Игорь Чернозатонский: «Идея была – создать альтернативу «пылесосам», выкачивающим деньги из карманов доверчивых сограждан»

Руководитель краевого благотворительного фонда об истории и планах компании
Из личного архива героя публикации | «Идея была – создать альтернативу «пылесосам», выкачивающим деньги из карманов доверчивых сограждан»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Игорь Александрович Чернозатонский родился во Владивостоке. В 1976 г. окончил медицинский институт и по распределению попал на Камчатку, где работал в системе социального обеспечения. Был главным врачом областного дома инвалидов и престарелых. После окончания московской ординатуры по специальности «неврология и мануальная терапия», работал заведующим неврологическим отделением в больнице.
В 1988 г. Чернозатонский открывает первый на Камчатке лечебно-оздоровительный кооператив «Тонус». Становится делегатом первого съезда кооператоров и первого съезда медицинских кооперативов. Несколько лет Чернозатонский руководил камчатским филиалом «Международной ассоциации сынов и дочерей Отечества».
Во Владивосток вернулся в 1994 г. Создал торгово-финансовую компанию «Чероко» (единственная в Приморье, рассчитавшаяся со всеми своими вкладчиками).

Приморский продовольственный благотворительный фонд сразу заявил о себе не только благотворительными акциями, но и активным вторжением на местный рынок продовольствия, главным образом благодаря энергии и опыту генерального директора.

— Игорь Александрович, как появился Приморский продовольственный благотворительный фонд и почему он называется именно так?

— Вообще задумка появилась и у меня, и у администрации Владивостока создать такой фонд в рамках города. Но подумав и посоветовавшись, решили, при полнейшей заинтересованности руководства края и лично Евгения Ивановича Наздратенко, создавать фонд краевой. Идея, которая легла в основу, — создать альтернативную организацию таким, скажем прямо, не очень заботящимся о своих клиентах структурам, как всевозможные «Хопры», «МММы», «Селенги» и прочие, в режиме пылесосов выкачивающим деньги из карманов доверчивых сограждан. Вы знаете, чем все это закончилось.

— Еще не закончилось...

— Правильно, и вряд ли закончится. Государство на себя долги этих инвестиционных компаний брать не хочет, да и не может. Так что вкладчики останутся при своих интересах и, конечно, очень долго будут возмущаться.

Cуть нашей идеи такова: аккумулировать свободные деньги как юридических, так и физических лиц и заставить их работать на обеспечение продовольствием населения Приморья. Для всех нас в силу географического положения продовольственный вопрос очень актуален. Причин много: оторванность от центра, зона рискованного земледелия, высокие тарифы и пошлины. У наших региональных высоких цен «ноги растут» именно отсюда.

Фонд поставил себе очень жесткое условие — организовывать работу так, чтобы деньгам участников фонда обеспечить стопроцентную безопасность.

— Вы сказали об альтернативности фонда тем инвестиционным компаниям, которые «не любят» своих вкладчиков. Какие конкретные гарантии есть у приморцев теперь?

— Во-первых, это не один или два, а целых пятнадцать мощных учредителей — это «Дальрыба», «Дальрыббанк», «Приморрыбпром», «Приморнефтепродукт», «Владинпорт», «Акфес», «Австралийский торговый дом» и другие. Все они крепко стоят на ногах, и даже если у одного из них возникнут проблемы, фонд особенно не пострадает, вытянут другие четырнадцать. Все руководители этих организаций входят в попечительский совет, который регулярно собирается, смотрит дела фонда, решает, куда с наибольшей выгодой направить средства.

Второй существенной гарантией надежности, я думаю, можно назвать то, что все эти организации авторитетные, дорожащие своей репутацией.

В-третьих, деньги, которые вносят люди и организации в фонд, постоянно будут в обороте: закупили-продали, закупили-продали, они не вкладываются в воздушные замки и никуда из края не уходят. Действует классическая и устойчивая схема: деньги—товар—деньги. В любой момент, если вы решили выйти из фонда, ваши деньги «на бочке». Забирайте, спасибо и до свидания. «Дальрыббанк» выступает гарантом на тот случай, если, скажем, деньги в товар вложили, а реализовать не успели. А сам «Дальрыббанк» входит в двадцатку самых устойчивых банков России. И опять же, он местный, родной, его всегда проще «достать».

— В чем выгода вступления в ваш фонд?

— Решивший вложить свои деньги в фонд имеет прямую заинтересованность. Вкладывая один рубль, он через год получит два рубля девяносто пять копеек. Цифра эта получается из слияния двух процентов — банковского и нашего.

— Можно подробнее о механизме получения таких дивидендов?

— Приходит к нам, предположим, человек и вкладывает свои деньги. Это можно сделать в одном из наших филиалов, а скоро, кстати сказать, они будут в каждом районе края, всего сорок. Например, решил внести миллион рублей. Получает свидетельство, что он стал участником фонда, мы ему открываем лицевой счет в «Дальрыббанке» и сразу же на этот счет кладем семнадцать процентов от этой суммы. В нашем примере это 170 тысяч рублей. Получить он их может через месяц, потому что месяц мы с его деньгами работаем. А вкладчику называем конкретное число, когда он этими процентами может начать пользоваться. Он заключает еще дополнительный договор с «Дальрыббанком», получает там пластиковую карточку, где уже лежат эти 17 процентов, которыми он может распоряжаться по своему усмотрению. Может, например, тратить на продовольствие в наших магазинах, где ему продадут товары, как я уже говорил, по льготным ценам, может копить, может покупать бензин и так далее. Карточка эта действительна в 53 городах России.

В течение всего года мы перечисляем по семнадцать процентов ежемесячно. От фонда вкладчик, таким образом, получает миллион сорок тысяч рублей дивидендов, а «Дальрыббанк» ему начисляет ежедневно, из расчета 83% годовых, проценты на остаток суммы накоплений, который есть у вкладчика на лицевом счете. То есть, если деньгами не пользоваться, к нашим миллиону сорока тысячам накоплений «Дальрыббанк» добавит ему еще девятьсот четырнадцать тысяч. Если со своего счета вы деньги снимаете на текущие нужды, то банковские начисления, естественно, будут меньше.

Ставка, конечно, очень солидная. Если бы мне, например, какая-то одна организация предложила 195%, я бы сразу сказал: «Дело темное». И никогда бы свои деньги туда не вложил. А здесь получается слияние двух процентов по отдельности, и не очень уж высоких: наш 104% и банковский 91%. Это вполне реальные вещи.

Кстати, четвертая часть наших вкладчиков свои деньги уже возвратили и до конца года получат еще больше.

Тут, как вы понимаете, тоже есть элемент благотворительности — мы даем возможность человеку сберечь свои деньги от инфляции и сделать накопления.

Для производителей товаров в крае и крупных оптовиков прямая выгода иметь дело с нами не только из-за процентов. У нас постоянно действует выставка товаров. И мы имеем всю информацию о наличии продовольственных товаров в крае. Фонд заключает договоры, согласно которым товаропроизводители выставляют свой товар на выставке бесплатно и дают нам его на реализацию по себестоимости. Срок реализации до 30 суток. Мы рекламируем этот товар, находим покупателя, продаем и ни копейки за свои услуги не накидываем.

— Что же имеет фонд?

— Мы каждый месяц подводим итоги — сколько мы продали за месяц. Предположим, продали мы на сто миллионов. Производитель на свое усмотрение может сделать нам добровольное денежное пожертвование. А если он будет работать без нас, то придется платить за рекламу, дилерский процент и прочее. У нас производитель ничего не платит, а дает, сколько может, и это всегда меньше.

— А сколько может заплатить производитель вам в качестве такого взноса?

— В среднем около 3%. Хорошо сработали, продали много товара — нам вносят больше, хуже сработали — меньше.

Например, берем на той же кондитерской фабрике тонну конфет. Розница даже без всяких посредников сразу накрутит 40%. Мы же — только 12%. Нам они нужны, чтобы окупить транспортные расходы и обслуживающий персонал.

— Работаете ли вы с мелким и средним бизнесом тоже?

— Работаем со всеми. Более того, мы собираемся создавать максимально выгодные условия для сотрудничества с небольшими торговыми фирмами. В настоящий момент оборудуем помещение в центре города. Приходит, скажем, мелкий оптовик на нашу выставку, выбирает товар. Ему, к примеру, надо два—три ящика, ехать за таким мизером куда-то далеко на базу хлопотно. Он просто переходит через дорогу от выставки и получает все необходимое.

— Каким видится генеральному директору будущее фонда?

— Вы знаете, сколько вообще благотворительных организаций действуют у нас в крае? Аж 35. Мы обратились в администрацию края, провели ряд переговоров и пришли к выводу, что настала пора создать приморскую ассоциацию благотворительных организаций.

К этому решению нас подтолкнул и закон, вышедший 11 августа нынешнего года, о благотворительной деятельности и благотворительных организациях. Там четко и ясно сказано, что по усмотрению местных властей они могут давать льготы — налоговые, таможенные и прочие — благотворительным организациям. Конечно, наша краевая Дума не будет заниматься в этом плане каждой из 35, а если будет ассоциация, мы можем выходить на законодателей со своими предложениями об освобождении, прямо скажем, от тяжких налоговых и таможенных цепей. Это даст возможность не только лучше решать социальные вопросы в крае, но где-то ослабить экономический геноцид из центра.

Если говорить о дальнейших перспективах, то мне хотелось бы вернуться к нашей выставке. Недавно я говорил с Евгением Ивановичем Наздратенко, и обсуждали мы вопрос о создании Дальневосточного продовольственного центра. Другими словами, крупной постоянно действующей продовольственной ярмарки. Нечто подобное уже существует в Новосибирске. Там в спорткомплекс вложили массу денег и создали такую ярмарку. Она позволяет новосибирцам не только более качественно снабжать население продовольствием, но и дает в доход области половину ее бюджета.

У нас уже есть проект, есть место. Фирма «Сумитомо» готова взяться за строительство центра. И тогда мы объединим всех производителей продовольствия не только Приморского края, но и всего Дальнего Востока, в чем уже существует насущная необходимость, ибо центральные органы снабжения давно разрушены, надежды на саморегуляцию рынка пока не оправдались, а люди хотят есть три раза в день, и желательно не одну картошку.

Это должна быть своего рода продовольственная биржа, рассчитанная на местные возможности и на привлечение партнеров из других стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ