Как судно Доброфлота оказалось в Сингапуре и чем это закончилось

О приключениях знаменитого крейсера
Предоставлено Ю. Уфимцевым | Как судно Доброфлота оказалось в Сингапуре и чем это закончилось
Предоставлено Ю. Уфимцевым

В 1909 г. Доброфлот приобрел в Германии госпитальное судно «Орел» для обслуживания экспрессных линий Дальнего Востока. С началом Первой мировой войны 20 августа 1914 г. «Орел» был мобилизован в состав Сибирской военной флотилии как вспомогательный крейсер второго ранга. И начались приключения судна.

В конце 1914 г. командир «Орла» получил приказ принять на борт группу водолазов с оборудованием и идти в малайзийский Пенанг для подъема артиллерии крейсера Сибирской военной флотилии «Жемчуг», потопленного германским крейсером «Эмден» на рейде этого порта.

4 января 1915 г. «Орел» прибыл в Пенанг, где после проведения водолазной разведки приступил к подъему корабельной артиллерии и всего ценного, что можно было поднять. Однако из-за трудности водолазных работ, осложненных большими приливо-отливными течениями, заиленностью и захламленностью палубы обломками удалось поднять только одно 120-миллиметровое орудие, пулемет, кормовой прожектор и шесть оптических прицелов. Все было сильно повреждено водой и ценности не представляло. Но уже через месяц русский консул в Сингапуре срочной телеграммой вызвал крейсер в Сингапур, где восстал пятый легкий полк сипаев. Водолазные работы на «Жемчуге» были прекращены.

Сингапурская тревога

Еще в октябре 1914 г. из Сингапура во Францию был отправлен расквартированный в Сингапуре Йоркширский полк, и на смену ему для охраны сеттельмента из Индии прибыл Мадрасский пятый легкий пехотный полк, состоящий преимущественно из индийских сипаев-мусульман. В это время в Германии был разработан и осуществлен ряд операций по инициированию паниндийского восстания против англичан, для чего специально были образованы Комитет независимости Индии в Германии, националистическая партия «Хадар» в США и ряд других сепаратистских организаций. Все они работали в тесном взаимодействии с турецкими спецслужбами. Целью деятельности всех этих организаций было вызвать волнения в армии англичан от Индии до Сингапура. Проводимая немцами деятельность дала свои плоды именно в последнем.

Расквартированный в Сингапуре пятый полк сипаев решено было отправить в Гонконг. В это время султан Турции Мехмед V призвал к войне с британцами всех мусульман, и немцы пустили слух, что индусов-мусульман из Сингапура отправят на турецкий фронт воевать против единоверцев. Слухи возымели свое значение — сипаи восстали. 15 февраля 1915 г. 850 сипаев и 100 малайских артиллеристов двинулись к баракам, где содержались 350 немцев-военнопленных, включая и интернированную команду потопленного австралийцами крейсера «Эмден». Здесь же содержался и командир «Эмдена» Лаутербах.

Сипаи перестреляли охрану лагеря, предложили немцам присоединиться к восстанию и захватить Сингапур. Но немцы отказались, сославшись на неэтичность. Но при этом стали подогревать сипаев, и те двинулись в порт, круша все на своем пути и убивая попадавшихся навстречу европейцев. Основной контингент войск Сингапура в то время состоял из китайцев, которые почти в полном составе перед этим убыли на континент праздновать свой лунный Новый год. Город практически был застигнут врасплох. Базировавшийся в Сингапуре командующий объединенным флотом союзников на Тихом океане британский вице адмирал Т. Джером телеграммами обратился ко всем, кто слышит, с просьбой о помощи. 17 февраля в Сингапур по тревоге прибыл один французский корабль, два японских и «Орел».

С «Орла» на берег отправили десантный отряд под командованием старшего офицера крейсера ст. лейтенанта С. Н. Петрова. С ним были мичман Л. Е. Кованько, врач Н. Н. Кузнецов, пять унтер-офицеров и 38 матросов при двух пулеметах. Две недели десант участвовал в разоружении восставших сипаев, причем при этом были тяжело ранены три российских матроса. В середине марта «Орел» ушел во Владивосток.

В отчете за 1915 г. Т. Джером действиям русских моряков дал лестную оценку: «Капитан второго ранга П. Винокуров… высадил десант, который принес значительную пользу, содействуя подавлению мятежа в Сингапуре. «Орел» был также использован как убежище для женщин и детей, которые пользовались сердечным попечением за время пребывания на корабле».

Вскоре русских, японцев и французов заменили прибывшие из Бирмы колониальные войска. Сопротивление повстанцев было сломлено. Сипаи, не имея должного руководства и уже не евшие много дней, были дезориентированы, начали разбегаться и сдаваться. Остатки повстанцев еще какое-то время скрывались в джунглях, пока дайакские охотники за головами не отловили их.

Волею судеб

С весны 1915 г. «Орел» обеспечивал практику санкт-петербургских гардемаринов на Тихом океане. Не имея возможности тренироваться на морях Севера и Атлантики, будущие морские офицеры делали это во Владивостоке. С командой гардемаринов корабль вышел в длительное учебное плавание в Средиземное море, но волею судеб «застрял» на юге Тихого океана.

21 декабря 1918 г. управляющий Морским министерством Временного российского правительства контр-адмирал М. И. Смирнов обратился к управляющему Министерством иностранных дел Ю. В. Ключникову с отношением о необходимости возвращения вспомогательного крейсера «Орел» во Владивосток: «Бывший пароход Добровольного флота «Орел» был реквизирован морским ведомством во время войны для учебного плавания гардемаринов на Дальнем Востоке и обращен во вспомогательный крейсер. Будучи в плавании в водах Южного Китая во время большевистского переворота, командир крейсера старший лейтенант Афанасьев, признавший большевистский режим, был выбран командой на должность командира. Отправив часть офицеров, не согласившихся признать этот режим, и гардемаринов во Владивосток, старший лейтенант Афанасьев вошел в соглашение с французскими колониальными властями в Сайгоне и занялся морской перевозкой грузов между портами Индокитая. После свержения советской власти командующий Сибирской военной флотилией неоднократно посылал запросы старшему лейтенанту Афанасьеву о его деятельности, на которые последний ответа не давал. Такие же запросы посылал и морской агент в Японии контр-адмирал Дудоров, но также безрезультатно. По показаниям офицеров, прибывших с «Орла», старший лейтенант Афанасьев расходует деньги, получаемые за перевозку грузов, совершенно бесконтрольно.

Вследствие крайних затруднений, испытываемых российским правительством в настоящее время в получении тоннажа для перевозки из Японии локомотивов и железнодорожного груза во Владивосток, надобность в «Орле» особенно остро ощущается. Принимая во внимание вышеизложенное, прошу не отказать войти в сношение с французским верховным комиссаром г. Реньо о возвращении парохода «Орел» в состав Сибирской флотилии и одновременно возбудить тот же вопрос через российского посла в Париже. Вместе с тем, имея весьма серьезные данные не доверять старшему лейтенанту Афанасьеву, я предполагаю в случае согласия французского правительства на возвращение «Орла» назначить нового командира на пароход, которому отбыть в г. Сайгон, принять его от старшего лейтенанта Афанасьева и привести во Владивосток. После возвращения «Орла» я предполагаю передать его Добровольному флоту».

В декабре 1919 г. «Орел» возвратился во Владивосток, но вскоре направился в Японию, где был сдан представителям Доброфлота. Они в 1921 г. продали его английской компании. В дальнейшем «Орел» опять бороздил воды Индокитая, но уже под британским флагом. В 1950 г. в Гонконге «Орел» был разобран на металл.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «К»

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ