Александр Линецкий: «Жизнь шире, чем бизнес»

Права рука главы края о личной перестройке, перевоспитании бизнесменов и менталитете
Из личного архива героя публикации | «Жизнь шире, чем бизнес»
Из личного архива героя публикации

Встреча с первым вице-губернатором края Александром Линецким состоялась в его рабочем кабинете на седьмом этаже здания администрации Приморья. Простая обстановка — рабочий стол, стол для заседаний, новые оконные блоки и навесной кондиционер — досталась ему от предшественника, Константина Толстошеина. Изменилось немногое: исчез висевший над головой экс-вице-губернатора герб Приморского края, да на приставном столике вместе с телефонами разместился компьютер с большим плоским монитором. Здесь Линецкий уже третий месяц занимается новым для себя делом — курирует социальную сферу края.

«Знаю как»

— Александр Иосифович, вы более десяти лет отдали частному бизнесу. А теперь социалка, совершенно иная деятельность. Каково осваивать новую «науку»?

— Конечно, управление коммерческим предприятием сильно отличается от управления государственным органом власти. Но какие-то базовые принципы оказываются сходными. Поэтому профессиональное переключение про шло без особых трудностей.

Что касается личной перестройки, то она дается мне очень тяжело. Я до сих пор чувствую себя не в своей тарелке. Когда мы с Сергеем Михайловичем Дарькиным работали в бизнесе, то привыкли действовать в условиях полной обеспеченности. У нас было железное правило: нет денег — незачем начинать строить. Если затевали новое коммерческое предприятие, то предварительно составляли смету, закладывали в нее запас процентов на 30 и, только собрав необходимые финансовые ресурсы, приступали к делу. Здесь, на государственной службе, мы имеем ситуацию полной финансовой необеспеченности. Это просто какая-то болезнь всех органов управления, начиная от федеральной власти и заканчивая муниципалитетами. Принимаются социальнозначимые программы, не имеющие под собой бюджетного обеспечения! Мы оказываемся в очень серьезном положении, когда исполнительная власть вынуждена вести дело в условиях катастрофической нехватки средств. Для меня это очень трудная ситуация, потому что я привык работать на рациональных основаниях, а сейчас жить приходится при абсолютной иррациональности.

— И какой выход из этого положения вы видите? У вас есть ноу-хау?

— Наше ноу-хау состоит в том, чтобы не предлагать каких-нибудь заоблачных космических проектов, а обратиться к повседневным нуждам. В этой ситуации лучше меньше, да лучше. Пусть в каком-нибудь районе будет не 380 больничных коек, а 150. Зато каждая будет обеспечена всем необходимым. Это лучше, чем 380 коек, на которых больные сами добывают себе лекарства, меняют простыни и кормятся за свой счет. Наш главный принцип состоит в интенсификации социальной сферы, то есть в сокращении объема услуг, но при лучшей бюджетной обеспеченности. В этом мы нашли понимание и у депутатов Приморья. А ведь всегда казалось, что дума у нас неконструктивная, любую новацию, исходящую от исполнительной власти, депутаты воспринимали в штыки. Это было такой традицией: инициатива администрации — вето краевой думы. И наоборот. Мы ожидали нечто похожего. Но на деле оказалось совсем не так. Когда мы вышли к краевым парламентариям, провели с ними очень серьезный разговор о бюджетной обеспеченности, то нашли понимание у значительной части депутатов. И сейчас вместе работаем над выработкой социальных стандартов, на основе которых будет формироваться расходная часть бюджета 2002 года. Просчитываем, сколько должно стоить обучение в городских и сельских школах, сколько нужно денег для обеспечения социальных гарантий в здравоохранении, бюджетной обеспеченности в культуре.

«Перевоспитаем бизнесменов»

— Ряд социальных программ вы планируете ввести за счет дополнительных источников финансирования. Что это за источники?

— Давайте обратимся к мировому опыту. Я имею в виду благотворительность, или так называемый «социальный долг промышленников». Мы рассчитываем процентов 15 расходов на социалку собрать во внебюджетных фондах. Уже создан фонд рыбопромышленников. Это общественная некоммерческая организация, цель которой аккумулировать средства для решения социальных проблем рыбацких поселков. Больницы, школы рыбацких территорий могут претендовать на средства этого фонда. На сегодняшний день там собрано уже около 15 миллионов рублей.

Мы создали фонд «Врачи за развитие здравоохранения Приморья». Попечителями этого фонда будет негосударственная медицина — косметология, стоматология, фитнес-центры и так далее. Создали фонд «Гуманность и милосердие», который будет работать адресно. Рассчитываем, что многие бизнесмены откликнутся.

— И как будут собираться средства в эти фонды? Ведь налоговая инспекция здесь помочь вам не сможет...

— Действительно, почему бизнесмен будет сдавать деньги в этот фонд? Чем он будет руководствоваться? Ответ очень простой. Если бизнесмен кутит в казино, прожигает деньги в ресторане, ездит на дорогих машинах, носит малиновые пиджаки и больше ничего не делает, то он в социальном смысле мальчиш-плохиш, нехороший человек, бяка. Но, если этот бизнесмен отремонтировал школу, помог больнице, он становится хорошим человеком, он приобретает социальную функцию. Наши бизнесмены, которые уже прошли первоначальный этап накопления и имеют свой большой доход, уже начинают это понимать. Участие в благотворительном фонде, конечно, будет сопровождаться информационной волной. Надеюсь, что поможет нам в этом и пресса. Она будет формировать совершенно другое представление о бизнесмене: как о человеке, который построил школу, перекрыл крышу больницы, купил оборудование, купил глобус на каждый ученический стол. Если такая линия начнет развиваться, это не оставит места протестному электорату.

«Наша задача — изменить менталитет»

— Какую проблему вы считаете в своей работе самой главной?

— Ложный менталитет населения. Мы все привыкли к тому, что у нас есть 41-я статья Конституции, гарантирующая бесплатное среднее образование. Но мы совершенно не задумываемся о том, что, во-первых, на эти социальные гарантии денег у государства нет. И, во-вторых, несмотря на то, что эти гарантии государственные, их исполнение поручено муниципальным образованиям. И при этом мы все делаем вид, что у нас бесплатное образование, бесплатное здравоохранение. Мы друг друга обманываем. Вот попробуйте выйти и сказать: отменяем 41-ю статью. Все скажут: «Да вы что, это же важная социальная гарантия, мы должны ее сохранить». А между тем в этой конституционной статье — величайшая проблема наших здравоохранения и образования.

Выход один. Мы должны немножко изменить менталитет людей. Мы должны населению объяснить следующую вещь. Да, государство дает гарантии, у государства есть возможность покрыть вот такой объем помощи. А за все иное, извините, придется заплатить. Потому что вы все равно платите, но теперь придется платить по-честному. В кассу, в ФОМС.

Легко построить или разрушить здание. Но труднее всего изменить менталитет населения, изменить привычный ход мыслей. Это самая главная и опасная задача. Она политически невыгодная. Но у нас есть два выхода: либо закрыть глаза на существующее положение вещей, либо менять менталитет нашего населения.

— То есть приморцам теперь остается только ждать уменьшения социальных расходов в бюджете?

— Я официально заявляю, что, наоборот, они увеличатся. Доля здравоохранения, образования, культуры в бюджетных расходах будет возрастать. И в качестве процента от суммы бюджета, и в абсолютных величинах. Но в следующем финансовом году. В этом же мы имеем совершенно уникальную ситуацию и совершенно ненормальное исполнение бюджета. Мы были вынуждены в срочном порядке восстанавливать разрушенную отрасль жилищно-коммунального хозяйства и резко сократили исполнение некоторых социальных программ. Сейчас восстановим коммуналку, пополним ее оборотными средствами, и в будущем году начнется нормальное финансирование всех социальных программ.

«Мы пришли во власть надолго»

— Многие журналисты считают вас «серым кардиналом» «Белого дома». Будто бы в администрации крае все важные вопросы решаете именно вы.

— Это, конечно, неправда. Сергей Дарькин — вполне самостоятельный политик. Он сам принимает решения, у него есть свое видение путей развития края. Другое дело, что его точка зрения совпадает с моей в очень многих моментах, а во многих и не совпадает. Другой вопрос, что в любой компании, любой группе есть люди, склонные к креативной, аналитической деятельности, и есть те, которым больше нравится заниматься организационной или исполнительской работой. Я — креативщик, аналитик. Я стараюсь любую идею, которую выдвигает Сергей Михайлович, сначала подвергать сомнению, критике, потом прорабатываю ее в деталях, продумываю все отдаленные во времени последствия. И это касается не только социальной сферы, которую я курирую.

— И коллеги вице-губернаторы на вас не обижаются, что вы вмешиваетесь в их компетенцию?

— Нет, конечно. Кроме меня в краевой администрации есть еще группа аналитиков, такие как советник губернатора Александр Маляренко или помощница Нина Качанова, с кем мы регулярно собираемся и обсуждаем креативную часть. Иногда из этих обсуждений вытекает корректировка курса, а иногда Сергей Михайлович настаивает на своем видении.

— Вы считаете себя именно той командой, которая нужна краю и способна решить его проблемы в кратчайшие сроки?

— По интеллектуальному потенциалу, по волевым качествам — да. Их у нас достаточно. Но вот сумеем ли мы реализовать их в организационной части? Пока для нас это является серьезной проблемой. Нам достался вполне определенный аппарат краевой администрации. Нам достались вполне определенные главы муниципальных образований. Это объективный фактор, который от нас не зависит. И первый год нашей работы покажет, может ли новая администрация проводить свой курс в реальной политической и организационной среде, в которой она находится. Этот год ясно покажет, что будет через четыре года.

— Ваши оппоненты, напротив, считают, что Дарькин не усидит в кресле губернатора положенный ему уставом края срок. Называют даже время вероятной отставки — нынешний декабрь или март следующего года.

— Я не вижу для этого ни малейших оснований. Мы реалисты и рационалисты, мы не верим в мистические варианты. И если не будет мистических вариантов, Дарькин будет губернатором как минимум еще четыре года. Если судить по расстановке политических сил, отношениям с Федеральным собранием, нашими депутатами там, главами муниципальных образований, политическими партиями, краевой думой, то ничего не предвещает нашего скорого ухода. Единственная возможность, которая может сильно повлиять на политический расклад, это возвращение в край Евгения Ивановича Наздратенко.

— Вы готовы отдать ему власть?

— Нет, конечно. Мы не готовы отдавать власть. Об этом речь не идет совершенно. Он может вернуться в политическую жизнь Приморья, выдвинув свою кандидатуру на выборах в краевую думу, например, в Дальнегорске. Вот тогда обстановка реально усложнилась бы. Тогда трудно сказать, к чему это приведет. Это единственный вариант из области мистических, который все же может быть реализован.

— Сейчас администрация края подвергает свой аппарат достаточно серьезному сокращению. Каков все-таки критерий для «ухода» чиновников?

— Прежде всего, человек, занимающий должность в администрации, должен быть порядочным. Он должен быть профессионалом. Он должен уметь логически мыслить. Вот три простых критерия нашей кадровой политики.

— То есть те, кто уходит сейчас из администрации, делают это не по собственному желанию?

— Никто не хочет уходить из администрации по собственному желанию. Уходят те, кто не соответствует нашим критериям. Ни о каких сведениях личных счетов, политических гонениях даже речи не идет.

«Старший товарищ приморского бизнеса»

— На ваш взгляд, как сейчас складываются отношения власти и бизнеса в крае? Это дружеские отношения — как никак вы долгое время занимались бизнесом и многих в нем знаете. Или отношения старшего товарища с младшим?

— Мне больше всего нравится определение «старшего товарища». Бизнес эгоистичен, бизнесмен думает в первую очередь о прибыли, и это правильно. Но жизнь шире, чем бизнес. Существование Приморского края не сводится только к бизнесу. Есть обездоленные, есть социально незащищенные, есть коренные народы — люди, нуждающиеся в общественной защите. Поэтому, на мой взгляд, государство не только должно помогать частному бизнесу развиваться, но и решать задачи, не сводящиеся к организации работы бизнеса. Есть очень много задач, которые бизнес не решит. Государство дополняет бизнес, руководит им.

— Одна из сторон отношений власти и бизнеса — это выдача компаниям разрешительных лицензий. Что планирует сделать администрация края в этой сфере?

— Сейчас все лицензирование в Приморье растащено по ведомственным «палаткам». Свои лицензионные центры имеют образование, здравоохранение, лесники, рыбаки... При этом каждый, кто получал лицензии в государственном учреждении, знает, что это сопряжено с поборами. Почему? Потому что все растащено по отдельным ведомствам, все это трудно проконтролировать. Мы намерены все функции лицензирования передать в один орган — Лицензионную палату. Другое дело, что до выдачи лицензии конкретному предпринимателю его заявка должна будет пройти экспертизу в отраслевых комитетах администрации. Выдача лицензий будет максимально четкой, ясной, прозрачной, сосредоточенной в одних руках.

Есть одно «но». Мы четко увязываем выдачу разрешений на вылов рыбы или вырубку леса с обязательной социальной компонентой. Хочешь получать рыбные лимиты или порубочный талон в Приморье — плати взносы в какой-нибудь благотворительный фонд. Открыто, явно, гласно!

Мы нагружаем разрешительную систему социальной функцией. И только ею. Не надо нам нравиться, не надо быть нашими друзьями, не надо с нами пить. Дай нормальные экономические показатели плюс возьми на себя какую-нибудь социальную функцию. Тогда ты — уважаемый человек, ты получаешь лицензию, ты работаешь на благо общества.

«Я не хочу быть мэром Владивостока!»

— Упорно ходят слухи, что станете следующим мэром города Владивостока. Вы сами-то себя ощущаете на этой должности?

— Это не более чем миф. Во-первых, я не хочу быть мэром Владивостока. Во-вторых, я не умею управлять городским хозяйством. Это сложная наука, кото рой надо учиться годами. И, в-третьих, передо мной никто не ставил таких задач. Передо мной стоят совершенно другие политические задачи. Поэтому пусть действующий мэр города Юрий Михайлович Копылов, а также все те, кто хочет занять этот пост в будущем, успокоятся. Я им не конкурент. И это касается не только меня. Я вас уверяю, что никто из команды Дарькина не собирается баллотироваться на пост мэра города Владивостока.

— А что касается выборов в краевое Законодательное собрание?

— Никто в администрации не собирается баллотироваться и туда. Но это вовсе не означает, что у нас нет никакого интереса к этим выборам. Наоборот, он очень сильный. Мы считаем эти выборы важнейшим общественно-политическим событием в Приморском крае до конца этого года. По значимости для нас это, может быть, даже более важное событие, чем выборы губернатора. И, конечно, нам не безразлично, кто войдет в новый законодательный орган власти.

Естественно, мы будем дистанцироваться от выборов и не будем вести избирательную кампанию. Но с другой стороны, с нами сейчас активно консультируются. Потому что любой человек, который принимает участие в выборах, прекрасно понимает, что от политической позиции администрации по отношению к нему очень многое зависит. Мы влияем на исход выборов чисто политически. Не административно. И у нас есть свои задачи в этом плане. Причем мы не собираемся формировать свою думу. Нам это не нужно. Главная наша задача — обеспечить экономический рост. Для этого необходим грамотный законодательный орган, который даст необходимое социальное обеспечение нашим инициативам. Мы точно знаем, что нам нужно для это сделать.

— Будут ли задействованы избирательные штабы, работавшие на губернаторских выборах на Дарькина?

— Будут. Только функции их изменятся. Поскольку у нас нет единых согласованных кандидатов, то они будут оказывать поддержку сразу нескольким претендентам. Другая задача — отслеживание ситуации, предоставление нам объективной информации о предвыборном раскладе в округах.

— Вы сказали, что некоторые будущие кандидаты в депутаты ведут консультации с администрацией края. Многие ли из тех, кто приходит на согласование, получают от ворот поворот?

— Ни один. Те, кто по духу не с нами, сюда не приходят. Приходят те, кто говорит: нам близка ваша политика, мы поддерживаем вас. Кстати, то, что сейчас происходит — смотрины — это не что иное, как формирование кадрового резерва. Мы формируем за счет этих выборов огромный кадровый резерв политически активных людей. Мы изучаем их, знакомимся с ними, они знакомятся с нами. Формируется прекрасная кадровая скамейка запасных игроков.

— Вы рассчитываете на успех своего предвыборного дела?

— Я точно уверен, что мы проснемся в понедельник после выборов 10 декабря и будем иметь нормальный законодательный орган. Рабочий, грамотный, который будет помогать нам решать задачи экономического роста.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ