Андрей Мищенко: «Мозги дешевле российских только в Китае и Индии»

Глава компании по офшорному программированию о зарубежном и российском рынке и возрасте сотрудников
Из личного архива героя публикации | «Мозги дешевле российских только в Китае и Индии»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Мищенко Андрей Владимирович, 27 лет, генеральный директор компании «Ронда-лимитед».
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Хабаровск.
ОБРАЗОВАНИЕ: математический факультет ДВГУ (1992—97 гг.), аспирантура в Институте автоматики и процессов управления (1997— 2000 гг.).
КАРЬЕРА: с 1995 г. в компании «Ронда-лимитед»: программист, начальник отдела, технический директор, глава компании.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат.
ПРЕДПОЧТЕНИЯ В ЕДЕ: борщ, суши.

Был ли Грибоедов пессимистом, придумав свое нетленное «Горе от ума»? Спустя два века Андрей Мищенко, генеральный директор компании «Ронда-лимитед», занимающейся офшорным программированием, говорит, что это счастье, если у тебя, русского, есть голова на плечах.

— Андрей, что такое офшорное программирование и как вы занялись этим?

— Офшорное программирование — это разработка программ или их фрагментов по заказу западных фирм. «Ронда-лимитед» семь лет, сейчас ее штат насчитывает более 70 сотрудников. Все началось с группы программистов, которые работали в нескольких организациях и писали разные программы. Я в то время был аспирантом. Со временем, когда подработка в «Ронда-лимитед» превратилась в основную работу, мои приоритеты изменились. Я увидел потенциал компании, стал более ответственно подходить к делу, оценил возможность карьерного роста. Тем не менее науку не бросаю, сейчас работаю над диссертацией на тему «Математическое моделирование случайных процессов».

Компания продолжала развиваться. На нас вышла крупнейшая американская корпорация Motorola Inc., отделение, расположенное в городе Бойтон-бич, штат Флорида, для выполнения небольших задач. Программы были написаны. Потом стали работать с ними по контрактам. Первый мы подписали 5 лет назад. Сейчас их уже 16. Последние три года контракты с ними у нас годовые, а не проектные, как было раньше. То есть раньше Motorola Inc. платила нам за выполнение определенной работы, а сейчас наши разработчики получают оплату помесячно.

— Вы начинали в сложное время.

— В 95-м российское офшорное программирование только-только начало развиваться. Американские компании стали оптимизировать свои расходы и искать более дешевую рабочую силу, переводить производство в Китай, Индию, Россию и другие страны, где стоимость труда меньше.

Дороже китайцев и индусов

— Вы согласны с утверждением, что в России дешевые мозги?

— Определенно, так и есть. Дешевле только в Китае и Индии.

— Каков потенциал приморских разработчиков?

— В последнее время мы разрабатываем проекты совместно с подразделением Motorola Inc. в Индии, поэтому есть возможность сравнить, как работают у нас и у них. Наши более ответственно подходят к делу, качественнее выполняют заказы. Индусы хороши в решении более простых задач, где четко определены требования. Наших же отличает творческий подход.

— Вы до сих пор работаете только с зарубежными заказчиками?

— Да, хотя сейчас мы больше внимания обращаем на российский рынок, который в последнее время созревает для того, чтобы заказывать дорогие, но качественные и надежные программы. В прошедшем году мы занимались разработкой и пробной эксплуатацией про граммы, позволяющей контролировать пребывание иностранных граждан в Российской Федерации. Сейчас она проходит апробацию во Владивостоке и еще нескольких пунктах. В дальнейшем планируется разработать более сложную систему, которая была бы внедрена во всех пунктах пропуска на Дальнем Востоке и в перспективе — в России.

— Средний возраст ваших сотрудников 27—28 лет. Вы берете на работу только молодых?

— Когда встал вопрос о расширении штата сотрудников, первые пять программистов, которые работали со дня основания компании, привели своих знакомых выпускников вуза. Как показал опыт, молодые обучаются лучше, не боятся осваивать новые технологии. В прошлом году наша компания была сертифицирована по стандарту качества SEI CMM. Предъявляемые этим стандартом требования довольно строгие, выпускникам привыкнуть к ним проще, чем программисту со стажем. Но от опыта старших мы не отказываемся.

В защиту офшорного бизнеса

— Каковы объемы бизнеса «Ронда-лимитед»?

— Могу лишь сказать, что за последние пять лет эти объемы увеличились в 10 раз. У нас 52 разработчика, которых финансирует Motorola Inc., их средняя заработная плата $500—600.

— Считается ли престижным вакантное место разработчика в вашей компании?

— В общем, да. У нас нет текучки кадров. Уходили, конечно, по разным причинам. Например, не могли перестроиться на новый режим работы. Раньше требования были не такие жесткие. Но для большой компании свободный график работы не подходит, нужно, чтобы люди работали стабильно, в рабочее время, согласованно.

Несколько человек уехали работать за границу. Со средней зарплатой разработчиков в Америке мы конкурировать не можем.

Все равно люди постоянно стремятся уехать, мы с этим ничего не можем поделать. Однако иногда они возвращаются, понимая, что работать и жить дома лучше. А в Штаты можно просто съездить в отпуск.

— Как вы относитесь к проблеме утечки мозгов?

— Не сокрушаюсь, как большинство обывателей. Мы выполняем заказы, получаем за это заработную плату, привлекаем финансы, а государство от этого не остается внакладе. Я бы назвал этот бизнес разумным использованием потенциала страны.

Понятие «офшор» до сих пор воспринимается в России неправильно. Многие связывают его с отмыванием денег, мафией. На самом деле это всего лишь разделение труда, перенос производства. «Ронда-лимитед» не зарегистрирована в офшорных зонах, мы платим налоги по российским законам. Это та кой же бизнес, как торговля гвоздями, к примеру.

Бремя лидера

— Ваш бизнес успешен лишь в том случае, если в числе ваших заказчиков — крупная компания?

— Не обязательно, просто крупный заказчик дает определенную стабильность. С Motorola Inc. у нас долгосрочный контракт, и объем работ мы выполняем немаленький. Риск того, что компания откажется с нами работать, не такой уж большой. Им нет резона нас терять.

Сегодня они вкладывают деньги не только в оплату труда, но и, например, в подготовку «Ронда-лимитед» к сертификации. Им выгоден наш высокий уровень. Сегодня качество знаний наших разработчиков не сравнить с тем, что было пять лет назад. Общий уровень компании высокий, а искать новых исполнителей, которых надо учить «под себя», для Motorola Inc. невыгодно.

— В вашем бизнесе можно говорить о конкуренции?

— Я не слышал о том, что на Дальнем Востоке есть компании, занимающиеся только разработкой, лидеры — мы. Кроме того, в России не больше пяти компаний, имеющих третий уровень модели зрелости. Стандарты этой модели были разработаны Институтом инжиниринга программного обеспечения США. Соответствие этим уровням позволяет компаниям принимать участие в разработках программного обеспечения для американского правительства. В этом году мы планируем пройти сертификацию на четвертый уровень.

До сих пор нет компании, которая вызвала бы у нас соревновательный интерес. В центре России этот бизнес развит лучше, там больше вузов, которые готовят нужных специалистов, больше условий для развития офшорного программирования. Здесь готовых специалистов, из которых можно было бы вы растить сильных работников, очень немного. Обучение слабенькое, да и желание работать по специальности у людей, как правило, отсутствует. Многие сразу после вуза нацелены уехать работать в Центральную Россию или за границу.

— Почему компании, занимающиеся офшорным программированием, предпочитают находиться в тени? Или до них никому нет дела?

— Скорее всего, у них проблемы с налогообложением, они стараются не афишировать свои доходы. «Ронда-лимитед» работает открыто, нам бояться нечего.

— Отражается ли имидж страны на вашем сотрудничестве с западными работодателями? Ведь заказчик обращает внимание не только на стоимость работ.

— Особых проблем с этим у нас нет. Motorola Inc. не считает Россию третьесортной страной, наоборот, наших программистов ставят выше американских и прочих.

Молодой, творческий, творческий, широко мыслящий

— Качество выполнения заказов напрямую зависит от профессионализма ваших сотрудников, но мозги имеют свойство быстро портиться.

— Действительно, это так. Чем человек старше, тем больше у него стереотипов. В программировании наряду с опытом важны гибкость мышления и умение широко мыслить. К примеру, получена задача сделать программу для сотового телефона. Если ее выполнить в точности по требованиям, результат может получиться хуже. Были случаи, когда интересный вариант под сказывали именно разработчики благодаря гибкости своего ума. Не нужно бояться творчества.

— Вам молодость не мешает на посту генерального директора?

— Я не сразу стал боссом, поэтому у людей было время оценить мои организаторские способности, и я сам постепенно привыкал к новому своему статусу. Бывает, клиенты и коллеги удивляются моему возрасту, но проблем не возникает.

— Каким складом ума нужно обладать, чтобы заниматься этим видом деятельности?

— Аналитическим. Математическое образование помогает. Плюс стандартные личностные качества: упорство, лидерство. Любое руководство предполагает их.

— Вы не снимаете пиджак семь дней в неделю?

— График работы довольно жесткий, иногда, чтобы выполнить крупный заказ, приходится оставаться на ночь. В офисе я обычно до 8—9 часов вечера. А пиджак на выходных висит в шкафу. Только в уик-энд есть время для занятий наукой, а вообще, стараюсь больше уделять время не развлечениям, а чему-то полезному. Спорту, например. Кстати, посещение тренажерного зала входит в социальный пакет нашей компании. Спорт дает больше сил, рабочий день после тренировки проходит более энергично. В этом году открыл для себя горные лыжи, узнал новые ощущения на контрасте с кабинетной работой.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ