Владимир Перекрест: «Элитарная музыка всегда будет во Владивостоке»

Директор колледжа искусств о финансировании, важности театра оперы и балета и прибыльности классики
Приморский краевой колледж искусств | «Элитарная музыка всегда будет во Владивостоке»
Приморский краевой колледж искусств
Анкета
Владимир Перекрест, директор КГОАУ СПО «Приморский краевой колледж искусств»
Родился на Урале, потом переехал на Украину.
В возрасте 6 лет начал заниматься музыкой. Окончил школу по классу «фортепиано» и «кларнет». В 1975 г. получил диплом Ленинградской творческой мастерской эстрадного искусства. Тогда же приехал в Приморский край.
Работал во многих коллективах, выступал в ресторанах. В 1978 г. стал худруком ансамбля рыбаков Дальнего Востока, а в 1981 г. окончил Владивостокское музыкальное училище (ВМУ), потом и Дальневосточную государственную академию искусств. В 1987 — 1991 гг. - заведующий эстрадным отделением (ВМУ). Но из-за низкой зарплаты ушел и стал работать на пассажирских пароходах, ходивших в Южную Корею и Японию. Это позволило в дальнейшем организовать бизнес внешнеэкономической направленности.
В 2010 г. стал директором ВМУ, которое позже переименовали в КГОАУ СПО «Приморский краевой колледж искусств». 

Четыре года назад предприниматель Владимир Перекрест резко поменял свой жизненный вектор и стал директором музыкального колледжа. 25 марта, день работника культуры, он будет встречать, уже занимаясь новым делом.

- Владимир Алексеевич, что вами двигало, когда решили бросить бизнес?

- Хотел бы сказать, что простое любопытство, но... На самом деле у меня был период, когда все наскучило: денег заработал, дом построил, детей вырастил. Пропал интерес ко всему, особенно к бизнесу. В тот момент я часто сидел дома, уходя мыслями в прошлое, где я был гастролирующим музыкантом. «Хорошее было время», - думал я. Так бы и лежал на диване, если бы случайно не увидел по  телевизору бегущую строку об открывшейся вакансии на место директора музыкального колледжа. Не долго думая, подал документы - и со мной заключили контракт. 

- Теперь колледж — ваш новый бизнес-проект?

- Бизнес-проект — это громко сказано, но опыт предпринимательства помогает мне в этом деле. Отношение к деньгам у меня совсем другое, чем у чиновников. Я их рассматриваю как собственные. А потому за малое количество денег пытаюсь выжать больший объем работы. Это тем более важно, что полтора года назад колледж перевели в автономное учреждение. Появилось широкое поле для деятельности. 

- Что вы имеете в виду?

- Раньше было бюджетное финансирование, которое расписывалось постатейно. Сами понимаете, ни шага влево или вправо тут не сделаешь. Но с переводом в автономное учреждение мы стали получать субсидии на выполнение государственного заказа. То есть нам выделяют весь объем денег сразу, а я, как руководитель, должен оптимально использовать финансы. Три кита, с которыми я стараюсь не шутить, — заработная плата, налоги и коммуналка. А в остальном появился маневр, чтобы получить максимальный эффект. 

Хотя финансирования все равно не хватает. Но уже то, что за последние два года власти повернулись к культуре, хорошо. Могу сказать, что департамент культуры администрации края решил главную проблему нашего колледжа — общежитие. Никогда его у нас не было: были какие-то комнаты, но в 2009 г. при странных обстоятельствах их отобрали. Дети приезжали из Приморского края, причем в основном из малообеспеченных семей. Добиться в этой жизни чего-то они могут по сути только через музыку, потому что поступить в вуз при нынешних ставках за образование — вариант нулевой. Они приезжали, а поселить их было негде. Итог? Они отправлялись в Хабаровск либо другие регионы страны. Благодаря Анне Николаевне Алеко, руководителю департамента культуры, колледж получил общежитие в октябре прошлого года. Кроме этого, нам приобрели еще и автобус.

Учись, старайся, пробивайся

- Методики преподавания в наших музыкальных школах в большинстве случаев не прививают детям любовь к музыке, и, как правило, учатся дети там только «из-под палки».

- Частично я могу согласиться. Но здесь все полностью зависит от преподавателя, его отношения к своему предмету. И мы работаем над этим. Если раньше у нас был недобор студентов, то сейчас на одно место претендуют 2,2 человека. 

- Наверное, открытие театра оперы и балета мотивирует людей? 

- Да, в Приморье наконец-то появилось место, где можно реализовать свои способности.

- Всех то театр все равно не сможет принять. 

- Кто умеет играть, всегда найдет себе работу. А вообще, музыка — это не коллегиальная область, а индивидуальная. Учись, старайся, пробивайся. 

- Зачем понадобилось присоединять к вашему колледжу Находкинский музыкальный колледж?

- Дело в том, что наступила пора преобразования музыкального образования в Приморском крае. Что это значит? Предположим, есть наш колледж. В Находке действует свой. Во Владивостоке набор составляет 55 человек в год, там — 27. Это уже говорит о том, что уровни немного разные, а необходимо их сделать однородными. Для этих целей Находкинский колледж и входит в состав приморского. Кроме того, стоит задача об открытии хореографического училища. Когда это произойдет, Приморский краевой колледж искусств обретет свою полную структуру и сможет стать истинной площадкой для подготовки кадров для театра оперы и балета. 

- Разделяете ли вы культуру на региональную и муниципальную, на элитную и массовую, для народа?

- Я отвечу исходя из ситуации. А она говорит о том, что элитарная музыка всегда будет во Владивостоке. Хотим мы этого или нет, но Тихоокеанский оркестр здесь, губернаторский оркестр тоже, театр оперы и балета наконец. Муниципальная культуры иная — там нужно поднимать дворцы культуры, а вместе с этим и интеллектуальный уровень населения, его интересы. Пока что с этим все очень плохо.

Забава для богатых людей

– Классическая музыка – это все еще закрытый элитарный мир или и сюда проник шум массовой культуры?

– За рубежом этот сегмент рынка – забава для богатых людей с пометкой «люкс». Там на классику ходят люди с большими банковскими счетами. Поэтому классика – прибыльный продукт, который хорошо и выгодно продается. Европейские оркестры не нуждаются в государственном обеспечении, поскольку их спонсируют частные компании и полностью окупают свои затраты. У нас классика никогда не станет элитарным искусством. Хотя бы потому, что в России нет сформировавшихся социальных слоев. У подавляющего большинства весьма скромное существование – и у тех, кто слушает музыку, и тех, кто ее исполняет. Потому и установилось доверие между слушателями и исполнителями.

- Всевозможные «фабрики звезд» и «попсовые» фестивали, не создают ли они у молодежи впечатление, что очень легко стать звездой, что нужно научиться вовремя открывать рот у микрофона – и этого достаточно?

- Ежегодно в наш колледж поступают студенты, испорченные телевизором. И многие приходят с настроением стать за считанные дни или месяцы звездой, сталкиваются с трудностями и сильно разочаровываются, а в итоге зачастую впадают в глубокую депрессию. И вот эта кажущаяся легкость, которую всячески демонстрируют с эстрады, играет злую шутку с теми, кто в общем-то не очень разбирается в жизни. Ведь профессия музыканта помимо природной одаренности предполагает прежде всего тяжелейший, а иногда изнурительный труд. 

- Как вы считаете, снижается ли уровень культуры в современном обществе?

- Я не могу однозначно сказать, что он падает. Если во Владивостоке с этим все в порядке, то в районах края далеко не так. Потому что вся система дворцов культуры разрушена, а специалистов нет. Я даже обращался к руководителям некоторых районов края с просьбой найти талантливых детей, которых мы обучили бы, а они потом вернулись обратно. Тем самым интеллектуальный уровень повышался бы, и мало-помалу районы получали бы специалистов, способных окультуривать глубинку. Но никто даже не заинтересовался этой идеей. 

След в истории

- По бизнесу не скучаете?

- Не скучаю, заниматься музыкальным образованием интереснее. Можно сделать что-то хорошее. Кроме того, я хочу оставить свой след в истории.

- Американские бизнесмены любят возводить библиотеки, давать деньги университетам, чтобы оставить о себе монументальную память. И вам того же захотелось?

- Деньги не вкладываю, но интеллектуальным опытом готов делиться. К тому же хочется поднять колледж на более высокий образовательный уровень. Сейчас проблема для нас — инструменты, бюджетного финансирования на их закупку не хватает. Приходится зарабатывать самим. За 3,5 года увеличили внебюджетные поступления в 3,9 раза за счет предоставления платных образовательных услуг. Кроме того, мы открыли школу маленьких талантов. Родители приводят четырехлетних детей, и они занимаются музыкой, лепкой, рисованием, хореографией. Теперь вот есть в планах, как занять самих родителей, тоже на платной основе. А то они сидят в холле, пока освободятся их дети... В планах также открытие музыкальной школы для взрослых. У меня много знакомых, которые уже заработали деньги, но у них осталась нереализованная детская места — научиться играть музыку. 

- Так вы и на самоокупаемость выйдете.

- Вы знаете, если когда-то, не дай бог, будет принято решение о переводе школ на систему самоокупаемости, это станет днем похорон всей музыкальной культуры России. Колледж не проживет и дня: те отделения на самоокупаемости (внебюджетные), которые есть сегодня, существуют только благодаря тому, что сам колледж находится на гособеспечении. 

Дело в том, что даже элементарная закупка музыкальных инструментов станет неразрешимой проблемой, так как бюджет колледжа не сможет себе этого позволить. Каким бы шикарным ни был меценат, даже Абрамовичу, я думаю, было бы сложновато полностью содержать музыкальную школу. И дело не только в покупке инструментов. А содержание и ремонт зданий и помещений, а коммунальные услуги, а достойная заработная плата для преподавателей и сотрудников? И таких «а» целая вереница! Существование же колледжа на дотационной основе делает ее совершенно доступной для детей самых малоимущих граждан.

Комментарии (0)
Отправляя комментарий, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности.
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ