Людмила Талабаева: «Заслужила репутацию «въедливого» сенатора»

Сенатор от Приморья об инвестициях, послании президента и глубинке края
Из личного архива героя публикации | «Заслужила репутацию «въедливого» сенатора»
Из личного архива героя публикации

Претворять в жизнь послание президента предстоит не один год, и это непростая задача, считает представитель Законодательного собрания Приморского края в Совете Федерации Федерального собрания России Людмила Талабаева. В интервью «К» сенатор рассказала, какие актуальные проблемы региона обсуждаются сейчас на площадке Совфеда.

— Людмила Заумовна, послание президента Совету Федерации в 2018 г. примечательно тем, что Владивосток упоминался несколько раз, по разным поводам — от экономического развития до культуры. Что в выступлении Путина показалось наиболее примечательным?

— Я человек не военный, меня больше всего заинтересовала первая часть доклада, о социально-экономическом развитии страны. В послании много сказано о дополнительных вложениях в социальную сферу, здравоохранение, образование, науку. В целом в России и в Приморье в частности предстоит многое сделать для повышения качества жизни. Задача непростая, разносторонняя, требует времени. Но только так мы сможем продвинуться в число процветающих держав.

Многие озвученные проблемы мне хорошо известны. В 2000-е у муниципалов практически забрали полномочия по медицине, оставили село один на один со своими болезнями. Этот вопрос я поднимала в Заксобрании Приморья в то время, когда была секретарем регионального отделения «Единой России». Мы реализовывали программу по строительству фельдшерско-акушерских пунктов, по краю передвигались «Поезда заботы». Так старались поддержать территории, где в результате реорганизации исчезла медицинская помощь.

Важно, что Владимир Путин дал понять: повышенное внимание федерального центра к Приморью будет оказываться и в последующие десятилетия, это надолго. Считаю, такой подход послужит привлечению инвесторов, в том числе зарубежных.

«После того как в Приморском крае погибло много посевов наблюдается дефицит кормов. Крестьяне забивают скот. Как при сокращении поголовья КРС наращивать уровень обеспечения собственным молоком?»

— В прошлом году вы вошли в список 50 лучших сенаторов, в топ-5 самых открытых членов Совфеда — женщин. Как вы оцениваете эти данные?

— Никогда не следила за собственными рейтингами, однако такие результаты не могут не радовать. Наверное, это показатель того, что мне удается транслировать на федеральный уровень вопросы, важные для Приморского края.

— Как это работает?

— В регионе я напрямую общаюсь с общественными организациями, ассоциациями сельхозпроизводителей, рыбаков, много передвигаюсь по краю, встречаюсь с жителями.

Поскольку вхожу в состав комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, поднимаю там интересующие наших производственников вопросы.

На каждом пленарном заседании Совфеда присутствует федеральный министр, заместители министров. Когда готовлюсь к сессии, обязательно запрашиваю власти Приморья по поводу наших интересов — какие есть проблемы, вопросы, предложения. Запрос направляю соответствующему министру — по возможности устно, если не позволяет регламент — письмом. Заслужила уже репутацию «въедливого» сенатора, с хорошо работающими, упорными в достижении цели помощниками. В министерствах и ведомствах знают, что отписки не помогут, мне обязательно надо дать ответ по существу либо решить проблему. В диалоге с чиновниками помогает и такой могучий ресурс, как председатель верхней палаты Валентина Матвиенко лично. Не всегда в правительстве делают так, как мы хотим. Но важные для Приморья вопросы поднимать нужно, в этом уверена.

— То есть, несмотря на ваш переезд в Москву, Приморье стоит в вашей «ежедневной повестке»?

— Не работать для Приморья для меня невозможно. Ведь это моя родина, здесь могила моей матери, много друзей и родственников. Знаете, едва ли не половина Красноармейского района — кровная родня, ее жены, мужья, сватья.

— Вы регулярно бываете в сельской глубинке Приморья. Чего сегодня не хватает для возрождения села?

— В советское время строили шикарные дома культуры — с высокими потолками, колоннами. Практически это был центр жизни в отдаленных населенных пунктах — после школы дети здесь пели, танцевали, шили, здесь проводили досуг взрослые. Затем полномочия по обслуживанию домов культуры отдали на уровень поселений, фактически оставив без финансирования. Сегодня ДК находятся в критическом состоянии — летом текут крыши, зимой насквозь промерзают. Жители сел и поселков лишены возможности проводить свой досуг в домах культуры, заниматься самодеятельностью. О каком возрождении села мы говорим, если там нет культурной жизни?

Считаю, по аналогии с федеральным софинансированием ремонта и строительства сельских медицинских учреждений и школ необходима отдельная программа по восстановлению сельских домов культуры. По данному факту готовится обращение в Министерство культуры и к курирующему вице-премьеру правительства.

«Не всегда в правительстве делают так, как мы хотим. Но важные для Приморья вопросы поднимать нужно»

Вторая важнейшая культурная проблема связана отнюдь не с селом, а с городом. Поддерживаю решение врио губернатора Андрея Тарасенко добиваться передачи Владивостокского цирка в краевую собственность. Министерство культуры долгие годы не финансировало содержание учреждения, из-за чего оно пришло в аварийное состояние. На ремонт цирка бюджет Приморья потратил около 600 млн рублей, в то время как федеральный — около 300 млн. Край готов содержать цирк, вопрос о передаче ставить справедливо. Наш регион израсходовал сотни миллионов, которые могли бы пойти на строительство, ремонт школ, детских садов, домов культуры. Мы могли бы возить на представления детей-инвалидов, сирот, ребят из отделенных районов, причем установить небольшие цены на билеты. Доходы цирка поступали бы в краевой бюджет.

— До сих пор Приморье не полностью ликвидировало последствия тайфуна «Лайонрок». Что необходимо сельхозтоваропроизводителям края, часто страдающим от ненастий?

— Необходимо предусмотреть в федеральном бюджете субсидии для пострадавших от стихийных бедствий аграриев. Застрахованные сельхозтоваропроизводители получают такие субсидии. Однако целесообразно в данной ситуации оказывать государственную поддержку тем сельхозпроизводителям, которые не имеют возможности застраховать урожай по тем или иным причинам. Нами направлено обращение на имя министра сельского хозяйства Ткачева. Министерство сельского хозяйства поддержало это предложение, но Минфин пока, к сожалению, отклонил. Будем бороться.

Другой момент. После того как в Приморском крае погибло много посевов, в том числе многолетних трав, наблюдается дефицит кормов. Крестьяне забивают скот. Как при сокращении поголовья КРС наращивать уровень обеспечения собственным молоком? Необходимо принятие постановления правительства о «нулевом» или сниженном железнодорожном тарифе на перевозку кормов из Сибири и Центральной России в Приморье. Тем более в условиях, когда в стране небывалый урожай и есть сложности со сбытом собранного зерна.

— Как решается многолетняя проблема с дефицитом дров для собственных нужд сельских жителей?

— С одной стороны, поселенческие власти должны лучше работать с арендаторами леса, это полномочия муниципалов. Когда была маленькой, к нашему дому ежегодно приезжала машина и выгружала древесину, которую отец пилил, а мы складывали. Лес присылал сельсовет!

С другой стороны, нам удалось-таки провести поправки в ст. 32 Лесного кодекса, которые дают право гражданам заготавливать валежник для собственных нужд. Сегодня приморцы, живущие в тайге, не имеют права принести упавшее дерево, поломанную ветку из леса! Горят леса — потому что никто не убирает сухой валежник после бурелома, ветродуя. Дайте людям право — сами «почистят» лес и обогреют свои дома. Надеюсь, в ходе летней сессии Госдумы закон будет принят во втором и третьем чтениях, вступит в силу.

Необходимо законодательно запретить и бесплатный вывоз кедрового ореха и вырубку трех пород липы: амурской, маньчжурской и таке. Шишки собираются в промышленных масштабах и продаются за рубеж без уплаты таможенных пошлин. Возрастающий объем вырубки липы приводит к тому, что сокращается ресурсная база для пчеловодства, деградируют леса.

 «По аналогии с федеральным софинансированием ремонта и строительства сельских медицинских учреждений и школ необходима отдельная программа по восстановлению сельских домов культуры»

— Как человек, много лет проработавший в рыбной промышленности, отмечаете ли вы улучшение инвестиционного климата в отрасли?

— Что касается Россельхознадзора, вопросов к ведомству у рыбаков стало меньше. Но, как и раньше, сложно бывает работать с таможней, пограничниками. Допустим, по существующим правилам рыбаки не имеют права добывать и перерабатывать на судах в Мировом океане иваси и сайру. А это 500–600 тыс. тонн рыбы ежегодно!

Кроме того, как считает рыболовное сообщество, целесообразно присваивать инвесторам, которые получают квоты под строительство новых судов, статус резидентов свободного порта Владивосток. Необходимы дополнительные меры государственной поддержки рыбодобывающих предприятий, которые инвестируют в строительство береговых предприятий по переработке.

Коммуникации с Федеральным агентством по рыболовству у Совета Федерации налажены хорошие. На мой взгляд, важно, чтобы при распределении квот на 15 лет наши рыбаки были ограждены от формального подхода чиновников. Обязательно требуется присутствие общественного контроля.

— Чего хотелось бы пожелать «для себя»?

— Сегодня моему папе 88 лет, и я сама очень бы хотела достичь возраста «80 плюс», о чем говорил президент. Чтобы мои друзья, знакомые достигли таких же лет и мы могли общаться.

Константин СЕРГЕЕВ

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ