. Очень глубокий снег и начавшийся ледоход изменили планы. По телеграфу американцы получили указание вернуться в Сиэтл, где уже собрались остальные участники. Из Сиэтла экипажи и машины на кораблях через Японию прибыли во Владивосток.

Первыми во Владивосток прибыли «Де Дион» и «Цюст». Затем «Протос» и «Флайер». Последний при перегрузке с судна на шаланду чуть не ушел под воду. Газета «Дальний Восток» под заголовком «Кругосветная гонка на автомобилях» сообщала: «9 мая с ипподрома Приморского общества в три часа дня отправляются через Маньчжурию и Сибирь автомобилисты в Париж. Прибыли они из Японии. Первоначально предполагавшийся маршрут через Аляску видоизменился, и вся группа из Америки двинулась на Японию — Владивосток вместо Беринга.

Первоначально гонщиков было шесть, но за изменением маршрута продолжают только четыре. Машины все находятся в отличном порядке, и путешественники будут демонстрировать на ипподроме не только скорость (гонка), но и прочность конструкции: состоится пробег по кругу с препятствиями в виде наклоненных деревьев, канав, разрушенных мостов, обрывов и т. п. Участвуют: автомобиль «Томас» в 60 сил, американский из Буффала, едут в нем Шустер, Хиллер, Ханзен и корреспондент нью-йоркского «Таймса» г. Хачадам. На итальянском автомобиле «Цюст» в 40 сил едут Г. Сиртори, А. Скарфеглио (корреспондент лондонского «Дэйли-Мэль») и г. Хаага. На немецком автомобиле «Протос» в 40 сил идут: лейтенант Кеппен и Неубергер и Юхс. На французском автомобиле «Де Дион» едут: Бурсье де Сент-Шафрей, Отран и Лоскарис».

Но жизнь внесла определенные коррективы в объявленное «Дальним Востоком» расписание. Город, по воспоминаниям американцев-автомобилистов, был наполнен солдатами, оставшимися здесь со времен Русско-японской войны. Во Владивостоке всем пришлось задержаться. Прибывший первым «Де Дион» был снят с гонки компанией-производителем. «Протос» начал чиниться, а «Цюст» менял спонсоров. Кроме того, как писал журнал «Лайф», здесь пришлось улаживать международный скандал, разразившийся в связи с тем, что «французский экипаж, прибывший первым, монополизировал владивостокский рынок бензина». Тем не менее все было улажено, и автомобили двинулись дальше.

«Из Владивостока сообщают, что 60-сильный автомобиль Тома («Томас Флайер») 22 мая выехал по направлению к Чите, через Маньчжурию, — сообщали газеты. — Администрация выдала гонщикам все необходимые бумаги для беспрепятственного следования по русской и китайской территории, а также особые свидетельства для таможен и пограничных пунктов и рекомендательные листы к русским и китайским властям, начальникам деревень и отдельных казачьих постов, с просьбой оказывать путешественникам возможное содействие.

Дороги Владивостока оказалась в отвратительном состоянии. Недавно стаявший снег и почти непрерывные дожди обратили их в сплошную грязь и топь. Погода дождливая и хмурая не позволяет надеяться, что дороги обсохнут».

Дожди зарядили 17 мая и продолжались без перерыва 20 дней. Дороги выглядели как «бесконечные потоки грязи». В 16 милях от Владивостока «Флайеру» пришлось спасать немцев, вытаскивая на буксире «Протос» из грязи, в которой он увяз наполовину.

Ночью завяз уже «Флайер». Местные солдаты вытащили автомобиль, и американцы заночевали в казармах. На следующий день пришлось одному из членов экипажа идти впереди автомобиля, измеряя глубину грязи. «Из Никольска-Усрийского нам сообщают, что 25 мая прибыл из Владивостока при великолепной солнечной погоде автомобиль Тома и тотчас же двинулся в дальнейший путь, — сообщало «Русское слово». — Два часа спустя погода изменилась. Подул ветер, хлынул дождь и разразилась гроза такой необычайной силы, что реки выступили из берегов, залили поля, и дороги стали еще непроходимее».

В 100 км от Владивостока «Флайер» выехал на железнодорожные пути, по которым и продолжил свой путь. За 150 км пришлось сменить четыре шины, которые рвались, поскольку терлись о рельсы. Пришлось обвязывать шины веревками и тряпками. Пока один из членов экипажа спал, другой всегда был на страже, высматривая приближающиеся поезда. При переезде мостов местные часто грузили авто на вагонетку и толкали ее совместными усилиями.

Россияне также помогли решить американцам еще одну проблему — таможенную. Владивосток все еще оставался порто-франко — беспошлинной зоной ввоза иностранных товаров, а вот остальная территория таковой не являлась. Из департамента таможенных сборов последовала телеграмма на имя управляющего Иркутской таможней о разрешении беспошлинного пропуска через пределы империи автомобилей — участников гонки Нью-Йорк — Париж и запасных частей к ним «при условии представления путешественниками или организаторами гонки обязательства вывезти означенные предметы обратно за границу».

11 июня Танхойская таможенная застава доносила в Иркутскую таможню, что германский и американский автомобили 6–7 июня прошли таможенный досмотр, и участники гонки на ледоколе «Байкал» отплыли на другой берег. Байкальская таможенная застава в своем донесении в Иркутск сообщала, что 7 июня через рогатку проследовал германский автомобиль, 8 июня — автомобиль американцев.

Сделав небольшую остановку в Иркутске, автомобилисты двинулись в путь. 11 июня немецкий, а 12 — американский экипажи прибыли в Ачинск, откуда после закупки бензина отправились в направлении Томска и далее в европейскую Россию.

В Европе водитель немцев Ханс Кеппен, отлично знавший местные дороги, обошел американский экипаж и первым финишировал в Париже 11 июля. Вторым 26 июля к финишу пришел американский экипаж Джорджа Шустера. Причем при въезде в Париж американцы были остановлены жандармом из-за неисправной головной фары. Случайно проезжавший мимо велосипедист выкрутил лампочку из своего фонаря, и с погруженным в кузов велосипедом и его владельцем «Флайер» достиг финиша в шесть часов пополудни. Но победителем был признан американский экипаж. Немецкий автогонщик был оштрафован на 30 дней в связи с тем, что его автомобиль после поломки был доставлен в Сиэтл по железной дороге, тем самым «срезав» 3246 миль, он также не посещал Аляску, в отличие от американского.

Через полтора месяца после американцев в Париже появился последний участник гонки — итальянский «Цюст». «Гонка послужила невероятным толчком для развития автомобильной индустрии по всему миру. Для американских компаний Шустер принес в зубах огромные деньги — в последующие несколько лет американские автомобили продавались на ура. И не только в Штатах. Европейцы тоже стали заказывать машины за океаном», — рассказывал впоследствии правнук Джорджа Шустера Джефф Маль. Его прадед был введен в Зал автомобильной славы в октябре 2010 г. Еще одним результатом проведения гонки стало дорожное строительство в Соединенных Штатах. Изобретенный в 1910 г. асфальт уже в 1912 г. был уложен на первой в истории Америки трансконтинентальной автомагистрали Lincoln Highway.

В июле 1965 г. участники гонки вновь вернулись в Россию, но уже в виде персонажей знаменитого фильма-комедии Блейка Эдвардса «Большие гонки» с Тони Кертисом в главной роли, премьера которого состоялась на Московском международном кинофестивале. В водителе германского автомобиля легко угадывается руководитель германского экипажа 1908?г., который также не имел представления ни об автомобилях, ни о дорогах Сибири, но пользовался взятыми с собой справочниками и картами.

В 2008 г. автомобилисты в связи со 100-летним юбилеем решили повторить Большую гонку и проложили маршрут по территории Китая и Казахстана с выходом на дороги России. Однако выданное ранее разрешение от Китая на проезд по территории страны было отозвано, и юбилейные гонки сорвались.

В настоящее время победитель гонки — автомобиль «Томас Флайер» такой же модели демонстрируется в крупнейшем в мире автомобильном музее «Рено» в штате Невада (США). Его водитель в 2010 г. был введен в Зал славы автомобилистов. А тот самый «Протос» и сегодня можно увидеть в Немецком техническом музее в Мюнхене.

Юрий УФИМЦЕВ

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ