Евгений Минченко: «Никто не ждет в Приморье «чеченской» явки»

Известный политтехнолог о выборах и влиянии региональных игроков
minchenko.ru | «Никто не ждет в Приморье «чеченской» явки»
minchenko.ru

Предсказуемость и очевидность результатов нынешних президентских выборов сделали эту тему малоинтригующей не только для обывателя, но и для зарабатывающих на этом свой хлеб политологов и аналитиков. Поэтому приезд во Владивосток Евгения Минченко, директора Международного института политической экспертизы, оказался настолько неожиданным, что корр. «К» решил поговорить с видным технологом обо всем.

— Евгений Николаевич, Приморскому краю всегда уделялось особое внимание на любых выборах федерального значения. Ждут в Москве от Приморья чего-то особенного к 18 марта?

— Ожидаемо, что в Приморье традиционно явка будет несколько ниже, чем в среднем по стране. Как обычно, ниже среднего будет и процент проголосовавших за действующего президента. За Владимира Жириновского, как всюду на Дальнем Востоке, проголосует больше среднего по России. Тем не менее все будет, вероятно, в рамках первоначально заложенного отклонения. «Чеченской» явки и результатов за Путина за 90% никто не ждет.

Результаты вряд ли сильно удивят. Если смотреть опросы общественного мнения, которые я видел по Приморью, динамика такая — явка выше 60%, рейтинг Путина — выше 60%. Опять-таки осталось еще время до выборов, а те же опросы свидетельствуют — высок процент неопределившихся, и с ходом кампании он увеличивается. Есть те, кто сначала качнулся к Грудинину, а потом от него отказался, есть дезориентированные сторонники Путина.

Интрига с выборами связана лишь с тем, кто займет второе место — Жириновский или Грудинин? По опросам разных центров, кандидаты занимают вторые места по рейтингу. Наконец, интересен замер, каков у нас объем проамериканского электората. Ведь кандидат Ксения Собчак фактически повторяет всю риторику Демократической партии США. Сколько у нас сторонников этой партии?

Пока ни один врио губернатора, выдвинутый президентом, нигде не проиграл выборов, таких прецедентов нет

— В своих интервью вы обещали перезагрузку всей политической системы страны после выборов 2018 г. Куда будем двигаться — в сторону полицейского, военного государства? Или после того, как настанет определенность на ближайшие несколько лет, в повестку могут быть включены либеральные элементы?

— Что, собственно, может нам дать основания думать, что впереди какая-­то либерализация? Определенную свободу дали до и после предыдущего возвращения Путина на пост президента в 2012 г. Вернули выборы глав регионов (хотя и в урезанном варианте, с муниципальным фильтром), вернули одномандатные округа на выборах в Госдуму, снизили проходной процент для партий.

Затем, я не вижу настроя власти на то, чтобы каким-то образом либерализировать политическую систему. Собственно, в послании к Совфеду об этом ничего не было. Хотя пакет таких предложений готовился, в текст он не вошел. Кроме того, нас ждет в ближайшее время достаточно длительный период новой холодной войны. А в условиях мобилизации перед внешним врагом очень сложно надеяться на то, что система будет либерализирована.

— В мире есть примеры авторитарных модернизаций. Возможен ли он для России?

— Владимир Путин в своем послании фактически заявил программу авторитарной модернизации. Со ставкой на инфраструктурные проекты и корпорации — национальные чемпионы. По моему мнению, ставка на инфраструктурные проекты — не бесспорная. Есть международный опыт, типа дорожного строительства при Рузвельте. Но в условиях растущей монополизации всех рынков и доминировании крупных игроков это проблематично.

Я лично очень хочу, чтобы модернизация в России состоялась, но пока мы видим процесс, когда в условиях сокращения ресурсов, распределяемых российской элитой, крупные игроки начинают поглощать более мелких. Произошла централизация на многих рынках, одна из наиболее заметных продолжается в банковском секторе. То же самое происходит в топливно-­энергетическом комплексе.

Президент поставил задачу на развитие авиасообщения между городами, чтобы всем не летать через Москву. С этим, действительно, большая проблема. Но непонятно, как ее решать — путем укрепления «Аэрофлота» как базового перевозчика или развития региональных компаний.

— В регионах особенно ощущается некое бессилие власти. Раньше губернаторы были королями, главы городов — полновластными хозяевами. А теперь кто управляет страной — силовики, корпорации?

— Мы выпустили несколько докладов по поводу «большого правительства» Владимира Путина. Пока демонтажа этой системы не происходит, члены «Политбюро 2.0» только наращивают свое влияние. Кто наиболее влиятелен, помимо Путина? Сергей Чемезов, лидер военно-промышленного комплекса, Юрий Ковальчук, который неформально отвечает за науку и технологии, Аркадий Ротенберг, один из лидеров в сфере реализации инфраструктурных проектов. Сейчас, после успешного запуска проекта «Ямал-СПГ», наблюдается значительный «ренессанс» влияния Геннадия Тимченко. Конечно, Игорь Сечин с «Роснефтью», которая идет как каток. Вот символы неформальной власти в стране.

— То есть после выборов регионалам не дадут больше власти, чем у них есть сейчас?

— Пока происходит минимизация влияния региональных игроков. Заявленная Путиным программа масштабного жилищного строительства будет реализовываться крупными федеральными игроками, которые придут в регионы осуществлять строительные программы. Мы видим стремительное укрупнение отрасли в Москве на фоне проекта реновации, этот процесс дойдет до регионов. Федеральные компании достаточно давно идут в регионы — в сферу ЖКХ, и скоро будет новая волна. Стремительно развивается сфера переработки мусора, где участвуют Чемезов, талантливые бизнесмены по фамилии Чайка.

Для Приморья особенно актуален вопрос прихода крупных рыбопромышленных компаний. Мощные проекты, связанные с Арктикой, предполагают создание большого «кулака».

— Ощутят ли центростремительные тенденции местные угольные стивидоры?

— Большая часть игроков на угольном рынке — федеральные компании. Хотя на данный момент в Приморье есть крупные местные игроки. Думаю, здесь стоит вопрос взаимодействия с властью. Возможно, вашему региону везет в том смысле, что есть куратор в лице Юрия Трутнева, который известен тем, что он человек, который мыслит государственно.

Мы выпустили несколько докладов по поводу «большого правительства» Владимира Путина. Пока демонтажа этой системы не происходит, члены «Политбюро 2.0» только наращивают свое влияние

— Насколько обоснованны слухи, что в новом составе правительства Трутнев станет первым вице-премьером, а значит, полпред президента в ДФО будет другой?

— Я бы не исключал такую возможность. Трутнев — один из самых сильных управленцев в российском правительстве.

Почему я принципиальный сторонник того, чтобы в стране были конкурентные выборы губернаторов? Обратите внимание: кто у нас самые сильные управленцы на федеральном уровне? Трутнев, Собянин, Хлопонин. Это люди, которые на конкурентных выборах выиграли у действующих губернаторов или у представителей власти, выступая против административного ресурса.

— Возможна ли на осенних выборах губернатора Приморского края конкуренция нынешнему главе?

— Конкуренция возможна, но у Тарасенко мощный гандикап, связанный с несколькими моментами. Первое: он назначен президентом, соответственно, рейтинг Путина транслируется Андрею Тарасенко. Второе: к моменту выборов не будет исчерпан эффект «медового месяца» ожиданий от первого лица. Третье: Тарасенко исторически связан с Приморьем, в отличие от своего предшественника.

Кроме того, ему уже удается решать какие-то проблемы. Очевидна позитивная динамика с проблемой угольной пыли в Находке, где выстроена конструктивная работа со стивидорами. Там достаточно эффективно минимизируют ущерб экологии. Пока в лидерах «Акваресурс», к которому присоединяются и другие игроки. Новое дыхание получил футбольный клуб «Луч». В крае реализуется большой культурный проект.

К моменту выборов Тарасенко сможет не только предъявить программу, но и о чем-то уже отчитаться.

— Могут ли элиты Приморья выдвинуть альтернативного кандидата?

— Пока ни один врио губернатора, выдвинутый президентом, нигде не проиграл выборов, таких прецедентов нет. Кроме того, кандидат в главы региона должен быть партийным, а в Приморье за последнее время партийные организации федеральных партий очень сильно ослабели. Впрочем, это не значит, что команде Тарасенко можно расслабиться. Нужно работать с избирателями, накапливать политический капитал. Требуется взаимодействовать с элитами, но не в формате сговора, а в формате того, что все вместе работают на регион, страну.

Кроме всего прочего, у Тарасенко сильная команда. Очень удачный выбор — вице-губернатор по внутренней политике Дмитрий Братыненко. Это большой специалист по политическому менеджменту.

Григорий СЕМЕНОВ

Комментарии (4)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
Иванов Сергей Парфирьевич | Отправлено: 13 марта 2018, 23:24
Владимир Четвертосрокович уже выиграл голосование, выборы закончились с момента регистрации Вовы , как самовыдвиженца.
читатель | Отправлено: 13 марта 2018, 11:07
И.А. Крылов уже давно и заранее свою формулу удачливых политтехнологов нарисовал. Тех, что искали "удачного" места в своем квартете.
Петр | Отправлено: 13 марта 2018, 10:56
Ну да ... Как же , верим . Политтехнолог ... Политрук - так будет правильнее , формирующий общественное мнение («...динамика такая — явка выше 60%, рейтинг Путина — выше 60%...» ) На заработки прилетел .
Саня | Отправлено: 13 марта 2018, 10:13
Женя заказ ищет в Приморье...
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ