Светлана Дронина: «Модельный бизнес — это стиль жизни, который очень дисциплинирует»

Та, что делает из Золушек принцесс, о случайности, законах создания шоу и имидже
Из личного архива героя публикации | «Модельный бизнес — это стиль жизни, который очень дисциплинирует»
Из личного архива героя публикации
Анкета
ДРОНИНА Светлана Владимировна
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Уссурийск (но всю жизнь прожила во Владивостоке).
ОБРАЗОВАНИЕ: Дальрыбвтуз — инженер-механик, ДВГАЭУ — экономист (неоконченное образование), в настоящее время заканчивает Хабаровский Институт Искусств и Культуры — режиссер массовых праздников и театрализованных представлений.
КАРЬЕРА: компания “Дальфек”, с 2000 г. по настоящее время — генеральный директор холдинговой
компании Fast Model, больше известной как модельное агентство.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: замужем, воспитывает 14-летнюю дочь.
ХОББИ: любимая работа.
ДЕВИЗ ЖИЗНИ: стремиться к согласию с собой и  стабильности.
АВТОМОБИЛЬ: Honda Saber.

Молодая женщина с эффектной внешностью фотомодели: ухоженные лицо, руки, грациозная “королевская” осанка и спокойный, уверенный взгляд голубых глаз — глядя на Светлану Дронину, не сразу можно предположить, что она бизнес-леди, руководитель холдинговой компании, которая посвящает работе большую часть своего времени. Очевидно, в модельном бизнесе царят свои особые законы, которые требуют от женщины всегда оставаться, прежде всего, Женщиной, несмотря ни на что.

О случае, с которого все началось

— Светлана, насколько я знаю, вы начинали работать манекенщицей еще в советское время?

— Собственно моя карьера в модельном бизнесе началась тогда, когда мне было 14 лет — меня приметили специалисты хабаровского Дома моды, куда я случайно зашла с каким-то поручением. В том возрасте я была уже достаточно высокой и сформировавшейся девочкой, вот мне и предложили поработать на показах мод. Думаю, для большинства девушек модельная карьера начинается именно так — с чистой случайности. Поначалу я, может быть, немного смущалась, но после того как увидела себя со стороны в видеозаписи и проработала свои ошибки, стала настолько уверенной в себе, насколько и должна быть профессиональная манекенщица.

— Если не секрет, сколько манекенщицы получали по тем временам?

— Я зарабатывала 25 руб. в месяц — согласитесь, это совсем неплохо, если тебе нет еще и 15 лет... У меня тогда вовсе не было ощущения какой-то славы — ведь не было еще ни рекламных роликов, ни глянцевых календарей, и сами показы были достаточно закрытые. Преимущество модели было в том, что мы могли покупать одежду из коллекций, которые демонстрировали, ведь в то время мода была не из Италии или Франции, а наша, отечественная.

— Насколько известно, позднее вы были одной из “первых ласточек” в зарождающемся владивостокском модельном бизнесе. Расскажите немного об этом.

— Начиналось все в начале 90-х, когда у нас активно стала развиваться местная реклама. Но по большому счету подразделение компании “Дальфек”, где я работала, не было модельным агентством в прямом смысле этого слова. Я вовсе не преследовала цель сделать из этого какой-то бизнес, для меня все было на уровне хобби. В то время я была очень востребована как модель, меня приглашали на множество съемок для рекламных роликов, буклетов. Однажды я поняла, что просто не могу быть на нескольких съемках одновременно — так родилась идея о создании группы моделей, способных меня подменить и в то же время не потерять круг заказчиков. Я начала подбирать такую “команду” среди своих знакомых, порой находила подходящих девушек просто на улице, обучала их основам дефиле, макияжа, своими силами делала их первые модельные фотографии. Вот так мы начинали работать. И все же модельные съемки оставались для меня просто увлечением, не было каких-то серьезных планов на будущее, не было и конкурентов — они появились чуть позже.

— На том, начальном, уровне во сколько вы оценивали работу ваших моделей?

— Работа одной манекенщицы на нашем модельном показе стабильно оценивалась в 100 долларов. Тогда в магазинах уже начали появляться зарубежные коллекции модной одежды, нуждающиеся в модельной демонстрации. По сути дела мы были первые, кто демонстрировал на подиуме эту одежду, и в какой-то мере это было наше “ноу-хау”. Я сама создавала модельные постановки, и мы были теперь уже полностью самостоятельным агентством.

О самом лучшем возрасте женщины

— Имея модельный опыт и склонность к чему-то красивому и утонченному, вы все-таки предпочли для себя техническую специальность. Чем объяснить такой несколько странный выбор профессии?

— На самом деле я всю жизнь мечтала поступить в Институт культуры, но моим родителям, особенно папе, это казалось чем-то очень ненадежным и эфемерным, так что по настоятельной рекомендации родителей я поступила в Дальрыбвтуз. И тем не менее в 30 лет у меня наконец-то появилась возможность получить ту специальность, о которой я мечтала с 14 лет.

— Бытует расхожее мнение о том, что в 30 лет уже, якобы, поздно учиться. Вы так не считаете?

— Нет, более того, мне кажется, что к 30 годам женщина наконец-то начинает ясно осознавать себя в этом мире и понимает, чего она хочет, причем на этот раз ее выбор не зависит уже ни от родительской воли, ни от стереотипов общества. Может быть, конечно, эта особенность присуща лишь российским женщинам — не знаю. Как мне кажется, в условиях нашей страны для женщины было бы разумнее в юности выполнить свою “социальную программу”: выйти замуж, завести детей, а после 30, когда появился жизненный опыт и подросли дети, — самое время заняться самореализацией в профессиональном плане. Интересно, что именно в этом возрасте женщина как бы заново рождается: она вновь чувствует себя молодой, красивой, умной, и у нее действительно вся жизнь впереди, а это и есть, пожалуй, самый мощный стимул к успеху.

О премудростях модельного мира

— По одной из своих специальностей вы — режиссер шоу-бизнеса. Расскажите, как это влияет на ваше модельное творчество?

— Вообще, я с самого начала занималась постановками модельных шоу, причем раньше я с каким-то чувством эйфории считала, что у меня все хорошо получается. Но когда стала учиться в институте на режиссера, поняла, что в постановках ничего не смыслю.

Именно в институте я освоила основы профессиональной режиссуры шоу постановок и особенности оформления сцены, что заметно отличается от режиссуры в театре, ведь в нашем жанре шоу никогда не повторяется дважды. Оказывается, реакцию зрителя на то или иное представление можно просто просчитать, если правильно воспользоваться всеми приемами и знаниями, хотя, конечно, для этого требуются не только знания, но и опыт тоже.

— Назовите что-нибудь из ваших постановок?

— Пожалуй, одно из наших последних удачных шоу — “Осенний бал любви”, который проходил в ноябре в отеле “Хендэ”. Ранее были открытие выставки “Приморская реклама”, шоу-постановка на “Ночь пожирателей рекламы”, акция “Спорт против наркотиков”, наши традиционные шоу “Мисс Владивосток” на День города и множество других модельных шоу и частных вечеринок. Разумеется, над этими мероприятиями работала целая постановочная группа: сценаристы, звукооператоры, хореографы, визажисты, костюмеры и т. д. Я всегда стремлюсь, чтобы любое модельное мероприятие было не просто банальным дефиле, а настоящим увлекательным шоу, где показ одежды представляет собой мини-спектакль, а все рекламные ходы как-то по-особому обыгрываются.

— Ваша работа связана с таким ветреным понятием, как “мода”. Образ и подача модели на подиуме также зависит от капризов моды?

— Действительно, в модельном мире, также как и в самой моде, все очень сильно меняется, взять хотя бы дефиле: стиль и направление подиумного шага существенно изменились по сравнению с тем временем, когда я начинала.

— Создается ощущение, что сейчас модели на подиуме несут в себе какой-то заряд агрессивности, вам не кажется?

— Это как раз и есть последнее направление в дефиле, так называемое “no smile” (без улыбки), при котором между моделью и публикой как будто вырастает невидимая стена: чуть надменное выражение лица, вызывающий шаг, руки подобны плетям, однако и это направление теперь уже вчерашний день. Сейчас в модельном мире Европы стало модно приглашать моделей просто “с улицы”: обыкновенные девушки и парни без какой-либо подготовки демонстрируют на подиуме коллекции “от кутюр” как умеют — здесь приветствуется естественность. Я думаю, что это всего лишь веяние, и оно не приживется в силу своего непрофессионализма. Другое дело макияж, где тщательно создаваемая визажистами естественность будет в моде еще долго. Я считаю, что миссия модельных агентств заключается в том, чтобы доносить до простых людей все мировые модные тенденции.

О владивостокских моделях и их “патриотизме”

— Сейчас во Владивостоке довольно много модельных агентств, и среди них, вероятно, существует довольно жесткая конкуренция, не так ли?

— Конкуренция, конечно, существует, но она несколько относительна: на самом деле все владивостокские модели “мигрируют” из одного агентства в другое. На сегодняшний день это вполне оправдано, потому что ни одно из агентств города пока не в состоянии предложить им стабильный рынок работы с приличным заработком. В действительности нередко получается так, что успех тех или иных показов и шоу во многом зависит от двух-трех самых перспективных и талантливых моделей, поэтому как бы ни чудили и ни капризничали эти “звездные” девушки, все равно агентство будет всегда их приглашать. Однако, по мере того как развивается модельный бизнес, агентства все больше стараются удержать своих лучших моделей у себя. Думаю, что в конце концов мы придем к тому, что модельный рынок станет более организованным и упорядоченным, и сами модели станут более патриотичны по отношению к своему “родному” агентству.

— На фоне того, что владивостокский модельный рынок труда не особенно велик, все-таки, что ваше агентство может предложить в плане работы и заработка?

— Прежде всего, участие в наших постановках: развлекательные шоу, рекламные съемки, подиумные показы одежды и т. д. В принципе, для большинства наших моделей можно найти подходящие роли, ведь я сама являюсь режиссером постановок.

Кстати, наше агентство не ограничивается только лишь стандартными модельными параметрами фигуры, хотелось бы иметь в своей базе данных моделей с разными типами внешности, разными фигурами и даже самых разных возрастов, — ведь для рекламы, например, колбасных изделий вряд ли подойдет юная хрупкая девушка, а реклама в нашей деятельности занимает весьма важное место. Что же касается заработка, то в среднем модель получает у нас 300 руб. в час, хотя это во многом зависит от сложности работы. Кроме того, к нам в агентство постоянно приезжают зарубежные фотографы, и модели могут неплохо заработать, просто позируя для фотокастингов — один день фотосъемки может стоит до 100 долларов.

Вообще, для того чтобы модель могла качественно работать, получать деньги и приносить прибыль, необходимо сначала в нее вложить определенное количество денег: обучение, составление портфолио, фото- и видеотренинги и т. д. Например, недавно мы открыли Школу актеров рекламы и подиума, где в отличие от стандартных модельных школ все обучающиеся имеют возможность применить на практике свои модельные навыки.

— Как насчет зарубежного модельного рынка? Существует мнение, что российских моделей, в том числе и приморских, весьма охотно приглашают на работу за рубеж именно потому, что наши девушки очень неприхотливы и согласны работать даже за довольно умеренную плату, а их профессионализм пока оставляет желать лучшего...

— На счет профессионализма я не согласна: на самом деле некоторые наши модели вполне достойны мирового уровня. Думаю, что в этом случае недостаточно активно работают букеры, т. е. специалисты по продвижению моделей за рубеж. Кроме того, наш модельный бизнес находится пока на начальном этапе своего развития. Я имею в виду не столько профессиональные качества моделей, сколько их “стаж” в модельной работе: количество завершенных портфолио, многочисленные фотоcъемки, участие в шоу-постановках и т. д. Для солидных зарубежных партнеров, а мы сотрудничаем только с надежными и проверенными агентствами, очень важно наличие такого модельного опыта у девушки, плюс ко всему знание разговорного английского — только лишь в этом случае ее будут всерьез воспринимать как модель международного класса. Cегодня такие профи среди наших моделей есть, причем некоторые из них довольно успешно работают сейчас в агентствах Южной Кореи и Японии, получая в среднем от 1500 долларов и несколько выше. Конечно, по меркам мирового модельного бизнеса, это небольшие деньги, но на данном этапе такие гонорары вполне допустимы. Ведь на самом деле это всего лишь ход, благодаря которому у наших девушек есть шанс заявить о себе на международном рынке и зарекомендовать себя с самой лучшей стороны, ну, а за признанием непременно последуют более высокие гонорары. Кстати, на фоне этих успехов радует то, что наши девушки не страдают “звездной болезнью”.

Об имидже красивой женщины

— Светлана, ваша эффектная ухоженная внешность — это результат модельной карьеры?

— Вероятно, да, ведь модельный бизнес — это стиль жизни, который определяет и поведение, и подачу себя в обществе. Кстати, такие условия, при которых нужно всегда быть на виду, очень дисциплинируют, приучают следить за собой, и со временем эти “жертвы красоте” воспринимаются как нечто само собой разумеющееся. И все-таки, поддерживать имидж красивой женщины не так-то просто, особенно когда “на лице начинает проступать душа”.

— Для любой фотомодели не последнее место в жизни занимают заботы о своей фигуре. Как вы поддерживает свою физическую форму?

— Сейчас так много работы, поэтому пока ограничиваюсь только плаванием в бассейне. А вообще, я большая поклонница бега — летом часто совершаю пробежки на свежем воздухе, испытывая при этом невероятное ощущение счастья.

— Можно сказать, что спортивные пробежки — это ваше средство от стрессов?

— Я вообще стараюсь избегать в своей жизни таких понятий, как стресс, проблема, вместо них я употребляю более оптимистичное слово задача, а задачи вполне поддаются решению. Я всегда стремлюсь относиться к жизни философски: например, мои дела и жизненные цели представляются в виде своеобразной пирамиды, в основании которой находятся “долги” — мои каждодневные заботы и обязанности, выше идут задачи — более значимые дела и цели, и на вершине пирамиды сияет мечта. Итак, когда отданы “долги” и более-менее решены задачи, вся моя энергетика направляется к Мечте.

— По поводу свободного времени: если таковое бывает, конечно, как предпочитает его проводить?

— При такой динамичной, насыщенной жизни у меня почти не бывает времени, которое я могу посвятить лично себе. Даже если я приму решение, например, поспать до обеда, то и это будет частью моего запланированного графика. Выходные обычно провожу в нашем коттедже в Чугуевке, но и там меня ждет очень наполненная программа активного отдыха.

— Светлана, ваша дочь сейчас как раз в том возрасте, в котором вы сами начинали свою модельную карьеру. Вы представляете ее в качестве модели?

— Нет, пока я не хочу привлекать Викторию в модельную работу — сейчас у нее совсем другие задачи, ведь она учится сразу в трех школах. Я считаю, что модельная карьера — это то, что никогда от нее не уйдет.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ