Галуст Ахоян: «Действительно нелегко – быть все время за все ответственным»

Приморский депутат и бизнесмен о строительстве и торговле
Из личного архива героя публикации | «Действительно нелегко – быть все время за все ответственным»
Из личного архива героя публикации
АНКЕТА

Ахоян Галуст Цолакович, 47 лет.

Место рождения: г. Кировокан, Республика Армения.

Образование: Владивостокский медицинский институт (1977-83г.)

Карьера: С 2001 г. по настоящее время - генеральный директор строительной компании "ЦентрСтрой". С 1992 г. - организатор и глава различных коммерческих структур. В 1985 г. организовал первый во Владивостоке кооператив. 1984-1992 гг. - врач в Краевой физиотерапевтической больнице.

Состав семьи: жена, три дочери.

Владелец и строитель торговых центров, депутат Владивостокской городской думы нового созыва Галуст Ахоян - ныне достаточно крупная фигура на шахматной доске приморского бизнеса.

- Торговые центры нынче растут один за другим, не будет ли их слишком много для Владивостока?

- Для города это только плюс - чем больше обустроенных, цивилизованных магазинов, тем меньше лотков и базаров, где продают и тут же, простите, плюют. Благоустроенные помещения и покупателям удобнее, и продавцам.

- За границей существуют торговые центры, где товары четко структурированы по направлениям - обувь на одном этаже, верхняя одежда - на другом.

- Да, есть там такие магазины, но, в основном, у них, как и у нас, площади сдаются в аренду разным торговым компаниям. Хотя все же хозяин помещения распределяет арендаторов по плану, чтобы обувь в одном секторе была собрана, а, предположим, белье - в другом. Такую градацию можно было бы и у нас проводить, но пока это сделать трудно. Беда в том, что у наших людей, занимающихся торговлей, не хватает оборотных ресурсов. За границей бизнес делается по-другому - к примеру, если у тебя есть 3 рубля, то еще 10 рублей тебе даст банк. А нашим мелким и средним торговцам приходится работать только на свои средства, поэтому они копят ресурсы медленно и расширяются постепенно.

- С торговли вы переключились на недвижимость. Не потому ли, что в настоящий момент это более выгодный бизнес? Можно ли сказать, что ситуация на рынке все время меняется и, например, в 90-е годы было более выгодно заниматься одним, а сейчас - другим?

- Я занялся строительством по стечению обстоятельств. Однажды попробовал - и мне понравилось. Я всегда занимаюсь только тем делом, от которого получаю удовольствие - и это, если хотите, еще один секрет успеха. Но, конечно, если бы строительство не приносило прибыль, я бы им не занимался. Дело не в том, какой вид бизнеса в какой момент более выгоден, а в человеке, который делает бизнес, в том, как он его делает. Занимаясь одним и тем же, одни получают много прибыли, а у других одни убытки.

- Труднее ли сейчас получать прибыль по сравнению в начальным периодом "накопления капитала", когда для предпринимательства только-только "отрыли шлюзы"?

- Это тоже одна из иллюзий - что вроде бы раньше зарабатывать деньги было легче. Да, в тот период поле было не пахано, не существовало цивилизованного рынка, и у многих получалось. Тогда множество людей бросились в коммерцию и "поднимали" поначалу неплохие деньги. Где они теперь?.. Далеко не все смогли в конечном итоге расплатиться по кредитам, отдать долги друзьям. Потому что самое трудное - не заработать, а капитал сохранить, приумножить, правильно вложить, когда на каждом этапе ты можешь потерять все.

Это обиходное мнение обывателей о бизнесе: купил, продал - деньги в карман положил. Но это действительно нелегко - быть все время за все ответственным.

- Тем не менее, город активно строится, вкладываются немалые средства. По вашим оценкам, сколько во Владивостоке инвесторов, располагающих достаточными ресурсами для инвестирования в крупное строительство?

- Судя по объемам строительства и учитывая, что себестоимость метра площади - 400-600 долларов, их не так уж и мало. Если говорить обо мне, то я всегда привлекаю только банковские кредиты. Для серьезной стройки банки могут дать и миллион долларов, и пять миллионов кредита, и десять, но, конечно, смотря кому. К примеру, на проект "Столица" я беру 17,5 миллионов долларов, уже есть все договоренности.

- Идея двухэтажного подземного торгово-развлекательного комплекса навеяна московским "Манежем"?

- В общих чертах, да. Я вообще много езжу, наблюдаю, и если где-то что-то понравилось в оформлении, в интерьере, в самой задумке - могу позаимствовать, просто высказываю пожелания нашим дизайнерам, которые потом используют эти идеи в разрабатываемых проектах.

- Отправляясь в поездки, не страшно оставлять бизнес?

- Нисколько. Бизнес налажен, крутится сам по себе, и моего частого и длительного присутствия не требуется. Я в достаточном объеме располагаю свободным временем.

- Чему посвящаете?

- Книгам, семье. Занимаюсь спортом. Три раза в неделю уже на протяжении лет десяти играю в футбол в "Олимпийце" со своими знакомыми. Но самое большое увлечение - это горные лыжи.

- Модное нынче хобби...

- Меня, к счастью, трудно упрекнуть в конъюнктурности или подражательстве, я горными лыжами занялся намного раньше нашего президента, да и катаюсь получше. За сезон удается 4-5 раз съездить на горнолыжные курорты - в основном, в Америку или в Европу.

- А будучи во Владивостоке, где бываете, какие заведения посещаете на досуге?

- У меня свой ресторан - суши-бар "Эдем" - первое во Владивостоке заведение японской кухни, и он меня вполне устраивает.

- Нет ли у вас желания совсем туда перебраться?

- У меня был и есть выбор жить где угодно. В Армении, в Европе, в Америке. Но я люблю Владивосток. Влюбился с первого взгляда. И прирос.

- И чем же он вам так нравится?

- Разве объяснишь? Это как женщину, которую любишь - разве объяснишь "за что"? А если можешь объяснить - это уже не любовь. Где бы я ни был вдали от Владивостока, когда задерживаюсь слишком долго - всегда чувствую дискомфорт. Поэтому всегда стараюсь возвращаться быстрее. Хотя, казалось бы, и климат здесь далеко не самый лучший, да и других безобразий хватает, сами знаете.

- Но может быть, хотя бы детей своих куда-то за границу пристраиваете, как многие богатые люди делают? В нестабильном обществе всем всегда страшно за детей. Вам не страшно?

- Очень. Поэтому, в общем-то, я и пошел в политику, поэтому и хочется попытаться что-то сделать. У меня три дочки - 18, 12 и 2,5 лет. Меня очень заботит, в какое общество они попадут, думаю об этом все время. Они учатся в обычных, не закрытых учебных заведениях, и живем мы в обычном, хотя и хорошем, многоквартирном доме. Я могу сделать уютным, обнести забором наш двор (и сделал это), но не могу оградить их от общества. Конечно, стараюсь их контролировать, даже хотел бы за границу отправить, к примеру, старшую, но она сама не хочет.

- Значит, вы пошли в городскую Думу, чтобы как-то повлиять на ситуацию, которая вас не устраивает. А что вас особенно тревожит?

- Многое. Например, детская наркомания. Этой проблемой никто не занимается. А ведь даже на уровне городской власти можно немало в этом отношении сделать - это и развитие детского спорта, организация дворовых площадок, и какие-то законодательные меры по ограничению деятельности торговцев наркотиками. Я хочу сделать попытку что-то изменить к лучшему. Я не давал никаких обещаний, потому что не знаю наверняка - получится у меня что-то изменить или нет. Хочу только попытаться сделать все возможное. А если не сумею - уйду, освобожу место другим. Незаменимых людей нет.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ