Ким Нам Чол: «Здесь все как-то очень размеренно и спокойно»

Новый президент отеля «Хендэ» мечтает превратить Владивосток в туристический центр
Леонид Макогин | «Здесь все как-то очень размеренно и спокойно»
Леонид Макогин
Анкета
Ким Нам Чол, 51 год.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: провинция Ген Сан Бук То.
ОБРАЗОВАНИЕ: Университет Ген Хи (гостиничный бизнес), аспирантура университета Ген Хи.
КАРЬЕРА: в гостиничном бизнесе 25 лет. 3 года работал в отеле “Хаят” администратором, 9 лет — в отеле международной сети “Вест Ин Чейн” (директор отдела продаж), 4 года — в отеле “Хилтон” (директор отдела маркетинга и продаж). До прибытия во Владивосток занимал пост генерального менеджера отеля “Диамант” в г. Ульсане.
С февраля 2001 г. назначен генеральным управляющим (президентом) отеля “Хендэ” во Владивостоке.
ЖИЗНЕННОЕ КРЕДО: быть честным до конца, выкладываться в работе на 100%.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, отец двух сыновей.
ХОББИ: туристические походы, отдых с детьми, занятия в тренажерном зале и в фитнес-клубе.
АВТОМОБИЛЬ: Hyundai EF Sonata.

Новый генеральный управляющий отеля “Хендэ” Ким Нам Чол приступил к своим обязанностям чуть больше месяца назад. Он еще не успел как следует познакомиться с Россией, зато уже изучил работу местного рынка гостиничного бизнеса и выбрал курс развития “Хендэ” на ближайшие три года.

— Господин Ким, скажите, пожалуйста, как вы восприняли известие о том, что вам придется работать в России? Для корейских бизнесменов подобное назначение скорее наказание или, напротив, возможность получить хороший опыт?

— В настоящее время очень многие деловые люди у нас в Корее мечтают поработать за границей. Другое дело, что не всем это удается. Так что я думаю, что мне повезло. После 25-летней практики работы в гостиничном бизнесе Кореи я вряд ли смогу открыть на родине что-то новое для себя. А вот приобрести опыт работы за рубежом всегда интересно и полезно.

— А как отреагировали на ваше новое назначение родные?

— Никаких трудностей с этим у меня не возникло. Напротив, они очень обрадовались, узнав, что у меня появится возможность проявить себя в новом качестве, расширить свой кругозор.

— Насколько я знаю, вы приехали сюда один, без семьи. Взять жену и детей с собой, в непредсказуемую Россию, не решились?

— Откровенно говоря, в Корее я много слышал о России вообще и о Приморье в частности. Слышал, что зимой здесь очень холодно, летом очень жарко, часто отключают свет. Но уже второй месяц я здесь, и пока ничего страшного не случилось. На то, чтобы оставить семью в Корее, у меня были причины совершенно иного характера. Дело в том, что в этом году мой старший сын заканчивает школу, а через год будет поступать в вуз. Очень серьезный этап в жизни любого юноши, поэтому как никогда важно, чтобы в этот момент рядом с ним была мама. А уже на следующий год я планирую вызвать жену с младшим сыном к себе во Владивосток. Сейчас я живу в России и хочу, чтобы мой сын, приехав сюда, многое узнал, многому научился, многое повидал. Мечтаю, чтобы он изучил русский язык. Было бы замечательно, если бы у него появился шанс проявить себя в русско-корейских отношениях, поработать в этой сфере. В Корее сейчас многие прекрасно владеют японским или английским, а хороших лингвистов, знающих русский, мало. Я надеюсь, что мой сын сумеет стать одним из них.

— Кстати, а в ваши планы входит изучение русского языка?

— Разумеется. Надеюсь, когда вы придете ко мне на интервью в следующий раз, мы с вами будем беседовать уже на русском. Из-за языкового барьера возникает много сложностей в общении с подчиненными, а это мешает работе. И вообще жить в России и не говорить по-русски, по-моему, — это как-то неправильно. Можно сказать, что я уже приступил к изучению этого языка. Пока мой словарный запас маловат, но я стараюсь.

— Вам есть за что поблагодарить своего предшественника, г-на Юн Кен Су, ранее занимавшего пост президента отеля “Хендэ”?

— Сложный вопрос. Безусловно, я уважаю своего предшественника. Насколько мне известно, он прилагал все усилия для гармоничного и быстрого развития гостиничного комплекса. Но у каждого руководителя свой взгляд на ведение дел.

— У нас в России на этот счет есть пословица: “Новая метла по-новому метет”. Это означает, что приход нового начальника всегда влечет за собой неизбежные перемены. С чего начали вы?

— Любой бизнес ведется для того, чтобы иметь прибыль. Соответственно, свои цели и задачи я бы сформулировал так: сокращение расходов, улучшение эффективности работы комплекса, повышение доходной части. Мы располагаем великолепными возможностями: прекрасное здание, расположенное в центре города, которое снабжено всем необходимым оборудованием. А вот работу персонала надо бы немного улучшить. Не знаю, может быть сказывается разница культур, но мне немного жаль, что темпы работы, скорость выполнения указаний не так высоки, как я ожидал. Все как-то очень размеренно и спокойно. В Стране утренней свежести другой ритм жизнедеятельности отелей. Простой пример: банкет или семинар на 500 человек у нас в Южной Корее можно организовать в течение часа. В моей практике действительно были такие случаи, когда заказ приходил всего за час до начала мероприятия. Но мы всегда успевали закончить подготовку вовремя.

— А сколько потребуется на это в России?

— Не знаю, еще не пробовал. Но судя по состоянию дел и численности работников, которые имеются, думаю, что в 60 минут мы явно не уложимся. В ближайшее время мы планируем начать новый этап обучения всех своих сотрудников, для того чтобы улучшить качество обслуживания и уровень сервиса, а также усилить саму структуру продаж. Хотелось бы, чтобы каждый из наших работников мог участвовать в продаже услуг отеля. Следует также усилить управленческую структуру, чтобы менеджеры имели больше полномочий и ответственности. Сейчас каждое утро в отеле начинается с планерки, на которой обсуждаем текущие вопросы с начальниками всех отделов.

— А сокращения штатов в ваших планах нет?

— Напротив, я думаю о том, как эффективней использовать имеющуюся рабочую силу.

— Считаете ли вы, что президент компании должен знать каждого сотрудника в лицо? Или это вовсе необязательно?

— Парадокс ситуации как раз в том, что в лицо я знаю практически всех, а вот запомнить по именам пока не могу. Очень жаль, что в России они такие длинные и сложные. Вот видите, здесь, над рабочим столом, у меня своеобразная схема с фотографиями и фамилиями моих сотрудников. Каждый день я смотрю на нее и тренируюсь в произношении русских имен и фамилий.

— Каким в ваших глазах выглядит образ идеального начальника, идеального руководителя, как близко вы подошли к этому идеалу?

— Наверно, быть идеальным руководителем очень сложно. Естественно, такой человек должен обладать лидерскими способностями, мгновенной реакцией, чтобы в сложной ситуации сориентироваться и выбрать правильное решение. Очень важно иметь хороший контакт с подчиненными, поскольку именно они будут воплощать в жизнь замыслы начальства. Думаю, что я этих критериев пока не достиг, но очень стараюсь.

— И что же мешает?

— Одним из самых больших моих минусов является то, что я человек вспыльчивый. Когда нужно решить какой-то вопрос, я стараюсь сделать это как можно быстрее. Но иногда спешка — не самый лучший советчик. Мне бы посидеть, подумать, а я тороплюсь. Случается, из-за этого возникают какие-то ошибки. Бывает, когда вопрос требует большой концентрации, я не умею заставить себя переключиться, чтобы отдохнуть. Думаю о нерешенной проблеме даже ночью, заснуть не могу. Хотя нужно научиться расслабляться в такой ситуации, чтобы на другой день были силы для работы.

— Не так давно в России вошло в обиход понятие “работоголик” — человек, для которого весь смысл жизни сосредоточен на работе. Вы можете отнести себя к таким людям?

— Нет. Я не считаю себя работоголиком, несмотря на то, что работу очень люблю. В будние дни я спешу побыстрее закончить все свои дела, чтобы субботу-воскресенье оставить для себя. Хотя мыслями возвращаюсь к работе довольно часто. У меня есть давняя привычка — я всегда ношу с собой записную книжку. Это на случай, если во время разговора с кем-то у меня появятся идеи по работе. Я обязательно их тут же фиксирую, даже если интересная мысль пришла ко мне, когда я уже в постели.

— “Хендэ” — единственный четырехзвездочный отель во Владивостоке. И все же как вы считаете, у него есть конкуренты, или на нашем рынке он бесспорный лидер?

— За месяц пребывания во Владивостоке я посетил 4 отеля: “Влад Мотор Инн”, “АКФЕС-СЕЙО”, “Владивосток”, “Версаль”. Мне было очень интересно изучить обстановку на рынке местных услуг индустрии гостеприимства. Хочу сказать: несмотря на то, что некоторые гостиницы уступают нам по размерам, у них есть другие преимущества. Это маленькие, аккуратные, ухоженные отели. Я общался со всеми генеральными директорами этих гостиниц и считаю, что нам еще есть чему у них поучиться. Кроме этого, мы рассматривали возможности сотрудничества в вопросах снабжения. Мне кажется, это вполне реально и взаимовыгодно. В конкуренции я сторонник так называемой стратегии “win-win” — когда соперничество ведется в рамках тесного сотрудничества и помощи друг другу, а не исподтишка.

— Я слышала, что ожидания инвесторов в отношении развития и загрузки отеля, его прибыльности не совсем оправдываются? Так ли это на самом деле?

— К сожалению, это правда. В среднем годовая загрузка отеля составляет 40 процентов. При основных капиталовложениях в $100 млн., естественно, мы ожидали большей отдачи, но ожидания не оправдались.

— Это не значит, что “Хендэ” — убыточное предприятие?

— Нет, но в любом случае дела идут не настолько хорошо, как хотелось бы, и с этим связаны определенные трудности.

— Не спасают даже налоговые льготы?

— В 95 году, когда строился отель, “Хендэ-констракшн”, действительно, было освобождено от налога на имущество, но с 2000 года льготы отменены, что определено российским законодательством. Сейчас никаких преимуществ у нас нет.

— Как бы вы обозначили основные стратегические направления развития отеля “Хендэ”?

— Конечно, главное сейчас — поднять заполняемость отеля путем привлечения сюда японских и корейских туристов. В гостиничном комплексе очень много зависит от загрузки номеров, поэтому когда много проживающих, и рестораны дают соответствующую прибыль. Кроме того, мы планируем заняться развитием ресторанного бизнеса, чтобы на местном уровне рестораны тоже были очень известны, и пользовались популярностью у жителей города.

— В последнее время достаточно активно рекламируется один из ваших ресторанов — “Царский”, специализирующийся на блюдах русской кухни. Если не ошибаюсь, у вас есть еще и корейский ресторан, но о нем почему-то мало слышно.

— Возможно, кому-то это покажется немного странным, но среди наших ресторанов сейчас самые лучшие показатели именно у корейского. Причем примерно половина его клиентов — не представители Страны утренней свежести, а русские. Конечно, неплохо было бы заняться и его рекламой. Но у нас многоступенчатая маркетинговая программа, и пока акцент в ней делается на “Царский” ресторан. После того, как удастся поднять его посещаемость, можно будет подумать и о корейском. Для того чтобы постоянно улучшать качество блюд и поддерживать интерес наших клиентов, мы время от времени посылаем поваров корейского ресторана в Корею на стажировку. Очередная группа специалистов уехала повышать квалификацию буквально 10 дней назад.

— Нравится ли вам русская кухня? Возможно у вас уже появились любимые блюда?

— С удовольствием ем пельмени — потрясающе вкусное блюдо. А все остальное пока не распробовал. Но ничего, у меня впереди еще много времени, чтобы по достоинству оценить вашу кухню.

— Ну хотя бы русская водка вам пришлась по вкусу?

— О, да. Вообще я обычно пью немного, но водка мне понравилась.

— Вы уже успели познакомиться с представителями корейской диаспоры во Владивостоке?

— Конечно. Я побывал в корейском центре, который находится в ДВГУ. Во Владивостоке также существует ассоциация представителей южнокорейских компаний, которые здесь располагаются. Я тоже вступил в ее ряды и даже принимал участие в последнем собрании ассоциации. Кроме того, мы поддерживаем отношения с KOTRA, которое обеспечивает нас необходимой информацией. Кстати, с директором здешнего представительства Корейского агентства по развитию торговли и инвестиций г-ном Ли мы родом из одной провинции — Ген Сан Бук То.

— По-русски это называется “земляки”.

— Спасибо, я постараюсь запомнить это слово.

— Что, на ваш взгляд, нужно, чтобы гостиничный бизнес Владивостока действительно стал отраслью, в которую выгодно вкладывать деньги?

— Разумеется, для этого необходимо превратить город в туристический центр. К сожалению, во Владивостоке гостиничный бизнес очень зависит от сезона. Зимой все очень медленно, вяло, спокойно, летом наступает оживление, пиковый сезон. Главная проблема в том, что в холодное время года здесь нет никаких условий для привлечения туристов. Формировать зимний турпакет города просто не из чего.

Владивостоку нужно найти свою изюминку. Я не знаю, что это будет: либо огромный каток, либо лыжная база или что-нибудь еще. Но должно быть в городе что-то такое, ради чего зарубежные гости стремились бы попасть сюда не только летом. Только после этого можно будет выходить на уровень международных туристических агентств, действующих в Америке, в Японии и в Корее, и продвигать уже сам Владивосток как прекрасное место для отдыха и развлечений. Конечно, для успеха этого мероприятия необходимо объединить усилия с другими гостиницами города, с местными туристическими компаниями, заручиться поддержкой администрации Владивостока. Но ради этого стоит постараться.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ