Игорь Калиниченко: «Я не бизнесмен в чистом виде»

Директор компании по работе с недвижимостью о «крыше», независимости и элитарном образовании
Из личного архива героя публикации | «Я не бизнесмен в чистом виде»
Из личного архива героя публикации

Слишком самостоятельный. Такую репутацию имеет Игорь Калиниченко в администрации Приморского края. Не одобряют там поведение директора ТОО «ОРПоК». Однако его самого мнение чиновников особенно не заботит. Эта нынешняя самостоятельность далась Калиниченко дорогой ценой.

В свое время он буквально из-под носа у власть имущих увел в «личное пользование» одну из трех крупнейших овощебаз Владивостока, известную как «база на Калининской». Тогда нашему герою было всего-то чуть за двадцать.

После окончания Дальрыбвтуза Калиниченко распределился в экономический отдел Горплодовощторга и в 22 года стал директором овощебазы на Калининской. «Я работал как одержимый, уходил из дома ранним утром, приходил после 2 часов, и даже мысли не возникало чем-то там воспользоваться. Был этаким юношей с чистыми помыслами».

Но надо помнить те времена. Директора всяческих баз были крайне могущественными людьми, они могли все. Овощебаза обслуживала самый большой и богатый район Владивостока — рыболовецкий Первомайский. В 22 года Калиниченко открывал двери кабинетов всех руководителей Первомайки. Тогда то и изучил бюрократическую систему.

К началу перестроечной поры он с этой работы ушел, однако его нашли и позвали обратно: коллективу базы захотелось самостоятельности и потребовался лидер, способный ее отстоять. А Калиниченко и был вожак.

Они тогда одними из первых использовали известный «Закон об аренде», первую ласточку грядущей приватизации. Закон позволял трудовому коллективу арендовать собственное предприятие с последующим выкупом. Тут-то чиновники и заволновались, почуяв, какой кусок пирога уплывает. Последовало давление — суды, аресты, заключение, визиты работников московской прокуратуры. Когда следователю из Москвы предъявили в качестве главного злодея 22-летнего юношу, он уехал восвояси.

Дважды против него возбуждали уголовные дела, а когда они разваливались, в ход шли арбитражные разбирательства. Калиниченко выстоял, и последнюю точку в деле поставил Арбитражный суд России. Однако прессинг только начинался.

Торговая база не могла не привлечь внимание криминальных структур. Ведь это были годы триумфа бизнеса «купи-продай», торговля приносила баснословные прибыли, а тут огромная торговая зона, где испокон отоваривалось полгорода, приспособленная, с кадрами и опытом, с проторенными людьми тропами.

Калиниченко предлагали и «крыши» всех мастей, и огромные инвестиции, такие, что голова сама готова была склониться в согласии. Однако он крепко на своем стоял, хотел остаться независимым.

Когда он говорит «предлагали», подразумевает и такие способы предложений, как угрозы убийства, вывоз в горы, пытки, натуральное физическое давление. Не год и не два «прессовали». На пользу здоровью и нервной системе это, естественно, не пошло. Но Калиниченко оказался орешком крепким. Почему отбился? Говорит, благодаря характеру. Недавно стал осознавать, что бойцовские качества выработались в процессе занятий спортом, гандболом, коим увлекался с детства. С пятого класса — ежедневные многочасовые тренировки, существование в условиях жесткой спортивной конкуренции. Играл за сборную Россия.

Он и сейчас ведет здоровый, полуспартанский образ жизни. Подъем в 6.00, три раза в неделю бассейн, на выходных — корты.

«Я далек от того, чтобы считать себя совершенно независимым, — говорит Игорь Калиниченко. — Как известно, жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Общаюсь во всеми, в том числе и с криминальными структурами. Я сдавал в аренду торговые площади множеству коммерсантов, у каждого из них были свои «крышевые», с помощью которых они пытались давить на меня. Главное, не участвовать в криминальной гонке, выясняя «кто под кем», а сохранять свое лицо».

Он является «прародителем» 12 коммерческих структур. Наиболее известные — торговая зона на Калининской, база на Баляева, туркомпания.

Сейчас Калиниченко полностью поглощен новым проектом — созданием общеобразовательной негосударственной школы. Он «вынашивал» его два года и теперь носится с ним, как с любимым дитем. Проект нельзя назвать коммерческим, потому что, намереваясь вложить миллиарды, Калиниченко не собирается получать от него какую бы то ни было прибыль, о чем в уставе школы даже есть соответствующая запись.

По замыслу это школа с респектабельным интерьером, с обширной зеленой зоной и спортивными площадками, с лучшими учителями и гарантией серьезного элитарного образования. Красивый проект, как мечта. Именно так, как к воплощающейся мечте, относится к своей школе директор «ОРПоКа». На самом деле, идея дерзкая: создание частной школы с привлечением туда одаренных детей со всего Дальнего Востока и разработкой индивидуальных программ для каждого ученика. Но об этом конечном этапе развития школы и сам Калиниченко еще говорит неохотно, осторожно. Пока все усилия направлены на конкретную задачу — открыть школу к 1 сентября. На аукционе выкуплено здание детского комбината в районе Постышева. Сейчас там идут интенсивные строительные работы, облагораживается территория — те самые газоны, в которые и будут безвозвратно «зарыты» миллиарды рублей.

— Игорь Григорьевич, какой же вы бизнесмен, если, вкладывая такие деньги, не рассчитываете на отдачу?

— Я не бизнесмен в чистом виде. Проект школы — это закономерный этап моего развития не толь ко как бизнесмена, но как человека, как личности. На сегодня это моя планка — это то, что я могу, что я есть.

Отстоял базу на Калининской, усилия еще долго были направлены на одну задачу — выжить. Мы все барахтались, все с кем-то боролись... Но однажды я вдруг понял, что уже нет необходимости выживать, а надо просто жить, работать и развиваться дальше. Ставить цель и достигать ее, снова ставить и снова достигать. Каждый раз поднимая планку все выше.

Сначала «ОРПоК» был просто овощебазой, потом торговым центром. Следующим проектом был туристический бизнес — компания «Пасифик Лайн». Теперь — создание частной школы.

— Может быть, это попытка «отмыться» от имиджа овощебазы?

— Нет, это просто мое самовыражение. Когда проект школы будет запущен и пойдет своим чередом, появится новая идея, еще не знаю какая, но обязательно появится. Иначе вам придется писать обо мне некролог. Мне постоянно нужна такая подпитка: идеи новых проектов, воплощая которые, я одерживаю победу — над ситуацией, над самим собой.

Кто-то пишет стихи, кто-то рисует, а я самовыражаюсь через построение модели и получение конкретного результата, который осязаем, который можно «потрогать руками», можно предъявить обществу и сказать: вот это я сделал.

— Вы амбициозны...

— Да, во мне что-то такое играет, безусловно. Но здоровые амбиции — это хороший двигатель. В том числе и для собственного развития.

— Как вообще строится ваша кадровая политика?

— Людей должна объединять некая идея. Моя задача — дать им эту идею, создать почву, на которой сотрудник сможет творчески раскрыться. Я каждому даю шанс. Много внимания уделяю созданию психологически комфортной атмосферы, отдыху, внерабочим проблемам людей. Но и требую многого. Так что со мной нелегко.

У Игоря Калиниченко, руководителя структуры холдингового типа, нет своего офиса. Говорит, все недосуг построить себе апартаменты. Джип и мобильный телефон — его рабочие инструменты. Увереннее всего себя чувствует в экстремальных ситуациях. Чем жестче условия, в которых приходится действовать, тем вернее и оперативнее принимает решения. Говорит, что не умеет расслабляться, на отдыхе чувствует себя не в своей тарелке.
Общителен, однако тех, кого мог бы назвать настоящими друзьями, единицы. Немало друзей растерял из-за того, что брал их в свой бизнес. Теперь знает, что этого делать нельзя.
Многие его знакомые уехали из России и живут за границей. «По-разному сложились их судьбы, но в одном похожи, — говорит Калиниченко, — они живут невостребованные, не реализовавшие свои таланты. Единственное, что им остается, — это плакать или хаять обстоятельства. Они умерли здесь и не живут там. Посмотрев на все это, я понял, что могу жить только в России».
Сознавая, какой хотел бы видеть российскую действительность и, в частности, роль властей, заниматься политикой не собирается принципиально. «Соблазн вмешаться каким-либо образом в политические игры присутствует в моей жизни постоянно, но я себя сознательно от этого удерживаю. Политикам легко манипулировать нами, потому что мы излишне политизированы. Но каждый должен заниматься своим делом. Я так считаю — поэтому я так и делаю».
Не так давно «ОРПоК» приобрел еще одно здание, в самом центре Владивостока, но в укромном, живописном месте с видом на залив. Рядом кто-то строит коттеджи. Калиниченко же собирается построить здесь интернат для тех самых одаренных детей, которых намерен собирать со всего Дальнего Востока. «Это еще одна бомба замедленного действия, — улыбается Калиниченко — слишком лакомое здесь для многих местечко, и мне уже дали понять, что могут быть неприятности». Ему не привыкать.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ