Сергей Клигер: «Если бы не кризис, добывал бы золото в Португалии»

Тренер приморских баскетболистов о судимостях, золотодобыче и работе с Наздратенко
Из личного архива героя публикации | «Если бы не кризис, добывал бы золото в Португалии»
Из личного архива героя публикации
Анкета
Клигер Сергей Пейлатович, 65 лет.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: г. Уссурийск.
КЕМ ХОТЕЛ СТАТЬ В ДЕТСТВЕ: летчиком.
ОБРАЗОВАНИЕ: Омский институт физкультуры (1964 г.).
КАРЬЕРА: тренер по баскетболу в Уссурийске, во Владивостоке, работа в золотодобывающих артелях Хабаровского края, работа в горнорудной компании «Восток» (зам. по снабжению); с 1998 г. — главный тренер команды «Спартак» (Владивосток).
ХОББИ: Ходить пешком. В свое время обошел пешком всю Москву.
СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, имеет сына.
АВТОМОБИЛЬ: Нет.

О Сергее Клигере в Приморье ходит много разных слухов. Иной раз, когда очередная «байка» доходит до него, Клигеру остается только развести руками — такие выслушивает несуразицы! За плечами у него жизнь, богатая событиями, и, может быть, поэтому людская молва часто приписывает этому человеку фантастические деяния. На Дальнем Востоке России он знает многих. Очень многие знают его. Почти каждый, кто имеет какое-то отношение к спортивной и деловой жизни региона, слышал эту фамилию.

Он вырос в Уссурийске. Там же начал заниматься баскетболом, выступал за команду Дальневосточного военного округа. После армии вернулся в родной город и пошел на тренерскую работу. Был преподавателем в школе, тренером в ДЮСШ. Почти сразу молодой тренер стал работать со сборной Уссурийска. Когда из Ярославля в Уссурийск перевели сельхозинститут, Клигера взяли на кафедру спорта преподавателем физвоспитания и тренером по баскетболу.

«Потом так сложилась моя судьба, — рассказывает Клигер, — что я вынужден был уехать в Хабаровск, а оттуда меня пригласили во Владивосток. Здесь я много лет работал с женской командой «Спартак». Мы добивались неплохих результатов. Самый большой успех был в 1976 году, когда заняли 2-е место в РСФСР, проиграв команде из Челябинска всего 2 очка».

Любопытный факт из биографии: довольно долгое время тренер по совместительству работал журналистом — с декабря 1964 до 1976 г. Клигер являлся спортивным редактором Приморского телевидения.

С 1979 г. Клигер работал в старательских золотодобывающих артелях.

«Это было славное коммунистическое время, — вспоминает он. — Все было очень просто. Утром мы сдавали в лабораторию пробы, вскоре получали справку об объемах и качестве продукции. Справку эту мы в 10 утра несли в банк, а уже в 14.00 у нас на счете лежали деньги. Никогда не было такого, чтобы нам кто-то что-то не заплатил. А при Гайдаре золотодобычу угробили».

— О вашей деятельности в Дальнегорске и совместной работе с Наздратенко ходят легенды. А как вы оказались в этом городе?

— Меня пригласил генеральный директор «Дальполиметалла» Виктор Савин. Приезжай, говорит, привози своего председателя артели. Я пригласил Станислава Мануйловича, и мы поехали в Дальнегорск. Там и познакомился с Наздратенко. Он подошел первый и сказал: «Я о вас много слышал». Наздратенко тогда активно занимался спортом, и у нас оказались общие знакомые. Тогда будущий губернатор еще работал на участке, но уже вскоре стал заместителем председателя артели. Фактически на нем лежало все производство. Через несколько лет Мануйлович вернулся во Владивосток, а Женю избрали председателем артели. А когда организовалась горнорудная компания, он ее возглавил.

Я отработал с Евгением Ивановичем много лет и очень рад этому. Это было прекрасное время в моей жизни, в моем бизнесе. С ним интересно работать. Он сумел создать квалифицированный, слаженный и боеспособный коллектив, хотя народ был довольно разношерстный — с Украины, из Центральной России, со всего Дальнего Востока съехалось более 3 тысяч рабочих. Зарабатывали очень хорошо. Кроме «Востока» я проработал еще в четырех горнорудных компаниях — ни одну из них нельзя и рядом поставить. По квалификации, по уровню решения производственных задач, по отношению к рабочим.

В 1988 году к нам съехались председатели всех оловодобывающих артелей СССР. По решению Минцветмета была создана Ассоциация артелей, работающих с оловом. Евгения Ивановича тогда избрали ее председателем. Двух мнений на этот счет не было. То, что председатели увидели у нас, их просто поразило.

Помню, в Приморье приезжал посол США Джон Мэтлок с семьей. Так они были твердо уверены в том, что нас консультируют специалисты из-за границы. Ну не верили они, что в России может быть такое предприятие! Настолько высокой была культура производства: великолепные здания, отличные бытовые условия и питание.

— Говорят, в компании работало много людей, освободившихся из мест лишения свободы...

— Очень много. Но вы же знаете, что в то время человек выходил на свободу и оказывался никому не нужным. Он приходит в отдел кадров, там смотрят его документы — и тут же дают от ворот поворот. У нас эти люди работали прекрасно. И не было никаких конфликтов. Человеку никогда не задавали вопросов о его прошлом. Наздратенко ценил в людях профессиональные качества. И точно так же он относился ко мне. Его упрекают за то, что среди его первых помощников был человек с судимостями. То есть я. Мне кажется, он вообще не знал о моих судимостях. Он никогда об этом не расспрашивал, а мне нечем было хвалиться, поэтому я ему ничего и не рассказывал.

— В интернете появилась информация о том, что вы являлись активным членом предвыборного штаба Наздратенко.

— Никакого отношения к выборам не имею. В то время у нас были игры, и мы все время были на выезде.

Хотя давным-давно я был в числе дальнегорского коллектива, который выдвинул Наздратенко в народные депутаты РСФСР. Эта идея была очень своевременной. Я исходил из чисто меркантильных соображений. Дело в том, что тогда получить какое-либо оборудование было очень тяжело. В то же время я прекрасно понимал, что народный депутат России может запросто зайти в Госснаб, в Госплан, к любому министру. И, поверьте мне, когда Евгений Иванович стал народным депутатом, мы этим воспользовались.

Единственное, в чем я ему помог (поскольку 12 лет отработал на приморском телевидении и всех там знаю), так это познакомил его с телевизионщиками. Вот и вся моя роль, выполнить которую не составило большого труда.

Мой первый учитель в журналистике — Боря Максименко. В 60-х годах они вместе с Громовым пригласили меня готовить спортивные программы. Как сейчас помню, мы втроем сидели в «информации»: я, Боря Лившищ и Боря Максименко. У нас стажировались Люда Васильева, Игорь Илюшин, его жена Света, Гоша Климов, Володя Шкрабов. Максименко в то время был старшим редактором. Сами понимаете, какие у нас были отношения — столько лет знали друг друга.

— На определенном этапе развития нашей страны вдруг стало можно заниматься бизнесом. Вы пошли по этому пути. Какими же качествами нужно было обладать, чтобы ринуться тогда в совершенно незнакомое дело?

— Надо иметь определенную энергетику и деловые качества, обладать определенным складом характера. Если вы помните, тогда все бросились в торговлю — думали, что это легко!.. Дескать, в одном месте купил, в другом продал. Я был учредителем двух фирм, но недолго. Меня пригласили работать в золотодобывающей отрасли, поскольку я много лет там проработал, и я опять уехал в Хабаровский край. Ну а вскоре наша деятельность перешагнула границы государства. Мы начали добывать золото в Гвинее, и я уже никак не мог повлиять на события, происходящие во Владивостоке.

— Не могли бы вы рассказать о своей деятельности там поподробнее?

— Мы добывали там золото. Приезжали наши старатели, привозили наше оборудование. И работали.

— Чем все закончилось?

— В плане добычи там легко. Но это Африка, где климатические условия просто сумасшедшие. В сезон дождей было очень тяжело, все переболели малярией, два человека умерли. Один в России, а другой прямо там. Мы закончили свой участок, неплохо заработали и готовились к работе в Португалии. Полетели в Португалию, все там посмотрели и обговорили. И тут грянул кризис 1998 года...

— Вас-то он как затронул?

— Все наши деньги «накрылись» в «Инкомбанке». Если бы не это, я бы вряд ли сейчас работал в приморском баскетболе. Добывал бы золото в Португалии.

— Вы вернулись во Владивосток...

— И получил предложение от губернатора — возглавить «Спартак». Он поставил задачу: попасть в верхние ряды российского баскетбольного эшелона.

— Вы довольны тем, как развивается ситуация в «Спартаке»?

— Я в последнее время доволен командой. Потому что мы наконец-то пришли к некоему баскетбольному знаменателю, стали более мобильны, стали интереснее и грамотнее играть.

— В Приморье вы знакомы со многими весьма уважаемыми людьми, многие из них успешно занимаются бизнесом. Вы это используете при поиске спонсоров?

— Если честно, у нас бизнесмены не очень охотно идут на это дело. По той причине, наверное, что они не так самодостаточны как, допустим, московские деловые люди.

— В бизнес уже не будет возврата?

— У меня есть свой бизнес. Я сейчас не хочу говорить об этом. Конечно, бизнес навсегда оставить нелегко. Но и спортклуб я не собираюсь бросать. Разумеется, есть люди, которые в перспективе могут подхватить эту эстафету. Но в будущем. Клубу сначала надо встать на ноги.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ