Татьяна КАЗАНЦЕВА: «Деньги бюджета Приморья возвращаются в муниципальные образования»

К. Сергеев | Татьяна КАЗАНЦЕВА: «Деньги бюджета Приморья возвращаются в муниципальные образования»
К. Сергеев

Внедрение «модельного бюджета» и общее ужесточение бюджетной политики в государстве встречается с традиционным недовольством муниципальных образований (МО) распределением финансовых потоков. В интервью «К» куратор финансового блока в администрации края вице-губернатор Татьяна Казанцева объяснила, насколько справедливы межбюджетные отношения в Приморье.

— Татьяна Владимировна, 28 февраля депутаты Заксобрания приняли беспрецедентную корректировку бюджета региона — на 10 млрд в сторону увеличения. С чем связаны такие существенные изменения финансового плана?

— Мы постарались максимально учесть поступления из федерального центра, уточнить собственные доходы как можно раньше, чтобы средства были отражены в программах и бюджетополучатели смогли провести конкурсные процедуры. 730 млн поступило на реализацию программы «Безопасные и качественные дороги». Часть краевых денег мы направили на строительство социально значимых объектов — таких как инфраструктура микрорайона Снеговая Падь, водовод на остров Русский, две поликлиники. Для заключения контракта требуется в среднем два месяца. Все заинтересованы, чтобы строительные работы начались весной, а не осенью.

Мало кто обратил внимание: на 4,4 млрд увеличены собственные доходы, в чем большая заслуга администрации края и налоговой службы. Сегодня ТОРы и свободный порт помогают пополнять бюджет, обеспечивают хорошие темпы роста.

— На инвестиционном форуме в Сочи некоторые губернаторы, в частности Олег Кожемяко, критиковали «модельный бюджет». Чем он удобен или неудобен региону?

— Мы десятилетиями шли к той методике межбюджетных отношений, которая бы выравнивала бюджетную обеспеченность регионов. В прошлом году по требованию Минфина мы обсчитали расходные обязательства по 184-ФЗ, составили сводный реестр расходных обязательств и направили в Москву. По всей России по каждому расходному обязательству были рассчитаны средние величины — это норматив. В 2017?г. 20% дотаций из федерального бюджета распределяли с учетом «модельного бюджета», в нынешнем году по-новому распределяется уже 30% дотаций, на 2019?г. предлагается полностью перейти на «модельный бюджет».

Что это означает? Если в среднем на страну на сельское хозяйство тратится (условно) 2 млрд рублей, больше мы расходовать не имеем права, меньше — пожалуйста. Что даст «модельный бюджет» в перспективе, посмотрим. Замечу, что некоторые расходные обязательства у нас априори выше, чем в среднем по России. Допустим, районный коэффициент 60%, значит, больше расходы на содержание сетей здравоохранения и образований. Выше среднего затраты на прохождение зимы. Такие расходы мы уменьшить не в состоянии.

Отмечу, в этом году Приморье получает 8,5 млрд дотации из федерального бюджета, а к 2020 г. мы должны стать бездотационными. В случае перехода на «модельный бюджет» администрация края вынуждена будет применять эту схему и к муниципальным образованиям.

— Насколько справедливо говорить о том, что доля муниципальных бюджетов в консолидированном бюджете края снижается?

— Нет оснований говорить о том, что муниципалы ущемлены и их доходы снижаются. Динамика роста доходов местных бюджетов — 4–5% в год. Основными источниками доходов местных бюджетов являются НДФЛ, земельный налог, налог на имущество физических лиц. Нормативы отчислений по налогу на доходы физлиц устанавливаются не менее чем на три года и уменьшаться никак не могут. Кроме того, с середины 2000-х по федеральным решениям с местного на региональный уровень были переданы полномочия по социальной защите, здравоохранению.

Согласно Бюджетному кодексу, у муниципалитетов вместе с полномочиями изъята и часть доходов (к примеру, вместе со здравоохранением — 5% НДФЛ). Но при этом краевой бюджет получал всегда меньше, чем расходовал по факту. Что сейчас? Консолидированный бюджет Приморья в 2017?г. — 123,8 млрд рублей, местные бюджеты собрали доходов на 24,1 млрд рублей, краевой — 99,7 млрд рублей, соответственно, 20 и 80%. Мы направили в муниципалитеты межбюджетные трансферты на 19,5 млрд, после чего местные бюджеты израсходовали 43,6 млрд рублей, краевой — 80,2 млрд. Расходы консолидированного бюджета соотносятся как 35 и 65%. Кроме того, бюджет Приморья из 80 млрд 34,2 млрд израсходовал на социальные выплаты, выплаты ФОМС, прохождение отопительного сезона в мунобразованиях. Другие наиболее емкие направления расходов — заработная плата (13,5 млрд рублей), содержание сети социальных учреждений (5,1 млрд), дороги (9,7 млрд), сельское хозяйство (2,7 млрд), дети-сироты (900 млн).

Объективно растут расходы бюджетов. Выполнение майских указов президента предусматривает значительный рост зарплат. В 2018?г. увеличился МРОТ, на что краю потребуется дополнительно около 1 млрд рублей. В последние годы нагрузка как на краевой, так и на муниципальные бюджеты существенно возросла.

— Существуют ли резервы пополнения муниципальных бюджетов?

— Конечно. Мы посчитали — это около 5,2 млрд рублей, из них — дебиторская задолженность на 2,7 млрд, задолженность по аренде земли и имущества на 1,6 млрд, недоимки — 743 млн, неэффективные налоговые льготы на 204 млн рублей. Причем некоторые муниципалитеты, имея задолженность по арендной плате за землю и имущество, никак их не учитывают в доходах бюджета.

— Объем кредиторской задолженности муниципальных образований постепенно снижается. Цель — довести ее до нуля?

— В Приморье около десяти муниципалитетов с кредиторской задолженностью, в основном это долги перед «Примтеплоэнерго» и неуплата взносов в ПФР. Особые проблемы у Спасска-Дальнего, Лесозаводска, Кировского, Ольгинского, Яковлевского районов. Таким МО мы помогаем. Так, решением краевых депутатов реструктурирована задолженность шести территорий по бюджетным кредитам — на 5 и 5 лет.

Напряженная финансовая ситуация в некоторых МО связана отчасти с объективными факторами, отчасти — с качеством управления. В ответ на помощь мы ждем от муниципалов встречного движения: увеличения доходов, сокращения расходов. Главам надо помнить, что «Примтеплоэнерго» и ПФР — не кредитные организации и не должны на свои средства содержать мунобразования. Сегодня, если муниципалитет хочет участвовать в любой госпрограмме, то не должен иметь кредиторской задолженности. Почему? Если нет средств на уплату долга, нет возможности и выделить, например, 100 млн рублей на строительство детского сада. Иначе и долг останется, и садик не построят. Налоговая служба заблокирует расчетный счет и выставит инкассовое распоряжение, прецеденты имеются.

— Почему муниципалитеты-должники ограничиваются в привлечении новых коммерческих кредитов дороже, чем «ключевая ставка Центробанка плюс один процент»?

— На месте МО, за исключением Владивостока, Находки и Уссурийска (которые могут позволить себе инвестиционные проекты), я бы вообще не брала коммерческие кредиты. Кредит должен компенсироваться добавленной стоимостью, а в бюджете она не создается. Кредит на выплату зарплаты — вообще нонсенс. Краевой бюджет кредитует под половину ключевой ставки ЦБ (4%), но на более жестких условиях, чем банки. Не всем главам это нравится.

— Какие есть данные по поводу того, что льготы, предоставляемые муниципальными образованиями, неэффективны?

— Льготы проходят оценку. Стимулирующая льгота предоставляется предприятию по конкретному налогу и должна предусматривать, что бюджет получит компенсацию по другому налогу. Муниципалитет потерять в доходах не должен. Все льготы, предоставленные краевой администрацией в 2017?г., признаны эффективными. В двух МО найдены неэффективные льготы, но до сих пор они не отменены.

— Поддерживаете ли вы концепцию, что необходим возврат к одноуровневому местному самоуправлению?

— Вопрос этот политический и решается непросто. Если говорить с точки зрения управления финансами — да, требуется укрупнение поселений, возможно, каких-то районов. В крае есть поселение, доходы которого за год — 26 тыс. рублей, расходы на содержание администрации — около 700 тыс. Притом что существуют эффективные поселения, доходы с которых до реформы МСУ перераспределялись на уровень всего района, а теперь остаются на местах. Характерный пример — Лучегорск и остальная часть Пожарского района. Сохраняя существующее разделение, мы усиливаем разрыв между «богатыми» и «бедными» поселениями.

— Будет ли краевой бюджет в 2018 г. оказывать дополнительную поддержку Большому Камню?

— Предыдущие три года, после утраты статуса ЗАТО, Большой Камень получал ежегодно около 300 млн дотаций из федерального бюджета, на 2018 г. дотация не предусмотрена. Мы давно призывали власти города привыкать к более экономному режиму, одновременно обращаемся в федеральный центр с просьбами продолжить поддержку экс-ЗАТО. В случае форс-мажора поддержку МО администрация оказать готова — допустим, в виде бюджетного кредита либо других средств. Но в городе есть и свои резервы — собственные доходы бюджета Большого Камня выросли в прошлом году на 10%, там создана ТОР — реализуется крупный федеральный проект.

— Давно обсуждается вопрос о необходимости соблюдения принципа адресности при оказании мер социальной поддержки из бюджета края. Есть ли продвижение в этом направлении?

— В 2015–2016 гг. проведена инвентаризация мер соцподдержки. В результате количество их получателей уменьшилось. С июля 2015 г. федеральным категориям граждан — получателей компенсации на оплату услуг ЖКХ сумма поддержки рассчитывается по показателям приборов учета, а не по утвержденным нормативам. Бюджет стал платить существенно меньше. Работа ведется, она кропотливая и «нежная» — нельзя, чтобы получатели пострадали.

Константин СЕРГЕЕВ, фото автора

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ